LB.ua перепечатывает интервью бывшего исполняющего обязанности министра обороны Валерия Иващенко датском проекта, посвященный Украине. Напомним, Иващенко был среди заключенных во времена режима Януковича и получил в конце концов 5 лет лишения свободы условно за якобы махинации при реализаций имущества «Феодосийского судомеханического завода». В феврале 2013 года он выехал с женой в Дании, где получил политическое убежище. Сегодня он гость проекта Newsgerrig.com — волонтерского сайта об Украине, единственного выходит на датском языке.

Валерий Иващенко за более чем 30-летнюю карьеру военного успел поработать на космодроме Байконур в Казахстане и Плесецк в России, руководил группой Центра административного управления стратегическими ядерными силами Минобороны, затем работал государственным экспертом по вопросам внешнеполитических аспектов при Совете нацбезопасности и обороны, досконально знает оборонно-промышленный комплекс Украины. Затем он был назначен заместителем министра обороны Анатолия Гриценко, позже — Юрия Еханурова (2007-2009 гг.), А после его отставки сам возглавил министерство обороны, которым руководил почти год.

В августе 2010 года он был арестован по обвинению в злоупотреблении служебным положением при подписании плана санации госпредприятия судомеханический завод Феодосии, а в 2012 году он был приговорен к 5 годам лишения свободы. 2 года Иващенко провел в Киевском СИЗО. Его адвокаты подали жалобу в Европейский суд по правам человека, в его защиту также стали Хельсинкский комитет и Евросоюз. Экс-министр обороны настаивал, что его дело было полностью сфабриковано, и он оказался лишь одним из звеньев в цепочке дел на других министров и на главу правительства Юлию Тимошенко. После апелляции суд изменил наказание на условное.

31 января 2013 Валерий Иващенко получил политическое убежище в Дании. Теперь он выездной в любые страны мира, кроме Украины. Посещение родной страны означает автоматическую потерю статуса политического беженца. Экс-министр живет вместе с его женой на окраине Копенгагена, осваивает разговорный датский, намерен серьезно заняться языком и сотрудничать с неправительственными организациями. Несмотря на то, что обвинения с него были сняты в апреле 2014 года, Валерий в Украину в ближайшее время возвращаться не планирует, по крайней мере при нынешней украинской власти. Однако говорит, что однажды он все-таки вернется в Украину. А пока следит постоянно за ситуацией в стране и анализирует происходящее, обращаясь к истокам проблем, о которых он знает изнутри.

Вы достаточно критически выражаетесь в соцсетях в адрес нынешней власти и ее действий. Живя в Дании, можно оценить ситуацию отстраненно. Что по вашему мнению изменилось?

Произошла смена лиц и фамилий, но по сути ничего не изменилось, особенно в найболючиших вопросах, которые я хорошо на себе пережил — это судебная и прокурорская системы. Замена одних генпрокуроров другими (Олега Махницкий на Виталия Ярему, потом на Виктора Шокина) — убогая попытка игры в перемены. И суды, и прокуратуру нужно было ликвидировать как бы радикально это не звучало. Но оставив ту же прокуроско-судейскую систему, это привело к страшным расходов, потери времени, авторитета и надежды.

Без изменений осталась Служба безопасности. И как бы хорошо я ни относился к Валентину Наливайченко (экс-руководитель СБУ, ред.) — Он сделал худшее, что можно было сделать — он законсервировал ситуацию в СБУ. Если Арсен Аваков (министр внутренних дел, ред.), Как человек со стороны пытался что-то делать, хорошо или плохо — это другой вопрос. Я, как человек военный, глубоко убежден, что лучше сделать что-то неправильно, чем не делать ничего. Принять ошибочное решение лучше, чем не принимать никакого решения вовсе. Его потом можно корректировать — главное, что запущен процесс.

Служба безопасности должна заниматься антитеррором, защитой государственности, контрразведкой и вопросами государственной тайны — режима секретности. Это четыре исчерпывающие задачи, которые должны быть положены на главную спецслужбу страны. А вопрос финансовой, экономической безопасности, коррупции и организованной преступности — это все надуманное. Эти функции должны осуществлять другие правоохранительные органы. Потому что благодаря всем этим «направлениям» во все времена Служба безопасности только занималась кормлением себя и подъемом этого «корма» вверх.

