В Минэкономразвития испугались депутатских запросов

398

Не так давно на сайте VoxUkraine была опубликована так называемая «карта депутатских запросов» под названием «Чего хотят народные избранники от Министерства экономики».

Статья эта была распиарена заместителем Министра экономического развития и торговли Максимом Нефедовым. Еще бы! Ведь речь в ней идет о том, что Геннадий Чекита, народный депутат из фракции БПП, «дважды советовал министру Айварасу Абромавичусу заместителей». «Сначала он просил рассмотреть на эту должность кандидатуру В.Мулявка, затем И.Федорова», — сказано в статье. Несмотря на заявленную «незаангажированность» и претензию на информационную аналитику, публикация явно была направлена на создание позитивного имиджа руководства министерства, якобы, борющегося с «кадровыми лоббистами». Безусловно, пиар нашим власть имущим необходим, особенно в свете последних событий вокруг правительства. Но здесь, все же, нужно расставить точки над «i».

Во-первых, депутатские запросы – неотъемлемая часть работы народного депутата, регламентированное статьей 15 Закона «О статусе народного депутата Украины». Более того, обращение с запросом к Президенту Украины, в органы Верховной Рады, Кабинет Министров, к руководителям других органов государственной власти и органов местного самоуправления, к руководителям предприятий, учреждений и организаций, расположенных на территории Украины, независимо от их подчинения и форм собственности – обязанность депутата перед избирателями. Ведь именно таким образом он может защищать интересы людей и государства.

Однако, несмотря на определенную Законом обязанность органов государственной власти предоставлять полную и достоверную информацию на депутатские обращения и запросы, в практике Минэкономразвития (МРЭТ) – формальные ответы-отписки, в которых нет конкретики. А, часто, и логики.

Есть в этом Министерстве и ряд «закрытых» тем. Чиновники этого ведомства стараются избегать ответов на запросы о прозрачности отбора руководителей предприятий, входящих в сферу его деятельности. Например, здесь нарочито отказываются говорить по поводу ГП «ГосавтотрансНИИпроект» — монополиста в сфере продажи разного рода разрешений на международные перевозки, технической регламентации ввезенного для продажи в Украину транспорта и тахографов (контрольных устройств, устанавливаемых на борту автотранспортных средств и предназначенных для регистрации скорости, режима труда, отдыха водителей и членов экипажа). Не отвечают в Минэкономразвития и на обращения о предоставлении информации по экспорту металлолома. Эта тема, видимо, крайне болезненна для ведомства. Тем более, учитывая решение Окружного админсуда Киева от 15 марта, приостановившее приказ МЭРТ №337 от 1 марта этого года об утверждении расчетного баланса формирования и потребления металлолома черных металлов на внутреннем рынке на 2016 год. В предоставлении запрашиваемой информации по этому поводу в Минэкономразвития попросту отказывают, ссылаясь, что эти данные служебные и не подлежат разглашению. Хотя по уже упоминаемому нами Закону «О статусе народного депутата Украины» им предоставлено право на ознакомление с любой конфиденциальной и секретной информацией по вопросам депутатской деятельности.

Конечно, парламентариев, реально разбирающихся в узкопрофессиональных экономических вопросах, немного. Это и играет на руку тем, кто желает скрыть теневые схемы, опутывающие министерские кабинеты. Безусловно, МЭРТ неудобно говорить конкретно. Куда проще дать информацию так, чтобы ее сжевали СМИ и население.

Отвечать на запросы Геннадия Чекиты — председателя подкомитета по ценам и тарифам, ценообразованию, регуляторной политике, кооперации, защите прав потребителей парламентского Комитета по экономической политике, неудобно для вдвойне.

К тому же, Министр экономразвития и торговли считает, что депутаты не могут посещать комиссии, где ведомство решает кадровые вопросы. Особенно депутаты понимающие, как и для чего такие комиссии заседают. Да и законы, как всегда бывает в таком случае, забываются. Напомним, что в соответствии с Порядком проведения конкурсных отборов, утвержденного постановлением Кабмина еще в 2008 году, они должны проходить открыто и обеспечивать принятие Комиссией непредвзятых, честных, независимых решений по определению его победителя.

Как известно, в Минэкономразвития была создана постоянно действующая Комиссия по проведению конкурсного отбора руководителей субъектов хозяйствования государственного сектора экономики. Именно она определяет претендентов на должности руководителей предприятий, относящихся к сфере управления Министерства. Отбор проходит на важнейшие для украинской экономики должности, однако в главном экономическом ведомстве страны не считают нужным придавать этот процесс огласке. Все жалобы на организацию отбора МЕРТ были проигнорированы (в вышеуказанной статье VoxUkraine почему-то об этом речь не идет).

Например, умалчивается о том, как Максим Нефедов и заместитель директора департамента технического регулирования и метрологии Минэкономразвития Александр Гиленко проводили заседание указанной Комиссии без кворума. Еще и при том, что сами господа Нефедов и Гиленко не были ее членами. О кадровых решениях Комиссии обычно становится известно уже постфактум. В Комиссии нет секретаря и протоколов заседаний. Их даже никто не ведет за ненадобностью. И все эти факты МЭРТ тщательно замалчивает.

Зачем же декларировать прозрачность, открытость и незаангажированность, если по факту ими в МЭРТ, скажем прямо, «и не пахнет»? Неужели в министерстве всех нас считают настолько наивными, что даже не удосуживаются разбавить откровенную пиар-кампанию хоть частью правды о реальной ситуации и в самом ведомстве, и в экономике страны?

Стоит напомнить приглашенному на работу в Украину министру-иностранцу и его подчиненным статью 351 украинского Уголовного кодекса «Воспрепятствование деятельности народного депутата Украины и депутата местного совета» (невыполнение должностным лицом законных требований народного депутата Украины, депутата местного совета, создание искусственных препятствий в их работе, предоставление им заведомо ложной информации). Или эти «реформаторы» недосягаемы для украинского законодательства?