В каком скандале замешан «Платинум банк»?

1848

Спросите любого бизнесмена, каким делом выгоднее и прибыльнее всего заниматься, и он ответит – банковским. Действительно, один из самых прибыльных видов бизнеса в мире, имеющий миллиардные финансовые обороты, всегда приносит значительную прибыль своему хозяину. Но не в Украине.

В нашей стране, в виду экономического, политического и военного кризиса, заниматься банковским делом стало не просто невыгодно, но и убыточно. По данным Национального банка Украины, только за январь 2016 года убыток банков составил боле 1 млрд грн. Банкам становится всё сложнее выживать в таких условиях, но некоторым всё же удаётся.

Экономический эксперт Андрей Блинов раскрыл некоторые особенности работы банков в тяжёлых условиях.

Банки выживают каким образом? На самом деле банки, как и значительная часть экономики, хотя это мало кто признаёт, находятся в режиме так называемого «сжатия бизнеса». Фактически, речь идёт о сокращении активов у некоторых банков в реальном измерении, то есть с учётом инфляции, и даже номинальном сжатии активов.

В какой-то мере бизнес в такой ситуации сворачивается: из очень крупного становясь просто крупным, из крупного – выше среднего и так далее. Точно так же это отражается и на банках. Конечно же, с нюансами финансового сектора.

Связано это с тем, что сжатие там, как правило, выражается в списании кредитов, которые не могут быть возвращены заёмщиками. Конечно же, речь идёт в первую очередь не о физлицах, а о компаниях – юрлицах. С другой стороны, банковский бизнес в основе своей является убыточным по двум причинам.

Существует очень много старых кредитов, которые плохо обслуживаются или вообще маловероятны к возвращению. Их списывают и под них формируют так называемые резервы по валютным операциям, но это, естественно, идёт в убыток банку. Плюс, у некоторых банков есть убытки и по операционной деятельности, это связано с тем, что для того, чтобы удержаться на плаву, им надо привлекать достаточно дорогие депозиты. При этом количество надёжных платёжеспособных заёмщиков является крайне ограниченным. И поэтому выдавать очень дорогие кредиты на уровне даже высшей инфляции невозможно.

Поэтому можно сказать, что банковская система выживает сжатием плюс привлечением в свои ряды дополнительного акционерного капитала. От тех акционеров, которые как правило являются собственниками банков, которые находят возможность продажи другого бизнеса или заведения средств из-за рубежа и так далее.

Докапитализация банков – это вопрос привлечения денег. Не секрет, что из 20 крупнейших банков после проведения последнего стресс-теста от НБУ только 4 выполняют условие по достаточности капитала. А остальным нужна накачка деньгами акционеров.

Почему закрываются банки?

С 1 апреля этого года к банкам с непрозрачной структурой (отсутствие данных о владельцах акций) будут применены санкции. В Нацбанке с такими структурами решили не церемониться, так что наказание может быть довольно суровым. В целом, некоторые банки должны быть благодарны подобной отсрочке, так как изначально прозрачность требовали с первого января этого года. Тем не менее, к большинству кредитных учреждений НБУ сейчас не имеет претензий по данным владельцев.

Сейчас «на карандаше» у регулятора четыре банка, в которых приводят документацию по собственникам в надлежащее состояние. Это Агрокомбанк, ТАСкомбанк, «ПИН банк» и банк «Альянс». По данным НБУ, документы на проверку собственности рассматриваются ещё в 16 банках, а в пяти ведется дополнительная работа с поданной банками информацией: «Юнисон банке» Вадима Новинского, банке «Земельный капитал», Смартбанке, Классикбанке и «Инвестиционно-трастовом банке».

По признанию банковских юристов, требования регулятора довольно объёмны и выполнить их непросто. В первой половине 2015 года из 49 заявок на согласование приобретения существенного участия НБУ удовлетворил всего 12. В третьей четверти получили разрешение 5 из 13 покупателей. В четвертом квартале на 19 заявлений припадает лишь один отказ. Такая процедура сложная, но экономически правильная, считает Андрей Блинов. Даже если существует угроза мошенничества: банки могут набрать вкладов и «лопнуть» как мыльные пузыри.

Андрей Блинов отмечает, что в какой-то мере банки закрываются по таким причинам, но закрывает их обычно НБУ.

