Глава представительства MasterCard Europe в Украине Вера Платонова рассказала о планах относительно украинского и иностранных рынков, за которые отвечает киевский офис компании, и перспективах бесконтактных карт.

Киевский офис MasterCard будет отвечать за заход компании на рынки, далекие от карточных технологий. Раньше под ее управлением находился бизнес только в Украине и Молдове. В конце прошлого года «под ответственность» киевского офиса компания передала 5 стран, на которые планирует усилить присутствие. Каждая из этих стран — это отдельная история, но их объединяет (за исключением Грузии), невероятно низкий уровень развития рынка платежных карт. Издательство поговорило с главой представительства MasterCard Europe в Украине Верой Платоновой о том, как выглядят эти рынки и что там будет делать MasterCard, а также о работе платежной системы в Украине и планах на будущее.

Недавно в СМИ появлялось сообщение о том, что MasterCard взимает с банков-банкротов огромные сумы за вынужденное расторжение договоров. Прокомментируйте, какую сумму взимал MasterCard с банков-банкротов и были ли условия взимания одинаковы для всех участников системы?

Коммерческие детали отношений с нашими партнерами — это конфиденциальная информация, и мы не вправе ее разглашать.

Согласно нашим правилам, в случае если банк прекращает членство в системе (независимо от причин, по которым это произошло), MasterCard взимает с банка установленную плату, которая позволяет компенсировать задолженность банка перед банками-эквайерами.

Кроме того, из этих денег мы покрываем расходы перед компаниями, которые занимаются техническим обеспечением обработки платежей по картам банка-эмитента.

Банки знают об этом условии — оно зафиксировано в договоре, который они подписывают, когда становятся участниками нашей системы.

За последние два года наш банковский рынок очень уменьшился. Это финансово ударило по MasterCard в Украине?

Конечно. В нашей системе стало где-то на 20 банков-участников меньше. Но в долгосрочной перспективе это хорошо, в Украине было слишком много банков. В любом случае основная работа концентрируется вокруг топ-20 банков, имеющих знания и возможности развивать этот рынок.

Двадцать вы потеряли, а новые банки присоединялись?

Да. К нам подключилось 3-4 новых банка.

Что должен сделать банк, чтобы стать участником?

Нужно выполнить ряд требований. Банк должен существовать минимум полгода, иметь баланс и отчеты о прибылях и убытках, которые соответствуют международным стандартам, аудиторский отчет, который также соответствует международным стандартам. Пакет документов отправляется на проверку в соответствующие службы внутри MasterCard. В принципе, мы никогда никому не отказывали. Если НБУ выдал лицензию, значит регулятор подтверждает надежность банка, и банк достойный.

А гарантийный депозит?

Депозит касается только принципиальных членов, то есть банков, которые напрямую подключены к MasterCard. Есть еще вторая группа, эти банки подключены через принципалов. Депозит — это «подушка» безопасности. Он позволяет нам покрыть банковскую задолженность по карточным операциям, если банк теряет платежеспособность.

Это фиксированная сумма или процент от оборота?

Это процент от оборота, но цифру назвать не могу.

Насколько эффективны модели кобрендинга у нас в стране? Вы можете привести пример, что работает, а что не сработало?

Наш опыт показывает, что в Украине кобренд-проекты не эффективны в стратегической перспективе. Когда запускается какой-то интересный кобренд, идет некий всплеск, люди начинают им активно пользоваться, но это не дает долгосрочного эффекта. Основной картой все равно остается зарплатная. А переводить деньги с одной карты на другую, помнить, сколько денег на кобренд-карте, помнить о скидках — это сложно.

Нацбанк обращался с просьбой поделиться какой-нибудь экспертизой для системы «Простір» (в прошлом — НСМЭП, Национальная система электронных платежей)?

Мы с «Простір» активно сотрудничаем в двух направлениях. Во-первых, мы участвуем в круглых столах с руководством НБУ по увеличению безналичного оборота, делимся материалами по нашим исследованиям. В ближайшее время планируется два круглых стола, цель которых — разработка стратегии и конкретных шагов, которые надо сделать государству для того, чтобы увеличить количество безналичных расчетов не только в ритейле, но и в корпоративном сегменте.

Кроме того, мы общаемся с департаментом «Простір» об обмене информацией по волнующим рынок вопросам — о мошенничестве, маркетинге.

Вы считаете «Простір» конкурентом?

Я считаю, что наш главный конкурент — наличные.

В Украине только 20% от всей денежной массы проходит через безналичные транзакции, все остальное — это рынок наличных. И это огромное пространство для работы.

Что касается национальной системы платежей, для нас важно, чтобы ее работа всегда основывалась на принципах прозрачной и честной конкуренции, и пока у нас нареканий нет.

Какой сейчас объем эмиссии карт MasterCard в Украине, в разбивке чип и бесконтакт?

