Устранить конкурентов. Зачем Фирташ судится с ОПЗ

155

Старт подготовки ОПЗ к приватизации не обошелся без сюрприза. Преподнесли его Дмитрий Фирташ и Стокгольмский арбитражный суд.

На основании ходатайства Ostchem Holding Limited Дмитрия Фирташа Стокгольмский Арбитраж приказал ОПЗ до 31 августа 2016 года «воздержаться от отчуждения либо обременения каким-либо образом своих необоротных активов».

Рассмотрение заняло считанные дни – иск был подан 23 марта, и уже через неделю суд вынес решение. В то же время приватизация ОПЗ стартовала 4 апреля.

«Решение было вынесено очень быстро, даже без сбора собственно самого арбитража — временным арбитром. Оно выносится, когда одна из сторон нуждается в срочных промежуточных или обеспечительных мерах, принятие которых не терпит до формирования состава арбитража», – сообщил собеседник из правительства.

Фонд госимущества как ответчик заслушан не был. Поскольку решение предварительное, а не «по сути», такой вариант предусмотрен процедурой.

Сам документ с решением суда попал в Фонд в начале текущей неделе, уже после вердикта.

Редакция разбиралась в причинах подобной спешки и выясняла, что на самом деле скрывается за таким решением, и каковы мотивы Фирташа.

О долгах ОПЗ

В Ostchem Holding Limited заявили, единственная цель обращении в Арбитраж – вернуть долг за поставленный газ. Долг сформировался почти три года назад и составляет 193 млн дол без учета штрафов, пени и других потерь.

Компании Фирташа поставлял ОПЗ газ, купленный у «Газпрома», и долгое время были единственными поставщиками. За газ, поставленный в 2013 году, завод якобы не рассчитался.

Еще недавно, в июле 2015 года, премьер-министр Арсений Яценюк утверждал, что долги искусственные.

«Они захотели обанкротить Одесский припортовый завод. Там Министерство внутренних дел начало уголовное производство. Они умышленно по завышенной цене продавали туда газ, чтобы загнать Одесский НПЗ в банкротство», — говорил тогда премьер.

Впрочем, о возможных манипуляциях с ценами на газ стало известно еще задолго до этого. В ноябре 2014 года Reuters опубликовал расследование о том, насколько тесно был переплетен бизнес Дмитрия Фирташа с Россией.

Здесь впервые раскрываются условия последних сделок между украинским олигархом и российским «Газпромом» за 2012-2013 годы. По данным Reuters, Фирташ платил 249 долл за тыс куб м, тогда как НАК «Нафтогаз» покупал тот же газ в РФ по 412 долл за тыс куб м. ОПЗ оплачивал газ Ostchem Holding Limited по цене 430 долл за тыс куб м.

Как бы там не было, но долг в итоге так и не был опротестован. Ничего в этом направления, несмотря на заявления премьера, так и не было сделано.

Чего хочет Фирташ?

«Учитывая значительный объем требований, готовящуюся приватизацию предприятия и растущие риски невозврата долга» компания решила обратиться для «защиты своих прав в отношении долгов».

Как говорится в сообщении компании, Ostchem обеспокоена увеличением кредиторской задолженности ОПЗ за счет привлечения кредитов от государственных банков. И тут возникает неувязка.

Во-первых, «увеличения кредиторской задолженности» нет.

В 2014 году ОПЗ взял кредит у Ощадбанка на 5 млрд грн. В прошлом году завод его погасил.

В феврале этого года Игорь Билоус заявил в интервью, что ФГИУ с руководством ОПЗ кредитную линию в Укргазбанка на 600 млн грн, чтобы пережить зимний период низких цен. Это овердрафт до 15 ноября этого года, с обслуживанием которого на данный момент проблем нет.

Во-вторых, ОПЗ должен Group DF вышеупомянутые 193 млн дол и этого никто не оспаривает. То есть, подтверждать этот долг в судебном порядке не нужно.

Возникает логичный вопрос: зачем в принципе Group DF потребовалось решение Стокгольмского Арбитража и «в чем растущие риски невозврата долга».

Частично ответ скрывается в самом тексте документа. Из него можно предположить, что Group DF узнала о планах Кабмина реструктуризировать ОПЗ и эти планы ей очень не понравились, потому что снижают шансы вернуть долг.

