В отчете правительства о мерах по реанимации производства вообще ничего нет

166

Украина достигла макроэкономической стабильности, экономика прекратила падение, производственная деятельность возобновилась, потребительский спрос растет, бизнес-климат улучшился.

Это краткое изложение отчета украинского правительства за прошедший 2015 г. Год, в котором ВВП сократился на 10,4%, национальная валюта девальвировала на 50%, инфляция перевалила за 43%, оборот розничной торговли сократился на 20%, а реальные доходы населения снизились на четверть. Правительство живет в какой-то альтернативной реальности и управляет какой-то другой экономикой.

Отчет о проделанной за год работе — это 160-страничный список из немногочисленных уже принятых законов и многочисленных еще не принятых законопроектов. Причем рассказывают не о результатах, а о ходе выполнения и подготовке. Многое передергивают, часто манипулируют, иногда даже врут. Конвертировать бумагу и время в зарплаты на Грушевского умеют, но можно ли это считать реальным результатом работы?

Инвестиции

Госстат: по результатам 2015-го капитальные инвестиции сократились на 6%, а прямые иностранные — на 4% (за 2014 г. просели на 20%). Основным внешним инвестором Украины все еще остается Кипр — 30% от общего объема.

Однако правительство убеждено, что проводит успешную политику по повышению инвестиционной привлекательности, уверяя, что сделало все ради защиты конкуренции в предпринимательской деятельности, создания привлекательного бизнес-климата и защиты акционеров. В правительственной презентации, например, утверждается, что мы поднялись в рейтинге Doing Business на 29 пунктов (относительно 2014 г.). Откуда взялась эта цифра? По новой методологии, принятой Всемирным банком в прошлом году, мы повысили свою позицию в рейтинге лишь на четыре пункта, по старой методологии — на 13. Наши показатели по четырем из десяти сравнительных категорий все еще удручают, как и динамика улучшений.

Еще Кабмин радуется тому, что в рейтинге Всемирного экономического форума, определяющего Индекс мировой конкурентоспособности, мы заняли 79-е место из 140, повысив показатели индикаторов «эффективность правительства» и «прозрачность государственной политики». При этом по индексам «надежность нашей банковской системы» Украина заняла 140-е место из 140, «эффективность госсектора» — 130-е место, «налоговая нагрузка на бизнес» — 118-е место. Да и в рейтинге экономической свободы мы на 162-м месте из 178, между Соломоновыми Островами и Конго.

«Место в рейтингах — это не оценка эффективности проводимых реформ и не свидетельство улучшения бизнес-среды в стране. Само по себе место в любом международном рейтинге, даже в таком почтенном, как Doing Business, не может считаться стратегической целью экономической политики правительства, — убежден адвокат ЮФ «Ильяшев и Партнеры» Александр Выговский. — Но даже если это наша цель, мы не слишком настойчивы в ее достижении. Ряд ключевых законопроектов, принятие которых позволило бы Украине почти гарантированно попасть в топ-50 Doing Business, так и остались непринятыми в прошлом году».

Промышленность

Госстат: объем промышленной продукции за 2015 г. сократился на 13,4%.Убыток предприятий отрасли составил 90 млрд грн. Экспорт черных и цветных металлов сократился на 39,4%, продукции машиностроения — на 44,8, промышленных товаров — на 30,6, химической продукции — на 35,7%. Задолженность по выплатам заработных плат в секторе — 1,3 млрд грн.

В отчете правительства о мерах по реанимации производства вообще ничего нет. Немного сказано о поддержке предпринимательства, немного об улучшении администрирования налогов, много внимания уделено внешним рынкам. Что мы будем на этих рынках продавать, если ничего не производим?

Драйвером экономики должна была стать налоговая реформа, но Минфин ее провалил, разродившись лишь снижением ЕСВ, да и то под давлением общественности. Напомним, это была уже вторая неудачная попытка реанимировать налоговое законодательство при новой власти. В отчете она названа «первым этапом». В достижениях также — система электронного администрирования НДС, на без малого полгода парализовавшая работу многих предпринимателей и до сих пор требующая доработки. Снижение количества налогов с 22 до 11, которое, во-первых, таковым не является по сути, а во-вторых, уже было в достижениях 2014-го. Или мы отчитываемся накопительным итогом за несколько лет?