На сегодня 1,5 млн карт — бесконтактные, чиповых — около 30% от всей эмиссии. Выпускается очень много магнитных карт.

Наша задача в этом году, о которой мы говорим с банками, — стимулировать их выпускать бесконтактные зарплатные карты для бюджетников, для начала в Киеве и области.

Они могли бы использовать его для проезда в метро или другом транспорте. Сейчас в основном бесконтакт эмитируют для премиальных карт Gold и Platinum. И даже при этом, у нас в день проходит почти 14 тыс. бесконтактных транзакций в транспорте.

Мы, к слову, заметили интересный тренд: если бесконтактную карту использовали в метро, вскоре количество торговых транзакций по ней увеличивается в 2 раза. Мы ходим с этими данными к банкам, чтобы доказать, что перевод клиентов на бесконтакт окупится.

В чем проблема? Это дорого?

Да. Себестоимость бесконтактной пластиковой карты — около 1,5 евро. Чиповая стоит почти столько же, а вот карта с магнитной полосой стоит всего несколько гривень.

Оправдывают ли темпы роста рынка бесконтактных карт ваши ожидания?

Нет. Мы ожидали, что бесконтакт быстрее распространится на массовый портфель, но из-за стоимости выпуска карт это происходит не так быстро. В тоже время мы понимаем, что должны помогать банкам в этом процессе, предлагая транспортные и другие решения для платежей. Например, во Львове хотим запустить терминалы в трамваях. Луцк, Винница, Харьков тоже хотят запустить подобные проекты.

В Киеве была цель до конца года все станции метро оборудовать терминалами. Получилось?

Да, в целом уже 72 входа на 52 станциях оборудованы терминалами. Есть отдельные входы станций, которые, в силу технических особенностей турникетов пока еще не получилось оборудовать. Это станция «Крещатик» со стороны Городецкого и «Нивки».

Какие вы еще планируете проекты на этот год?

Наши VIP-клиенты говорят, что хотели бы иметь luxury-часы с бесконтактной технологией. В прошлом месяце мы презентовали в Европе часы Bulgari с такой технологией и надеемся, что они также появятся в Украине.

Еще один наш проект, который готовится к запуску в Украине, — MasterPass. Это платформа для онлайн-покупок. Своего рода check-out: заходите на сайт, видите кнопку MasterPass, нажимаете, и если вы уже зарегистрированы, вводите свой пароль — и происходит авторизация. Сразу вводится ваш адрес, размер одежды, какие-то предпочтения и тому подобное. Есть эмитентская сторона, для которой необходимо приложение MasterPass на вашем телефоне — это кошелек, где вы регистрируетесь, потом оплачиваете из этого кошелька на любых сайтах с помощью кнопки MasterPass все, что хотите купить.

Думаю, что мы совсем скоро будем объявлять о большом запуске технологии MasterPass в Украине — возможно, в начале следующего квартала.

В мире у нас больше 1,5 млн пользователей зарегистрировано в MasterPass. В прошлом году через эту систему прошло 4 млн покупок.

Видите ли вы рост количества безналичных платежей?

Да. По нашим ощущениям, у нас растет количество безналичных платежей где-то на 3-4% в квартал.

Мы видим также новый перспективный сегмент — безналичная оплата государственных сборов, таких как штрафы, госпошлины, плата при регистрация брака. Кроме того, мы сейчас думаем над активацией нового карточного портфеля. 65% всех транзакций совершается в торговой сети. Эти 65% обеспечивает 50% населения, у которых есть карты. Вторые 50% фактически используют карту для снятия наличных. Наша задача — активизировать эти 50%. Например, вместе с банками оборудовав терминалами отделения «Укрпочты» там, где это технически возможно.

Еще одно направление — это вендинговые автоматы.

Мы уже оборудовали терминалами сеть кофейных аппаратов Kava-kava, и за бесконтактную оплату покупатель получал скидку. Теперь мы попробуем оборудовать паркинги в торговых и развлекательных центрах. Мы решили, что надо идти точечно, заходить к ритейлерам и общаться с каждым отдельно.

Можете дать распределение сил MasterCard — Visa за 2015 год?

Наша доля в Украине по количеству транзакций составляет около 70%.

Не так давно киевский офис MasterCard расширил географию управления — работу компании в каких странах он сегодня координирует?

До этого за украинским офисом была закреплена Молдова, теперь добавились Грузия, Таджикистан, Туркменистан, Киргизстан и Узбекистан. Мы уже активно работаем в Грузии и успели провести встречи на всех наших рынках в Средней Азии за исключением Туркменистана.

Уровень развитости рынков у стран этого региона совершенно разный?

