Вечер в гуцульскую хату. О чем говорил Порошенко по ночам на канале Ахметова

445

На прошлой неделе на телеканале ТРК «Украина» закончился спецпроект с Петром Порошенко — «Рождественские встречи с президентом». Формат практически семейный: гарант в своей резиденции «Синегора», в музее «Гуцульская хата», ведет неспешную беседу с украинской семьей, чем-то послужившей отечеству. 

Всего таких семьи нашлось три. Соответственно — и три передачи увидели свет. Последняя вышла поздно вечером 24 января.

«Страна» посмотрела все три ролика и решила поделиться впечатлениями. Смотрите также блог на эту тему Олеси Медведевой «Ясно.Понятно».

Кандидат от Ахметова №1

«Рождественские встречи с президентом» выглядят как пиар-проект в поддержку Порошенко по отработке религиозной темы (главной фишки его предвыборной кампании).

Как указывалось еще накануне программы, цикл документальных фильмов будет рассказывать о встречах Петра Порошенко с украинскими семьями из разных уголков страны во время рождественских праздников. Они проходили в карпатской резиденции президента «Синегора».

По задумке авторов проекта, объединять все истории должна «активная гражданская позиция и преданное служение родной стране героев». Сам же Порошенко заявил, что смысл встреч в том, чтобы посоветоваться, «каким образом дальше строить страну».

Среди героев передач — семья ветеранов АТО, волонтеров из Донецкой области Вадима Остапчук и Ларисы Радкевич, супруги, общественные активисты Роман и Юлия Тичкивские, семья военного капеллана отца Леонтия.

«Рождественские встречи с президентом» выходили на телеканале «Украина» 22, 23 и 24 января поздно вечером. Однако сразу после окончания цикла выяснился интересный факт: в интернет ТРК «Украина» видео с президентом не выкладывала. Ни на YouTube-канале, ни на официальном сайте канала «Рождественских встреч» нет. Их публикуют лишь малоизвестные блогеры.

Владелец канала «Украина» Ринат Ахметов уже несколько лет находится в особых отношениях с Петром Порошенко. «Страна» уже сообщала о том, что олигарх на выборах сделал ставку на трех кандидатов — на Петра Порошенко (ему олигарх окажет основную поддержку), на Олега Ляшко (он на втором месте по любви и вниманию) и, наконец, на третьем месте Александр Вилкул, которого выдвинул подконтрольный Ахметову клон «Оппозиционного блока» — «Оппозиционный блок — партия мира и развития».

Отметим, два последних кандидата не мешают Порошенко (а Вилкул даже помогает — отбирает голоса у одного из конкурентов президента за выход во второй тур — Юрия Бойко). Поэтому Ахметов может их продвигать, не рискуя нарваться на обиды гаранта.

Видимо, пропитанные благостью и елеем «Рождественские встречи» — часть этой сделки с президентом.

Выпуск 1. Переселенцы — «кристаллы украинства»

Первыми в «Гуцульскую хату» приехали волонтеры Вадим Остапчук и Лариса Радкевич — семейная пара майдановцев из Донецка, которые воевали в батальоне «Днепр-1».

Президент сходу, стоя под телекамерой и снегом, заявил им, что можно быть украинцем, даже не слишком хорошо зная украинский язык. Лариса усмехнулась, а Вадим виновато кивнул. И гости проследовали в беседку.

Там со старта Порошенко задали «острый» и «обезоруживающий» вопрос: как у него получилось при нулевом бюджете и деморализованной армии удержать страну от катастрофы в 2014 году?

Это позволило президенту начать беседу с перечисления своих достижений. Правда, при ответе Порошенко был виден монтаж. То есть даже такая, максимально комфортная для гаранта тематика была позже отредактирована.

Президент объяснил Ларисе, что удержать удалось потому, что у него не было сомнений в победе: «Если у тебя нет веры в победу, если ты не уверен в своей армии, в своем народе, в своей команде, в конце-концов … то ты никогда войны не выиграешь».