Мы хотим прийти в цивилизованный мир и начинаем изобретать свой украинский велосипед — это порочная идея с самого начала. Если мы видим, что западная цивилизация живет лучше, они производили веками эти правила — надо их перенимать и нам. Надо искать путь короткой адаптации и внедрения у нас этих законов, правил, норм, не больше того.

А те «фамилии», которые попали во власть в Украине, они способны изменить этот статус-кво?

Нет. Вот мы заговорили о службе безопасности. Например, в 2009 году, когда я руководил министерством обороны, первый заместитель руководителя СБУ Василий Грицак (председатель СБУ с июля 2015 года, ред.) Был начальником главного управления по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, то есть руководил самым коррумпированным элементом в СБУ. Я не уверен, что он способен принять решение о лишении СБУ этой функции.

Я уже успокоился немного, прошло время, после того, как я сидел в тюрьме, потом выезжал из Украины. Эмоции у меня уже перегорели. Преступное организация в Украине — это не бандиты, это генпрокуратура и судебная система, которая де-факто оказалась и является структурой, подчиненной Генпрокуратуре. Прокуратура — больше, мощное и влиятельное организованная преступная группировка в Украине. Она была и такой осталась до сих пор.

Когда «занялись» мною в 2009 году, заместитель генпрокурора дал команду СБУ сфабриковать на меня дело. Они буквально «нашили белыми нитками» такой бред, который я со смехом воспринимал сначала. Думал, что эта затея не может продолжаться долго.

Я был личным врагом генеральной прокуратуры, так как в течение года, когда я исполнял обязанности министра обороны, обрубил все потоки кормления верхушки Генеральной прокуратуры. Потому что, когда министром обороны был Ехануров, то он и его заместитель их (Генпрокуратуру, ред.) С «ладони кормили» — это и участки земли, и наличные и тому подобное. Очень многие об этом знал и это было широко известно, практически не скрывалось.

Бюджет министерства обороны США в те времена исчислялся почти в 10 млрд гривен. Решение об использовании средств по бюджетным программам утверждается министром обороны. Через мои руки проходили огромные потоки денег. Поэтому если бы у них была возможность и за что схватить, то они бы это сделали, и уж точно не за то, что именно делали Ежель, Лебедев, Саламатин (Михаил Ежель, Дмитрий Саламатин, Павел Лебедев — министры, которые поочередно возглавляли Минобороны после Иващенко — Ред.)

Во времена которого из министров обороны все же начался планомерный развал армии и обороноспособности страны?

Началось во времена Ежеля, больше — по Саламатина, и добивали уже при лебедей! Это было умышленное уничтожение армии, приведения ее в аморфное небоеспособен состояние. Это у них получилось.

Как эти люди попали на должность министра обороны, ведь они имели российское гражданство?

Саламатин — это очевидный агент, который был введен в Украине, как не стыдно и не противно, во времена Ющенко. После внесения поправок в конституцию в 2004 году — Украина трансформировалась из президентско-парламентской в парламентско-президентскую республику, в 2006 году после проведения паламентських выборов была создана новая большинство в парламенте под Партией регионов. Несмотря на то, что Ющенко в дальнейшем распустил Верховную Раду и было сформировано новое правительство, он сделал худшее, что мог сделать — по сути, предательское действие — «реинкарнировал» Януковича, вернул из политического небытия, сделав его премьер-министром.

Тогда, в 2006, на очередных парламентских выборах ЦИК сразу не зарегистрировала Саламатина по списку, потому что была нарушена норма закона о времени пребывания в Украине. Тем не менее, он за пару месяцев до выборов получил гражданство при Ющенко (Указ Президента Украины от 6 декабря 2005 года № 1705). Зачем этому человеку было становиться гражданином Украины? Его тесть — экс первый вице-премьер России Сосковец, и вся его семья живет в Москве.

Затем Саламатин возглавил Укроборонпром, а затем стал министром обороны. Сейчас он, если не ошибаюсь, советник Путина.

О развале армии и о российских агентов в руководстве оборонного комплекса Украины

Во времена Ежеля были свернуты перспективные программы перевооружения украинской армии. Тогдашний начальник Генштаба Владимир Замана закрыл опытно-конструкторскую работу создания оперативно-тактического ракетного комплекса «Сапсан». Того самого, который должен заменить уже ликвидированы ракетные комплексы советских времен «Скад», а также — «Точка» и «Точка У». Это то, что давало возможность сохранять нашу ракетно-космической отрасли, работать и создавать боевые ракеты, а также возможность получить нормальный современный ракетный комплекс, который по тактическим характеристикам будет превосходить соответствующий российский ракетный комплекс «Искандер».