«Вот по этой причине, не угрозой, а именно по этой причине, был закрыт пока только один банк – ТК «Кредит». У него не было минимального количества физических вкладчиков. Большей является проблема с крупными структурами, которые падают и по другим причинам. То, что национальный банк требует конечных собственников – они правы. С той точки зрения, что у государства и у нас, как у налогоплательщиков, возникает вопрос: а с кого потом взыскивать убытки? Не важно, каким образом: по финансированию, по фонду гарантийных вкладов, который потом, по сути, за счёт наших налогов и эмиссии выплачивает компенсации», — говорит Блинов.

По словам эксперта, проблема заключается в том, что все эти компенсации потом выплачиваются из нашего кармана: то ли из налогового кармана, то ли ценой эмиссии, которая фактически размывает цену и делает нас беднее. То есть всё равно мы за это платим.

«Потому я считаю, что то, что Нацбанк пытается знать конечного собственника банка – это хорошо. По тем 60-ти банкам, где стоит банкротство, нет ни одного привлечения собственника банка-банкрота к многомиллиардной компенсации государству или налогоплательщикам по убыткам, которые нанесла деятельность этого акционера, либо нанятого им менеджмента. Тут у Национального банка не паханое поле – очень большая и сложная политическая ответственность. Например, те огромные объемы рефинансирования банкам, которые выдавало прошлое правление в лице председателя господина Кубива – это потенциально огромные уголовные дела. И будет требоваться тотальная смена власти, чтобы дать этим делам ход», — объясняет экономист.

«Платинум банк». Вернулись и облажались

Интересная ситуация у «Платинум банка», который осенью прошлого года вернулся на рынок потребительского кредитования и снова стал активно кредитовать. По данным на 1 октября 2015 года, банк находился на 24 месте в Украине по размеру активов (более 6 млрд грн). Конечными владельцами PT Platinum Public являются Григорий Гуртовой и Дмитрий Зинков, а также американцы Дэвид Холперт и Борис Голдстайн, англичанин Пол Гилхем и серб Маджид Душан Пажич. Всего у банка 11 акционеров. Каждому из них опосредованно через оффшоры принадлежит от 7,91% до 9,9% акций банка.

Но дело в том, что в середине февраля Григорий Гуртовой, которому принадлежит большая часть акций, был задержан правоохранительными органами в Израиле. Гуртового подозревают в получении прибыли незаконным путем с отягчающими обстоятельствами, в обмане общественного доверия в корпорации, а также внесении ложной информации в корпоративные документы и отмывании незаконного капитала.

Предприниматель входит в состав акционеров израильского пищевого концерна «Willi Food». По данным правоохранительных органов Израиля, он пытался снять со счетов дочерней компании концерна 3 млн долларов, чтобы вложить их в облигации некой европейской компании. Местные налоговики подозревают, что эта сумма должна была послужить залогом под некую «ссуду, предоставленную для личных целей Григория Гуртового – или другого лица».

Проблема в том, что у компании есть и другие акционеры, которым украинский банкир не сообщил, что собирается взять общие деньги. Его отпустили под залог, но с запретом покидать страну в течение полугода.

В связи с арестом Гуртового, Нацбанк решил отложить согласование документов на покупку последним акций «Платинум банка» и назначить дополнительную проверку права собственности. Ходили слухи и о задержании СБУ второго акционера «Платинум банка» — Дмитрия Зинкова, но сам предприниматель эту информацию опроверг.

К слову, назначение Зинкова главой банка является более чем спорным. По факту, он как экс-глава ликвидируемого банка «Надра» по новым правилам не сможет возглавлять ни один украинский банк в ближайшие три года.

Согласно ст. 42 закона «О банках и банковской деятельности», руководители банков должны иметь безупречную деловую репутацию. С 6 июня вступило в силу постановление № 357, которым НБУ расширил критерии ее небезупречности. Репутация теперь считается испорченной, если топ-менеджер не менее шести месяцев занимал должности в органах управления банка в период года до момента, когда банк был признан неплатежеспособным.

Но именно задержание Гуртового существенно замедлило процесс оформления «Платинум банка», однако Зинков утверждает, что все необходимые документы НБУ получит, и к дополнительным проверкам банк готов. Добавляет проблем учреждению и конфликт с одним из крупнейших операторов мобильной сети – МТС.