Какую войну выиграл президент — волонтеры не спросили. Однако немалая часть Донбасса по-прежнему не контролируется Украиной. Видимо, имеется в виду гипотетическая война с Россией, которая, как недавно заявлял Порошенко, готовится атаковать остальную Украину.

Если так, то да — эту войну мы выиграли. Ведь Россия больше ничего не захватила. Более того — даже не пыталась. В общем высший пилотаж ведения войны — победить в ней, даже не воюя.

«В конце 2014 им (россиянам — ред.) точно была нужна вся Украина», — объяснил своим собеседника суть победы Петр Порошенко.

В целом его ответ, как и вопрос, был максимально общим. Президент оседлал любимого конька: речевую многовекторность. С армии он перешел на Путина, Крым, экономическую блокаду со стороны РФ.

Но прозвучало и нечто менее тривиальное. Порошенко сказал, что Путин своими действиями «создал украинскую нацию». Эту мысль президент повторил разными словами несколько раз: аннексия Крыма объединила украинцев, а в целом действия России их «создали».

Если вдуматься, эта идея скандальна сразу с нескольких позиций. Президент четко сказал, что до 2014 года украинской нации не было. Чем совершил как минимум нравственное преступление, отрицая по сути существование украинцев на протяжении минувших десятилетий, а то и столетий.

А главное — давая обильную пищу сторонникам теории, что «никакой Украины не было». А заодно и тем, кто утверждает, что Украина — чисто антироссийский проект, который без конфликта с РФ вообще не состоялся бы.

Во-вторых, из слов Порошенко следует, что конфликт с Россией — это хорошо. И, видимо, не только в смысле «единения нации», но и конкретных политических выгод правящей команды, которая может списывать на войну всю свою коррупцию и непрофессионализм.

В общем, вышел такой себе каминг-аут от президента, который вырвался сам по себе — что называется, по Фрейду.

Интересное заявление сделал Порошенко и о России — он сказал, что у РФ «одна из мощных экономик мира», которая сейчас переживает стагнацию из-за международных санкций (да-да, это все еще ответ на вопрос, как гаранту удалось «совершить невозможное»).

Заявление про «мощь» крайне противоречиво могут воспринять сторонники евроинтеграции — ведь по их мнению, Россия — это «нищая страна-бензоколонка», от которой следует уходить в направлении более развитых государств.

Порошенко в целом изрядно прошелся по экономическим проблемам России — забыв поговорить о таковых в Украине.

Наконец, настало время второго вопроса — на предыдущий президент отвечал почти десять минут, при том, что общение в целом длится около получаса. У Порошенко спросили о судьбе переселенцев — опять же максимально неконкретно. Затронув их проблемы с жильем, Лариса свернула тему на то, что сейчас благодаря потоку уезжающих из Донбасса происходит «объединение нации», а потом ударилась в воспоминания о своем волонтерском прошлом. То есть острый вопрос так и не прозвучал.

Порошенко тут же повел разговор в сторону плохой жизни в Донецке. Собеседники подхватили эту тему и начали говорить о том, что у местных жителей «нет будущего» и все они ждут возвращения Украины и вообще — все там чуть ли не на грани самоубийства. «Моя подруга из Донецка заставляет себя жить только ради кошки, которую не с кем будет оставить», — говорит Лариса.

Разговор снова обошел неудобную тему жилья для переселенцев и вошел в привычное русло живописания творящихся на Донбассе ужасов (разумеется, обсуждались только неподконтрольные территории: все, что касалось проблем с украинской стороны, обходилось молчанием).

Когда разговор вернулся к переселенцам, то Порошенко назвал их «центрами кристаллизации украинства», когда они вернутся на Донбасс. И снова забыл поговорить об их проблемах.

В этой связи последовало еще одно скандальное заявление. По мнению президента, переселенцы должны будут противостоять «российской отраве», когда вернутся назад. И заявил, что между жителями Донбасса и остальной Украины «еще больший уровень отдаленности», чем между западными и восточными немцами.

То есть, Порошенко не просто фиксирует региональное различие (что нормально), но и намекает, что это различие не в пользу дончан. Другими словами — проводит оскорбление по региональному признаку, заявляя, что в Донбассе живут как бы «не такие».