According to Ostchem, OPZ and/or its owner, the State Property fund, intend to restructure the Respondent prior to privatization in order to increase the potencial sales price of the State`s controling stake in the company, for example by separating OPZ`s hard assets from its debt to Ostchem. The Claimant contends that such a step, regardless of how precisely it is implemented, would render the debt of Ostchem impossible to enforce, even with the support of an eventual arbitration award in the Claimant`s favor.

По данным Ostchem, ОПЗ и/или его собственник, ФГИУ, планирует провести рестурктуризацию Ответчика до приватизации для того, чтобы повысить стоимость контрольного пакета акций, которые контролируется госудасрством, например, отделив твердые активы ОПЗ (недвижимость, оборудование, транспорт — ред.) от его долга перед Ostchem. Истец утверждает, что такой шаг независимо от того, как именно он будет реализован, cделает невозможным возврат долга, даже при поддержке возможного арбитражного решения в пользу Истца.

На сегодня есть три возможных варианта: погасить задолженность, реструктуризировать ее или продать завод вместе с долгом.

Первый – самый маловероятный. «Денег нет. Рефинансировать ОПЗ через Укрэксим или Ощадбанк Валерия Гонтарева (глава НБУ – ред.) принципиально отказалась», – объяснил собеседник издания в правительстве. Если не получится реструктуризировать до аукциона, это не смертельно. ОПЗ будет выставлен на продажу вместе с долгом.

Долги продаже не помеха. Но…

Как уверяет Игорь Билоус, решение Стокгольмского арбитража не имеет никакого отношения к приватизации.

«Приватизация – это продажа акций, которая всегда предполагает переход всех обязательств предприятия новому владельцу», – объяснил он. В постановлении говорится о приказе воздержаться от отчуждения недвижимого имущества ОПЗ, которое, по словам Билоуса, на самом деле никто отчуждать не собирался.

Об этом говорится и в самом решении суда.

The Claimant has explained at length that its request for interim relief is precisely tailored to minimize the burden on the Respondent. In particular, it has asked only to freeze of immovable assets, leaving OPZ free to conduct its business using bank acconts, receivables, inventories and other movable assets without restraint. The Claimant also contends that the measures requested would have no impact on the privatization process.

Истец пояснил, наконец, что его просьба о временном удовлетворении требований нацелена на то, чтобы минимизировать негативное влияние на ответчика. В частности, запрашивается замораживание только недвижимого имущества. За ОПЗ остается полное право вести свой бизнес с использованием банковских счетов, дебиторской задолженности, запасов и других видов движимого имущества без ограничений. Истец также утверждает, что запрашиваемые меры, не окажут никакого влияния на процесс приватизации.

Фонд планирует продать ОПЗ в первом полугодии этого года. Предварительаня дата аукциона – 30 июня. Стартовая цена 94,5% акций – 500 млн долл.

Среди потенциальных покупателей – норвежская Yara, американские Koch Fertilizers, CF Industries, Trammo, IBE Trade Group, польские Kulczyk и Synthos, голландская OCI, марокканская OCP, а также компании из Индонезии, Канады.

Джентльменское обязательство

Опрошенные эксперты по разному отнеслись к новости о разбирательстве.

«Арбитражное разбирательство является исключительно конфиденциальным процессом. Сам факт того, что на сайте Group DF появилась подобного рода новость является грубым нарушением конфиденциальности», – говорит советник «Спенсер и Кауфманн» Николай Лихачев.

По словам партнера ЮФ «U&G partners» Евгения Огаркова для исполнения определения Стокгольмского арбитража необходим приказ суда общей юрисдикции. «Невыполнение решения международного суда будет считаться элементом невыполнения международных обязательств и отрицательно скажется на привлекательности нашего государства для инвесторов и будет являться доказательством ненадежности Украины как делового партнера», — говорит он.

Дополнительный нюанс в том, что Стокгольмский Арбитраж вынес так называемое промежуточное решение (Interim Award). «Его нельзя путать с вынесением решения по сути спора. Скорее всего, это обеспечительные меры, призванные обезопасить предмет иска до того момента, когда арбитражный трибунал рассмотрит иск по сути», — объясняет Лихачев.