Контроль за трансфертным ценообразованием, который фактически отсутствует в Украине как явление, согласно отчету правительства улучшился. А еще вдвое снизились плановые проверки ГФС. Пропорционально им увеличились внеплановые проверки, но об этом в отчете уже не пишут. Как и о том, что согласно последнему опросу Transparency International каждый четвертый предприниматель в Украине сталкивался с вымогательством со стороны фискалов.

Также себе в зачет правительство записало уже происходящую судебную реформу и повышение контроля за исполнением судебных решений. Это действительно могло бы облегчить жизнь бизнесу, который годы проводит в судебных тяжбах с контролирующими органами, если бы было правдой. «Ни количество звеньев судебной системы, ни изменение названия и персонального состава органа, который следит за соблюдением судьями дисциплины, не приведут к реформе судебной системы, — комментирует адвокат, управляющий партнер АО SupremaLex Виктор Мороз. — Да и система исполнения судебных решений сегодня все еще не работает. В этой сфере все еще остается много дискуссионных вопросов, преждевременных решений и непоследовательности».

Сельское хозяйство

Госстат: объемы производства продукции сельского хозяйства сократились на 4,8%. Убыток предприятий отрасли составил 393 млн грн. Экспорт продовольственных товаров и сырья сократился на 14,3%. Задолженность по заработной плате в секторе — 11 млн грн. Решать проблемы сел, десятками исчезающих с карты Украины ежегодно, правительство будет посредством Единой комплексной стратегии по развитию сельского хозяйства и сельских территорий на 2015–2020 гг. Несмотря на то, что в 2015-м она уже должна была заработать, пока ее только разработали и планируют под нее привлечь (когда и у кого — неизвестно) 50 млн евро.

«Практика разработки и утверждения долгосрочных стратегий и программ развития той или иной отрасли экономики — «золотой стандарт» украинской бюрократии. Государственную целевую программу развития украинского села на период до 2015 г. сделали, но так и не выполнили. На самом деле не только не достигли показателей, которые были в ней прописаны, но и ухудшили те базовые, от которых отталкивались, — комментирует эксперт Экономического дискуссионного клуба, экономист Олег Пендзин. — Теперь вот разработали Единую комплексную стратегию на 2015–2020 гг. Поскольку в нашей стране отсутствует не только долгосрочное, но и среднесрочное бюджетное планирование, выполнение долгосрочной отраслевой программы практически всегда обречено на провал. А принимая во внимание текущую политическую и экономическую ситуацию в стране, вообще не время множить отраслевые стратегии».

А еще, как оказалось, в Украине осуществляется правительственная поддержка мелкого предпринимательства в селах, в рамках которой были созданы восемь оптовых рынков сельхозпродукции, четыре овощехранилища и одно молокоперерабатывающее предприятие. На это дело, кстати, привлекли 76 млн долл. внешнего финансирования, конечным получателем которых, очевидно, были вовсе не мелкие сельские предприниматели.

Внешняя торговля

Госстат: экспорт товаров и услуг снизался на 30,8%, а импорт — на 32,3%. Объем экспорта в страны ЕС по сравнению с 2014 г. сократился на 30,4%. Основные торговые партнеры Украины в порядке убывания доли в общем объеме — Россия, Турция, Китай, Египет, Польша.

Правительство утверждает, что обеспечивает продвижение нашего экспорта, одновременно защищая внутренний рынок от импортеров. В подтверждение прилагает многочисленные стратегии и порядки и продолжает козырять всеобъемлющей зоной свободной торговли с ЕС. Собственно, наше вхождение в ЗСТ — это достижение скорее прошлого года, нежели нынешнего. Более того, год работы показал, что экономические ожидания от выхода на европейские рынки оказались завышены. А условия, на которых мы вступили в ЗСТ, по оценке многих экспертов, выгодны скорее ЕС, чем Украине. За прошедший год наша экспортная выручка сократилась почти на 32%, и у нас нет дыры в бюджете только благодаря еще большей девальвации гривни. А товарная структура нашего экспорта — хронически дешевеющее на мировых рынках сырье. При этом мы ведем товарные войны с основными торговыми партнерами и не ищем реальных рынков для сбыта нашей продукции. Уповаем на ЕС? За прошлый год лишь одна предоставленная Украине квота была выбрана полностью — продажа мяса птицы, остальные — наполовину, в лучшем случае.

Госсобственность

В собственности государства порядка 3 тыс. предприятий, работают из них около 1900. В 2015 г. планировалась приватизация 350 компаний, однако план выполнен не был, вместо плановых 17 млрд грн в госбюджет от приватизации было перечислено 144 млн.