Дальше президент начал говорить, что в «ДНР» и «ЛНР» низкий уровень социальной защиты. Забыв упомянуть, как издеваются над переселенцами в Украине, массово лишая их пенсий и соцвыплат, чему возмущались даже в посольстве США.

С темы переселенцев Порошенко без предисловий перескочил к победе над «Газпромом» в Стокгольмском арбитраже. «Все до меня боялись подавать на Россию в суд», — заявил Порошенко. Его гости удовлетворенно кивнули.

Президент продолжал о «перемогах». 207 новых заводов построено в Украине за четыре года. «Неслыханный и невиданный рост», — заключил Порошенко, отвечая на вопрос, как ни странно, о переселенцах.

В ответ на это гости начали хвалить введение военного положения. И сказали, что «ощутили собранность», когда Порошенко издал свой указ. «Там очереди стояли в военкоматах. Все пришли с «тревожными чемоданчиками», — говорят волонтеры.

Напомним, что военное положение совпало с осенним призывом. Что казалось бы, должно вызвать подъем и ажиотаж. Однако по факту призывников пришлось вылавливать прямо на улицах при участии полиции и тащить их в военкоматы. А сам призыв был сорван.

Интересно, что мнение приглашенных к Порошенко гостей резко расходится и с результатами опросов — большинство респондентов считает, что ВП ввели, чтобы отсрочить выборы. Однако такой взгляд на проблему даже не обуждался на «Рождественской встрече».

Вместо этого президент делился историями, как резервисты завалили его жалобами, почему их не призывают служить.

В целом это была беседа трех во всем согласных друг с другом человек. Клуб единомышленников, которые говорят лишь о том, каким плохим было прошлое и насколько радужным станет будущее. Если — это не говорилось вслух, но читалось между строк — Порошенко победит на выборах.

В конце разговора все же упомянули текущие проблемы — впервые за весь разговор. Лариса попросила Порошенко подписать закон, по которому два миллиона переселенцев смогут проголосовать на выборах. Насчет президентских президент пообещал. Что же касается местных, которые состоятся в 2020 году, дал понять, что против. И предположил, что к тому времени все они окажутся дома — где, мол, и проголосуют.

Выпуск 2. Захватам Лавр — «свое время»

Вторая встреча у Порошенко была с военным капелланом отцом Леонтием и его семьей.

«Слава Иисусу Христу!», — сказал священник, входя в беседку.

«Слава навеки Богу!», — отозвался Порошенко.

Леонтий служит во Владимирском соборе Киева, который входит в ПЦУ. Из чего следует, что беседа пойдет про Томос об автокефалии.

Но сначала президент облачил троих детей священника в гуцульские одежды. Подчеркивая, что встреча происходит в гуцульской хате. В ответ президенту вручили раритетную икону. Тот поставил ее на полочку (камера красиво схватила этот момент) и порадовался, что икона вписалась в интерьер.

После этого вся компания пошла на молебен. Порошенко и его супруга со смиренными лицами крестились и кланялись, пока отец Леонтий просил бога очистить их от скверны.

В начале беседы капеллан порадовался, что президент решил «навести порядок в духовной жизни украинцев», поскольку была «вот эта духовная рука на горле украинской нации». Потом без обиняков отец Леонтий спросил, что для Порошенко значит жизнь христианина.

Президент, отвечая на вопрос, решил подлить священнику чаю. И начал пространно говорить о том, как важно иметь стране собственную церковь.

Было видно, что слова эти адресованы не Леонтию — давнему священнику Киевского патриархата, которому и без того понятно, зачем нужна церковь. Но святой отец безропотно слушал, кивал и понимал, что через него Порошенко читает религиозную лекцию телезрителям.

«Я не могу сказать, что я очень верующий человек», — сказал в конце концов президент и скромно поведал, как молился в храме целую ночь. И посоветовал не бояться каждый день начинать с молитвы.

Вот примерно такое поведение президента и помогло в итоге избежать российской оккупации, красиво подвел Порошенко к еще одной своей излюбленной теме. «Это и правда чудо», — согласился отец Леонтий.