Просить арбитражный трибунал вынести Interim Award, по его словам, является тратой как времени (рассмотрение дела по сути затягивается), так и денег (арбитражный процесс становится дороже).

По сути у арбитражного трибунала нет полномочий принудить ответчика исполнять Interim Award. А признать данное решение в Украине или где бы то ни было еще невозможно, так как это не окончательное решение по сути спора, а лишь промежуточный приказ.

«Его исполнение и признание не регламентируется Нью-Йоркской Конвенцией о признании и исполнении международных арбитражных решений. По крайней мере, в украинских судах такой практики нет. Так что данное обязательство ПАО «Одесский припортовый завод» можно назвать скорее джентельменским», – говорит эксперт.

В случае если ОПЗ не будет исполнять такое решение, прогнозирует Лихачев, то арбитражный трибунал, в качестве санкции, может лишь увеличить долю арбитражных расходов ОПЗ в арбитражном процессе, ничего более.

После того, как украинский суд исполнит решение арбитража может быть два варианта развития событий.

«Должник может обжаловать такое решение суда или нет», – отмечает ассоциированный партнер «Скляренко, Сидоренко и партнеры» Юлия Стусенко.

В первом случае, отмечает она, момент предъявления к исполнению решения Стокгольмского арбитража может быть затянут по времени, вплоть до окончания процедуры приватизации. Во втором, все пойдет в законном порядке. В этом случае помех для приватизации, по словам эксперта, также не будет по уже упомянутой причине – приватизация ОПЗ предусматривает отчуждение из госсобственности самого предприятия как юридического лица путем продажи его акций, а не отчуждения каких-либо активов, в том числе и необоротных.

Собеседник в ФГИУ уточнил, что подать решение Стокгольмоского арбитража на исполнение в украинский суд должна Group DF. По состоянию на 5 апреля она этого не сделала.

«Пока это решение – больше похоже на напоминание о себе перед продажей. О том, что они есть, им должны и об этом не надо забывать. И престижную перестраховку на случай появления каких-либо форс-мажоров», – в полушутливом тоне уточнил источник в правительстве.

Устранение конкурентов как мотив

Решение Стокгольмского арбитража не пройдет без последствий. Оно не может заблокировать юридически приватизацию, но очень даже может создать дополнительный информационный шум и повлиять на настроения инвесторов.

Собеседники в правительстве допускают, что именно это и было основной целью иска.

Признание решения Стокгольмского арбитража, говорит управляющий партнер юридической фирмы «Антика» Алексей Кот, практически со 100% вероятностью притормзит процесс приватизации. Наличие такого решения свидетельствует о достаточно высоком уровне рисков для потенциального инвестора.

«В таких условиях сложно предполагать, что кто-то из серьезных инвесторов согласится принять участие в конкурсе по приватизации завода. Безусловно, нельзя исключать того, что отдельные украинские политики или приближенные к ним бизнесмены могут воспользоваться ситуацией для приобретения ОПЗ по цене гораздо ниже рыночной, после чего исполнение решения Стокгольмского арбитража будет заблокировано в Украине», – отмечает эксперт.

Тем не менее, такой сценарий все же представляется маловероятным.

«С одной стороны, предприятие – это одна из последних успешно работающих государственных компаний, а потому следует ожидать политических решений в отношении иска Ostchem Holding Limited, которые просто заблокируют взыскание, несмотря на любые решения иностранных судов и арбитражей», – говорит Кот.

С другой стороны, говоря о возврате долга, не следует забывать о том, что уже длительное время ОПЗ являлся убыточным.

«Лишь в 2015 году завод показал положительный финансовый результат. При этом нельзя исключать, что прибыль была создана на ОПЗ искусственно, в рамках подготовки завода к приватизации, и наличие почти 200-миллионной потенциальной задолженности по иску структур Фирташа создает серьезные опасения в финансовой стабильности компании», – отмечает юрист.

В Фонде госимущества пока настроены оптимистично. «Пять иностранных компаний уже заявили о своем намерении учавствовать в конкурсе», – сообщил собеседник в ФГИ. Пока, по его словам, никто не изменил своего решения из-за решения арбитража и нет предпосылок, что изменит.

Автор материала: Галина Калачева