Кроме оборонных программ, были серьезные кадровые проблемы. Во-первых, на высокие должности в Министерстве обороны и генеральном штабе назначались люди с одной стороны не профессиональные, с другой — ориентированные на Россию.

Во-вторых, — российские агенты, которые открыто назначались на руководящие должности. Они работали не только в министерстве обороны Украины, но еще в большей степени в СБУ и в Службе внешней разведки.

И кто это все утверждал? Янукович?

Янукович был исполнителем воли Путина через Виктора Медведчука (экс-глава Администрации Президента при президенте Леониде Кучме, крестный отец дочери Путина, ред.), Не «напрямую», потому что Путину, а это было видно из всех фото и видео, было противно общаться с Януковичем. Это значит, что рукой Януковича вводились в действие документы, которые готовились не в Украине. Кроме того, назначение на такие должности обязательно согласовывали Сергей Левочкин (олигарх, представитель группы «РосУкрЭнерго», экс-глава Администрации Президента, ред.), Андрей Клюев (олигарх, последний глава Администрации Президента Януковича, во время управления которого были массовые расстрелы на евромайдан в феврале 2014 года, ред.) и другие люди из окружения Януковича.

Как еще внедрялся план развала обороноспособности Украины и возможно другие манипуляции со стороны России в Украине?

После того, как Путин трижды поздравил Януковичу в (в ноябре 2004 года, ред.), А то так и не стал президентом, «работа» началась с указания Путина в 2006 году. В Крыму было взято антиукраинской курс, подогрев настроений общества. Частями и подразделениями Черноморского флота осуществлялись провокационные действия, на которые украинская сторона должна была реагировать. Начались активные действия, которые выходили за рамки дозволенного. Например, колонна российской техники выходит из пункта постоянной дислокации и куда движется по территории Украины без предупреждения.

Мне самому приходилось заниматься подобными вопросами в достаточно жестком режиме, когда, нарушая наши соглашения, россияне начали испытывать новый вид авиационной торпеды на территории Крыма, в украинском территориальных водах. Как следствие — она ​​или намеренно попала на берег или они ее потеряли. Наши пограничники вместе с военнослужащими ВМСУ и контрразведчиками нашли торпеду и сделали подробные видео и фото.

Я встречался с тогдашним министром обороны России Анатолием Сердюковым и высшим российским генералитетом в Крыму, показывал все доказательства, и тогда они вынуждены были признать нарушение, извиниться и попросить не давать огласку этому факту. Это лишь один из примеров. А так, по применяемой русскими практикой, которую они пытались распространять с нарастающей прогрессией, любой конфликт приобретал широкую огласку и населения Севастополя и Крыма убеждали, как неадекватно реагируют украинская власть и украинское военное командование.

А при Вашем руководстве министерством обороны работали российские агенты?

При мне были такие люди, которых привел Юрий Ехануров (экс-премьер-министр, экс-министр обороны — ред.), Которые пришли, чтобы наживаться. И это, я уверен, мало вредные последствия не меньше, чем от подрывной деятельности иностранных агентов. Вот почему меня и пыталась уничтожить прокуратура и бывшие люди Еханурова, когда я начал освобождать от должностей его людей.

Они занимались дерибаном, продажей и банкротством военных предприятий, уничтожали инфраструктуру, и это не были агенты Кремля, это были соратники и последователи Ющенко.

О планах «федерализации Украины» и противодействие членства в ЕС и НАТО

Как еще Россия могла влиять на ситуацию в Украине, что отразилось на дальнейших разрушительных процессах в стране?

Главной целью было недопущение движения в сторону интеграции с НАТО. Они победили. Тогда (в апреле 2008 года, ред.) Состоялся Бухарестский саммит (Украине и Грузии не был предоставлен ПДЧ / MAP — План действий по членству в НАТО / Membership Action Plan). Тогда не произошло так, как после аннексии Крыма, когда Путин публично награждал генералов и говорил о «новых способности» российской армии «продемонстрированы» в Крыму.