Порошенко рассказывал, как он пошел за благословением к митрополиту Онуфрию и попросил у него обратиться в Москву (непонятно, правда, зачем). «Я не могу заставить себя ходить в церковь, где поминают Кирилла», — сознался после этого президент. Видимо, понял он это во время получения благословения от предстоятеля УПЦ МП в этой самой церкви.

После президент начал говорить дрожащим, почти плачущим голосом. Он интересовался, «как перенести», что российские священники благословляют ракеты, «которые летят на Украину». И обвинял УПЦ МП в том, что там не отпевают атошников (что, как известно, ложь).

Дальше началась история Томоса — долгий рассказ Порошенко о его обретении. И снова президент как бы начал убеждать Леонтия — капеллана от ПЦУ! — что это был правильный шаг. «Посмотрите, как обрадовалась Украина!», — сказал Порошенко, воздевая руки.

А потом президент выдал настоящую сенсацию. Он заявил, что штурм Лавр будет в «свое время». Так, по крайней мере, следует из его прямой цитаты.

«И когда кто-то ожидал, что тут же первыми действиями будет штурм Лавр, передача всего — нет. Всему свое время, и не надо это ускорять», — сказал Порошенко, комментируя расширение ПЦУ и переход в нее парафий УПЦ.

То есть Порошенко признал, что захват Лавр все-таки будет иметь место. После чего он многозначительно заявил, что у УПЦ МП «были шансы». И обвинил ее в бездеятельности в деле освобождения украинских моряков, которых сам Порошенко и послал штурмовать Керченский пролив.

Дальше президент начал предлагать Леонтию странные вещи, делая в его сторону жест рукой. Например — поехать на фронт и пообщаться с капелланами. Забыв, наверное, что перед ним сидит один из самых известных фронтовых капелланов Украины — о чем говорилось даже в начале программы.

Впрочем, священник пропустил это мимо ушей и сообщил Порошенко, что священники на Востоке Украины часто были «зачинателями сепаратистского движения». И как государство планирует на это реагировать?

От вопроса явно повеяло 37-м годом, но президент сказал, что «никакие они не сепаратисты». «Они — наемники государства-агрессора. Они хотя забрать часть территории Украины и передать ее россиянам».

«Попробуй их зацепить, так они верещат о гонениях на церковь», — вставил отец Леонтий.

«Они верещат и без того, чтобы их цепляли», — хохотнул Порошенко и оба весело рассмеялись. В общем, от притворного смирения президента в начале беседы не осталось и следа. Как говорят в таких случаях — «природная веселость взяла верх».

А картинка тем временем сменилась — начали показывать, как Марина Порошенко, жена священника и супруга волонтера готовят рождественскую кутю (ролик записывался в канун Рождества). Из чего следует, что семью капеллана на серьезный мужской разговор не позвали.

Порошенко и Леонтий тем временем продолжали хихикать. Они порадовались тому, что в Facebook атеисты начали называть себя «агностиками ПЦУ». На этой радостной ноте беседа завершилась.

Встреча 3. Дети капитала гранта

Следующие (и последние) гости президента — семья гражданских активистов Романа и Юлии Тычкивских.

Юлия — соосновательница открытого университета Майдана. И член ряда организаций грантового типа — например, «Аспен Института». Ее муж Роман — активист «Украинской академии лидерства», также связанной с грантовыми структурами.

В ознакомительном ролике все эти организации упоминались в чисто рекламном ключе, с придыханием. Такое впечатление, что у Порошенко решили навести мосты с сообществом «еврооптимистов», которое в последнее время все жестче критикует президента.

Впрочем, сразу было видно, что на передачу пришли «правильные» активисты: они даже еще до встречи с президентом начали говорить его словами — ругать популизм. После чего картинка переключилась на комнату, где гостей принимал не только Порошенко, но и его жена Марина.

Разговор начался о скучном: какую инфраструктуру нужно, по мнению президента, создавать для молодежи? То есть вопрос Порошенко ставится так, что он уже априори хедлайнер и эксперт в молодежном вопросе. И что бы дальше не говорил президент — он уже друг молодежи.

