Узники школы остались без завтраков

276

Украинское правительство отменило бесплатные обеды для школьников младших классов. Кормить малышню, которую принудительно загоняют на школьную скамью с шести лет, оказалось непосильным для государственной казны.

Но если бесплатная государственная школа — это такая дорогая вещь, может, следует в корне пересмотреть концепцию обязательного среднего образования? Может, там не только на обедах можно сэкономить?

Не то чтобы я была защитником социальных стандартов или каких других страшных вещей — отнюдь. Не то чтобы я надеялась, что государство поможет мне вырастить моих детей — я уже довольно большая девочка, чтобы быть настолько наивной. Просто в распределении бюджета я привыкла видеть карту государственных приоритетов. И решение об отмене бесплатного обеда для младшего школьника я вижу именно это: здоровье детей не входит в число приоритетов нашего правительства.

Мне, конечно, обязательно укажут на то, что «нигде в Европе…» — в одних странах вообще не кормят в школах, в других кормят, но не бесплатно. Но это не совсем честный удар. По нескольким причинам. Первая из которых — социальные стандарты, по которым мы значительно дальше от Европы, чем от Индии, например. Которая не так давно ввела обязательное бесплатное питание в школах, чтобы поддержать здоровье детей, многие из которых не имеют возможности полноценно питаться дома. Индия — страна небогатая, во многих ее школах дети учатся, сидя на полу, из-за того, что не за что приобрести столы и скамьи, но приоритеты там расставлены, в общем, правильно: лучше пускай сидят на полу, но будут накормлены. Надеюсь, я никого не шокирую, если скажу, что недоедание среди детей — не такое уж редкое у нас явление, и эта проблема ближайшее время будет нарастать пропорционально обеднению населения?

Еще одна причина, по которой «мы не Европа» — это отсутствие возможности выбирать. Начиная с малого: покупая обед для школьника, вы только платите, но никак не можете проверить (не говорю — повлиять), что попадет вашему ребенку в тарелку. С точки зрения коммерции — это крайне нечестно. Но таково положение вещей, сложившееся еще во времена оно: школьная столовая получает продукты и/или готовые блюда от тех поставщиков, которых выбрали чиновники управления образования. Т.е. своими налогами, а теперь и просто чистоганом мы всегда обслуживали чью-то возможность делать свой маленький гешефт. Если уж правительству сильно хотелось просто сохранить бюджет, оно поступило бы куда честнее, если бы вовсе закрыло школьные столовки. И дало возможность каждой школе с привлечением родительских комитетов решать проблему питания учеников по собственному усмотрению.

Но это маловероятно. И все снова упирается в проблему выбора: наша школа не предполагает свободы. Ни в каком ракурсе. Ни в каком аспекте. Начиная с того, что наша система среднего образования сама по себе безальтернативная и обязательная. У нас нет возможности ни на что повлиять просто потому, что в данном случае мы лишены возможности «проголосовать ногами». Государственная монополия в сфере школьного образования — прекрасный способ обдирать клиента.

Обязательное посещение школы для ребенка означает, что вы обязательно будете платить. Не за одно, так за другое.

Речь даже не о школьных поборах, ремонтах классных комнат, меблировке, покупке интерактивных досок и замене лампочек, я ни слова не скажу (пока) о качестве бесплатного школьного образования, об учебниках, которыми государство все еще, к середине учебного года, так и не обеспечило на 100% школьников. Все бесплатное обычно обходится очень недешево — мы к этому давно привыкли. В данном случае надувательство состоит в другом: даже если исключить все «необязательные» выплаты в школе, моей, например, семье обязательное посещение школы будет стоить около полутора тысяч в месяц — только за дорогу и школьные обеды. Не считая налогов.

Государство по-иезуитски ставит меня в безвыходное положение. Сначала оно сделало обязательным посещение школы для детей с шести лет. Потом раздуло программу так, что у младшеклассников стало по пять-шесть уроков в день, т.е. ребенок шести лет проводит в школе минимум пять часов. За это время ему нужно хотя бы один раз поесть. А это не входит в перечень услуг, предоставляемых школой. Школа, впрочем, вообще не «предоставляет услуги» — подобная постановка вопроса страшно оскорбляет учителей, а значит ни за что не будет принята на уровне нормативных документов. И, конечно, я буду за это платить — куда я денусь? Лечить гастрит и обеспечивать диеты обойдется куда дороже. Причем у меня, за мои же деньги, не будет ни малейшей возможности проследить за тем, чем и как его будут кормить.

Обязательное посещение школы для ребенка означает, что вы обязательно будете платить. Не за одно, так за другое. Я понимаю, что времена нынче тяжелые, что школа — почти непосильная ноша для бюджета. Но, казалось бы, сложности располагают к креативности: можно придумать разные выходы из этого положения. Например, можно сократить программы для младших школьников, сократить время их пребывания в школе и тем самым снять проблему школьных обедов и заодно сократить расходы бюджета на услуги учителей. Или пойти еще дальше и провести повальное разгосударствление школы. Раз для государства школа — непосильная ноша, можно оставить небольшое количество государственных школ для социально незащищенных, а все прочее отдать на аутсорсинг. Школы могут быть частные, церковные, общественные-неформальные, наконец, можно облегчить процедуры перехода на хоумскулинг и экстернат. Пускай каждый выбирает для себя и своего дитяти подходящую форму получения обязательного среднего образования. С бесплатными обедами или без оных.

Понимаете, почему это все ересь? Нет, вовсе не из-за любимой песни нашего Минобраза о «равных возможностях для детей» — потому что для государства, не способного обеспечить элементарные потребности ребенка в школе, говорить о «равных возможностях» — верх лицемерия. А потому, что наша школа — это хорошо отлаженная система государственного рабства. В первую очередь, рабства не учеников даже и не их родителей — которых эта система давно научилась виртуозно стричь. Рабства учителей. Чье положение безнравственно уже тем, что оно их, в общем, устраивает. Их устраивает то, что власть рассматривает их не в качестве, собственно, наставников для подрастающего поколения, а в качестве персонала, обслуживающего ее, власти, электоральные потребности.

Есть в этом горькая ирония: учителя так боятся формулировки «предоставление образовательных услуг», так противятся идее оказаться в рядах «обслуживающего персонала», но в то же время с легкостью соглашаются на куда более циничное использование себя. Учителя — костяк тех «бюджетников», которые всегда проголосуют, «как надо». Но даже более того: именно в школах чаще всего располагаются избирательные участки, и именно учителя наиболее массово представлены в избирательных комиссиях. То, что они оказываются «электоральным мясом» и персоналом, обслуживающим чьи-то махинации их почему-то смущает куда меньше, чем то, что они могут «предоставлять образовательные услуги».

Система нашей школы отлично подогнана под потребности власти. Начиная с коррупционных схем, заканчивая избирательным процессом. Поэтому школа будет оставаться такой, какой она есть — удобной для «непрофильной» эксплуатации огромной армии бюджетников и совершенно безальтернативной. Потому что альтернативные школы, как и просто любые глубокие реформы школы — это удар по интересам учителей. Чью лояльность власть покупает совсем недорого и за наш с вами счет. Поэтому мы обречены на отсутствие выбора в том, что касается школы, и обречены оплачивать все, что скажут. Причем обеды — это еще полбеды.

Автор материала: Екатерина Щеткина