После Бухарестского саммита Путин в закрытом режиме наградил 8-12 «ФСБешника» за успешную операцию недопущение предоставления ПДЧ Украине и Грузии. Это было сразу после саммита и накануне военного вторжения в Грузию в 2008 году.

Предполагалось, что подобное может произойти в Украине, который начнется с аннексии Крыма, продолжится войной на Донбассе?

Судя по информации, я имел, такого варианта как аннексия Крыма прошлого года, не предусматривалось при условии сохранения власти Януковича. Видно, прицел был направлен на то, что при Януковиче Украина однозначно не была бы в Евросоюзе, не было бы соглашения об ассоциации, и тем более — членства в НАТО.

Идея о федерализации начиналась еще в 2004 году со съезда в Северодонецке. (Съезд прошел в конце ноября 2004 года после Оранжевой революции. В то же время очередная сессия Луганского областного совета большинством голосов принял решение о создании Автономной Юго-Восточной Украинской Республики. Ред.) «Механизм» федерализации был запущен, и этот план реализовывался бы за Януковича. Далее были бы внесены изменения в Конституцию, которые бы предусматривали самую широкую автономию Крыма, и по такому же принципу — других областей Украины.

Янукович бы в 2015 году был переизбран на второй срок, и за это время спокойно Крым бы стал настолько «автономным», что россиянам не надо было бы забирать его к себе и кормить из федерального бюджета, как сейчас. Все это благополучно происходило бы в структуре государства Украина. Ведь зависимость инфраструктуры Крыма от Украины колоссальная — вода, газ, электроэнергия.

Но когда Януковича вынудили бежать, в России поняли, что все это (такой план федерализации, ред.) Может провалиться и им нужно было срочно забирать Крым.

Почему, по вашему мнению, так небрежно относились к формированию сильной армии, которая могла бы защитить страну? О создания контрактной армии говорили неоднократно, но ни за одного министра ничего конкретного не было сделано.

Во времена Анатолия Гриценко (экс-министр обороны, ред.) Был нормальное движение в сторону укрепления армии и приведение ее в достойный боевое состояние. Это был период подъема в вопросах вооружения, морального состояния армии. Приходили новые люди, наши украинские офицеры и генералы, хотя еще с советской подготовкой, но они понимали, как должна строиться военная организация по нормальным цивилизованным стандартам. Система логистики освобождалась от старой, советской системы.

Это был положительный период, и он дал бы хороший результат, если бы не фундаментальный недостаток построения системы власти в Украине. В одной нормальной государстве нет подобного разделения системы исполнительной власти, когда часть находится «под Президентом» и часть «под Кабмином». (Я это испытал это на себе, как руководитель Министерства обороны: с одной стороны, я подчиняюсь Кабмина, с другой стороны — Президенту.) За Президентом закреплены вопросы обороны, национальной безопасности и внешней политики.

Произошел конфликт. Гриценко сначала был «человеком Ющенко», то есть он его назначил министром как представителя своей команды. С одной стороны началась политика реформирования, укрепления обороноспособности — это определяет Президент. С другой — материальное и финансовое обеспечение возлагалось на Кабмин. А поскольку начался конфликт Ющенко-Тимошеко, то в этом конфликте Премьер-министр «отыгрывалась» на Минобороны и министерстве иностранных дел и других ведомствах, подчиненных исключительно Президенту.

То есть, и при Ющенко, и при Януковиче не могли обеспечить нормальное развитие обороноспособности Украины?

Я не готов давать оценку, кто хуже для Украины — Янукович или Ющенко. Но такой измены со стороны Ющенко и разочарование со стороны нормальных людей в Украине трудно было представить и с чем сравнить. (Речь идет об Оранжевой революции, после которой в Украине не произошло ожидаемых изменений. Ред.) Я тогда (после прихода к власти Януковича) боялся, что мрак накроет Украину надолго, если не навсегда, что люди ничего не хотят делать. В лучшем случае станут выезжать из Украины.

Я не верил, что в Украине после всего этого еще будут возможны подобные революции. Когда состоялся евромайдан и свержения Януковича — это воспринималось как невероятное, как чудо! Я даже не мог предположить такого! Я мог только надеяться, но как реалист понимал, что это практически невозможно.

Но наш народ имеет больший запас добра и силы, чем нам иногда кажется.

Интервью Натальи Слинько и Елены пьяных