Провалившаяся «Масштабная приватизация» прошлого года в отчете правительства трансформировалась в «Создание предпосылок для масштабной приватизации». А хронические склоки вокруг кадровых назначений на госпредприятиях, «открытые и прозрачные» конкурсы, которые там длятся по полгода, а потом столько же оспариваются в судах — в «Создание условий для назначения признанных специалистов на руководящие должности в ключевых государственных компаниях». По мнению правительства, управление госсобственностью улучшилось в разы. Что не подтверждают финрезультаты самих госпредприятий. Чистая прибыль за 2015 г. — 780 млн грн, чистый убыток — 16 млрд.

«Реформа должна начаться с инвентаризации имущества, а также стратегий и направлений, — комментирует эксперт Института общественно-экономических исследований Ирина Ратинская. — До сих пор не установлены долгосрочные конкретные цели для каждого государственного предприятия, отсутствуют механизмы контроля их достижения, а также согласования с ежегодными финансовыми планами. Переформирования требует не только механизм отбора руководителей госпредприятий, но и вся система управления, начиная с уровня министерств и их взаимоотношений с руководителями. Кроме введения рыночной зарплаты топ-руководителям, нужно на нормативном уровне ввести персональную ответственность за результаты их деятельности».

Едва ли не единственные реальные достижения прошлого года — это электронная система госзакупок (созданная не правительством, а общественными активистами) и портал е-data, позволяющий отслеживать госфинансы, полноценный запуск которого в данный момент саботирует Госказначейство.

Децентрализация, которой правительство посвятило четверть отчета, еще не состоялась. Сейчас идет только первый из пяти этапов реформы — изменение межбюджетных отношений. Реализован он был еще в 2014-м, а в 2015-м активно спускался на тормозах, и мы вполне можем не увидеть следующие четыре этапа децентрализации, если будем двигаться такими же темпами. А 42-процентное увеличение доходов местных бюджетов — манипуляция отчетностью. И объединение 159 громад из предполагаемых 900 — пока менее одной пятой от намеченного.

И, конечно, увеличение ВВП на 0,7% «в третьем квартале 2015 г. по сравнению со вторым» — это не «умеренный рост экономики», а, если вспомнить, каким было предшествующее падение, либо «неуверенный отскок на эффекте базы сравнения», либо коматозная конвульсия. А ликвидация импортного сбора, который изначально принимался как временная мера на год, — это не поддержка бизнеса. И пять миллионов семей, получающих субсидии, — не повод для гордости.

И, конечно же, наш государственный и гарантированный государством долг не уменьшился. Минфин манипулирует статистикой, а позволяет ему это делать девальвация национальной валюты, произошедшая тоже не без его участия. В 2015-м объем наших долгов в долларовом эквиваленте действительно сократился до 65,5 млрд. В основном благодаря девальвации, которая «съела» почти 9 млрд, а также списанию 3 млрд долл. вследствие реструктуризации. Но вся последующая финансовая поддержка ЕС и МВФ, а также размещение еврооблигаций (в сумме порядка 8 млрд долл.) его только увеличивают. В гривневом эквиваленте долг вырос почти на 43% — с 1,1 трлн до 1,6 трлн грн. И если в нынешнем году нам удастся привлечь порядка 10 млрд долл. внешнего финансирования, то общий госдолг вырастет еще на 15% и составит 90% ВВП Украины.

Впрочем, привлечение кредитов пока под вопросом. Министры покидают свои кресла, публично обвиняя в коррупции приближенных к президенту людей. Политический кризис усугубляется, и последствий не миновать. Украинские евробонды, которые с момента реструктуризации стабильно прибавляли в цене, 3 февраля, после выступления Абромавичуса, просели на 9 п.п. И транш МВФ, о котором «почти договорились», снова завис. Технический отчет по Украине МВФ должен был опубликовать еще 29 января. Его нет до сих пор, как и даты возможной публикации. И это точно не связано с нерасторопностью специалистов фонда. Украина, согласно программе EFF, должна была получить четыре транша в 2015 г. и четыре — в 2016-м, а получила только два. Совет директоров фонда должен был собраться в конце января и решить вопрос о предоставлении третьего транша, но пока хороших новостей нет. Вероятно, потому, что с нашей стороны МВФ получает только плохие новости, формальное выполнение структурных маяков, отчеты-пустышки и вал стратегий с концепциями.

Автор материала: Юлия Самаева