Согласно обстоятельствам дела, в октябре 2014 года между банком компанией МТС был составлен генеральный договор депозитной линии на общую сумму 250 миллионов гривень. В рамках этого договора был заключен ряд договоров срочного банковского вклада (депозита) на сумму 100 миллионов гривень со ставкой в размере 21,5% годовых (от 10 октября 2014), 70 миллионов гривень со ставкой 22% (от 1 декабря 2014) и 80 миллионов гривень по ставке 23% (от 11 декабря 2014). 6 октября 2015-го представители МТС обратились в «Платинум Банк» с письменным заявлением о возврате денежных вкладов, однако представители банка так и не погасили задолженность по депозитным договорам, из-за чего те обратились в суд. Суд обязал иск удовлетворить. Остальные подробности разглашать прессе банк не желает и утверждает, что всё и так решится в судах.

Тем не менее, руководство «Платинум банка» чувствует себя довольно комфортно. В интервью Зинков рассказал, что по состоянию на март месяц портфель банка составляет 6,4 млрд грн. Кроме того, банк, как и многие другие, вынужден был снизить ставку на депозиты в валюте, чтобы остаться «в игре». Андрей Блинов объясняет, почему банки вынуждены отказываться от валютных депозитов, либо повышать и выравнивать ставки.

«Есть огромное количество банков. Это в первую очередь банки с западным капиталом. Если взять, например, Credit Agricole или Райффайзен банк и некоторые другие, вы увидите крайне низкие, где-то на уровне западной Европы, ставки по валютным депозитам. Не 8-10%, как это идёт в наших банках, а близких к 0 или 1-4%. Это связано с тем, что таким банкам намного дешевле обходится поддержка в виде капитала от их акционеров. И накачивать им валюту баланса, то есть пассивы за счёт достаточно дорогих денег, в том числе населения. Тем более в валюте, которая, собственно, растёт в цене из-за девальвации гривни. Те банки, у которых нет таких возможностей (а таких банков большинство), вынуждены привлекать деньги, в том числе у физических лиц, под высокий как для Украины и архивысокий как для среднестатистического европейца процент. Скажем, даже в России ставка по валютным депозитам в 6-7% считается высокой, тогда как у нас она считается низкой в силу общей рисковости системы и понимании того, что упало больше 60 банков», — объясняет эксперт.

Владельцы «Платинум банка» признают,что ему необходима докапитализация для того, чтобы спокойно чувствовать себя на рынке кредитования.

«С середины 2015 по данный момент акционеры направили в капитал банка более 600 млн грн. В 2016 планируем капитализировать банк еще на 300 млн грн. Если по результатам стресс-тестирования понадобятся еще дополнительные вливания — мы к этому готовы», — отметил Зинков в интервью Delo.UA. В результате к концу года уставной капитал банка должен достигнуть 1,16 млрд грн.

Судьба мелких банков

Недавно в СМИ было озвучено предложение Валерии Гонтаревой максимально ликвидировать маленькие банки, укрепив им в противовес большие банковские системы. Экономист Андрей Блинов уточняет, что же имела ввиду глава Нацбанка.

«Лично я от Гонтаревой такую цитату не слышал никогда. Она имеет в виду, что есть требования по капиталу банков. И НБУ полагает, что сейчас, с учётом текущих оценок, такой минимальный капитал должен достичь суммы в 500 млн грн, естественно с пересчётом на евро и учётом девальвации. Чтобы уставный капитал был хотя бы 10 млн евро. То есть банк не может быть маленькой финансовой структурой. На мой взгляд, для Национального банка гораздо более важным является не отсечь мелкие финансовые структуры от работы на рынке», — заключил эксперт.

Он объясняет, что таким банкам можно всегда выдавать ограниченную лицензию, не давать весь спектр операций. Это для того, чтобы соблюдались базовые нормативы банковской деятельности, в частности, адекватности капитала. Дело даже не в объеме капитала, а в том, чтобы он в соотношении был не более чем в 10 раз меньше активов или баланса, который есть у банка. Потому что когда нарушаются балансовые соотношения, существенно увеличиваются проблемы любой финансово структуры, так как размер кредитного плеча становится высок и длительное удержание его на таком уровне приводит к плачевным последствиям.

Банки выживают, как могут. Некоторые честным путём, некоторые путём вывода денег через оффшоры. Однако банковская система в Украине живёт, не смотря на кризис. И пускай в прошлом году закрылось около ста банков, такое же количество продолжает хранить вклады обычных украинцев.

Автор материала: Андрей Гевко