Президент рассыпался в комплиментах гостям. И ответил, что никакой единой инфраструктуры быть не может, а общественные организации сами все сделают. Со стороны же государства Порошенко уже все сделал: например, завел миллиардный спецфонд, из которого перед выборами в собственных пиар-целях сможет выдавать молодежи разные гранты.

Этой темы коснулся сам президент — было видно, что она ему «болит»:

«Возьмите хотя бы создание президентского фонда — который на самом деле кое-кто, не прочитав закон, как обычно — не читал, но ненавижу — начал активно атаковать. А ситуация с точностью до наоборот — потому что раньше молодежь могла рассчитывать только на гранты иностранных государств. Которые использовали украинскую молодежь для своих нужд», — заявил Порошенко.

Он, пожалуй, впервые объяснил, зачем ему тот самый миллиард в бюджете. И заявил, что эти гранты пойдут молодым ученым — потому что традиционная система их мотивации «заскорузлая».

Президент забыл упомянуть, что в бюджете профильного министерства на финансирование проектов молодых ученых предусмотрено в 2019 году всего 75 миллионов гривень. А целый миллиард (!) на те же самые нужды почему-то поступил в распоряжение Порошенко — который даже по должности не имеет никакого отношения к образованию. И вряд ли вообще может решать, какие научные исследования финансировать, а какие нет.

Впрочем, ничего этого мега-компетентные активисты почему-то у президента не спросили. Они лишь зачарованно слушали, как с подачи Порошенко начнут взрастать молодые ученые, заботливо выращенные президентом в специальных «хабах».

Оставался только один вопрос: как быстро глава государства перескочит на темы российской агрессии, Томоса и украинизации? И президент не подвел.

«Смотрите, как ужасающее явление российской агрессии стимулировало научные разработки в области оборонных технологий», — похвастал Порошенко уже через шесть минут после начала беседы. После чего его собеседники нашли другую комфортную тему — безвиз. Президент начал сыпать фактами: «Безвиз принес резкий рост зарплат внутри страны — 25%». Гости соглашались.

Марина, доселе молчавшая, заговорила: «Мы действительно хотим создать привлекательные условия для наших детей». Потом поправилась: «Для молодежи». Но прозвучало двусмысленно — тем более, что для детей президента, обучающихся в Лондоне, такие условия уже созданы.

«Если ты не видишь реформ или все время критикуешь их — это путь в никуда», — подвел итог Порошенко. «Да, это глобальный вызов: тренд популизма против ответственного лидерства», — подхватила Юлия, делая движение в сторону президента на двух последних словах. И спросила, как с этими популистами бороться.

«Ответственный лидер» с готовностью ответил, что популизм чрезвычайно опасен. Но привел пример, который лично его вдохновляет. Порошенко вспомнил, что на фоне девальвации, кризиса и войны украинцы в 2014 году привели в парламент его политическую силу — БПП. Поэтому, сказал президент, украинцы мудрее, чем думают популисты.

Намек в целом был прозрачен — да, в стране все плохо, но выбирать нужно меня, потому что я не популист.

Роман тем временем повернул президента на еще одну излюбленную тему — армию. Как украинская армия будет взращивать «нового украинца»? И «Остапа понесло». Порошенко оседлал своего любимого конька и долго хвалил самого себя, как реформатора и главнокомандующего. По ходу проговорившись об интересном факте: одним из первых своих распоряжений на посту президента он приказал допустить военных НАТО в Генштаб Минобороны Украины. Раньше их пребывание там было запрещено. Что в общем-то логично: ведь наша страна в этот блок не входит.

На этом ёмкий разговор был окончен, и Порошенко повел гостей к гигантскому костру, где уже были выстроены девушки в национальных нарядах. Они начали петь колядки, а Порошенко и все остальные принялись пританцовывать.

Потом семья президента и участники всех трех встреч отправились за праздничный стол — отмечать Сочельник Рождества. Все надели вышиванки и начали молиться. Застольную молитву возглавил отец Леонтий. А президент молитвенно сложил руки на груди.