Действительно, рынки этих стран находятся на разных этапах развития. Например, Грузия в некотором смысле является даже более развитой, чем Украина с точки зрения финансового сектора. Например, в Грузии сегодня 90% торговых сетей оборудованы терминалами с бесконтактной технологией. В то же время в Украине количество торговых транзакций достигает порядка 63-65% от общего объема операций с картами, а в Грузии — 50%. Недавно совместно с Bank of Georgia мы запустили в Грузии NFC-кошелек, и вскоре планируем подключить еще два грузинских банка. Кроме того, сегодня в Грузии активно развивается онлайн-торговля.

Планируем также развивать направление Smart City — и внедрять платежные технологии в транспортную инфраструктуру. Начнем, по всей видимости, с Тбилиси.

Какой там уровень конкуренции?

На рынке Грузии работает около 12 банков. С точки зрения эмиссии и оборота конкуренция жесткая. В то же время там нет доминирующего перевеса у кого-либо из банков, поэтому даже если банк обладает большими ресурсами, он стремится быть максимально инновационным и удобным для клиента.

Что касается стран Средней Азии, это уникальное сочетание достаточно закрытых политических условий, относительно невысокого уровня демократии и в то же время абсолютной открытости со стороны людей: желания развиваться, изменяться, быть инновационными.

А другие платежные системы?

В Узбекистане, Туркменистане и Киргизстане есть локальные платежные системы, и они довольно сильны. При этом мы не видим никаких барьеров со стороны местных регуляторов и правительств. Наоборот, они очень хотят уйти от наличных, сегодня их доля в расчетах доходит до 95-97%.

Вообще в каждой из этих стран ситуация по-своему уникальна. В Таджикистане 50% бюджета страны формируют перечисления от мигрантов, которые в основном работают в России. Когда изменились политические условия, а рубль девальвировал, таджики начали массово возвращаться на родину, и сейчас страна погрузилась в экономический кризис. Таджикистан находится на границе с Афганистаном и Ираном. Если украинцы ездят отдыхать в Турцию, Египет и Европу, то жителям Центральной Азии ближе Таиланд и Китай. Дети активно учат китайский язык и едут учиться в Китай. Именно эта страна дает им толчок в развитии. Там много богатых людей, которые очень любят яркие дорогие вещи, элитные машины. Мы думаем над особенным предложением для местных жителей — карты с премиальным дизайном и, возможно, с драгоценными камнями.

Эти рынки, безусловно, отстают от украинского лет на 15, однако обладают большим потенциалом. Сейчас они проходят этап до кредитных или даже дебетных карт. Например, в Таджикистане установлено всего 400 терминалов на 9 млн населения, в Узбекистане — 1,5 тыс. на 32 млн. Вне всякого сомнения, эти рынки будут расти и развиваться.

Вы хотите быть там первыми?

Мы сегодня скорее изучаем эти страны. Скажу честно, сейчас нас там практически нет. В наших планах на этот год не завоевание доли на этих рынках, а демонстрация наших возможностей, привлечение максимального количества банков к членству в системе. Как минимум, 4 банка. Особенно учитывая тот факт, что банков там не так уж много — до 15-20 в каждой стране.

Кроме того, мы хотим помочь им избежать тех ошибок, которые допускали в Украине как платежные системы, так и банки, и дать им возможность сразу перепрыгнуть на бесконтактные технологии, минуя этап чипованных карт.

Сколько это стоит для банков?

На самом деле на этих рынках ни у банков, ни у населения нет тех бюджетов, которые есть в развитых европейских странах. Мы рассматриваем вариант покрытия части расходов на партнерских условиях. У нас еще нет окончательного решения по этому поводу, но однозначно мы будем инвестировать в эти страны.

Главной задачей для этого региона является развитие терминальной сети, ведь в эти страны ездит много туристов. Самарканд, например — это востребованная туристическая точка, особенно излюбленная японцами и немцами. И, фактически, приезжающие в Самарканд иностранцы во многих случаях просто не могут рассчитаться. Мы это испытали на себе. В Узбекистане вообще запрещена продажа валюты как иностранцам, так и местному населению в значительных объемах.

Дело в том, что у них очень высокая девальвация местной валюты: 1 доллар — около 6 тыс. сум, а максимальная купюра — 5 тыс., поэтому банкоматы в стране не работают, так как в диспенсер просто не помещается нормальная сумма. Люди ходят с пакетами купюр, а на базарах, например, деньги взвешивают.

Поэтому для них расчеты картами — это приоритет номер один. И для нас это очень благоприятный рынок.

Но все равно курируемые страны можно поделить на два уровня, причем Украина, Молдова и Грузия — более развитые. Если сравнивать Грузию с Молдовой, то у кого выше уровень развитости рынка платежных карт?

Грузия более развита. Это туристически привлекательная страна, она быстрее развивается, у нее больше денежных ресурсов на внедрение инноваций. В Молдове больше половины населения работает в Европе, а фактически вся жизнь концентрируется в Кишиневе. Молдова, безусловно, находится в стратегической точке Европы, однако сейчас в стране очень серьезный кризис, пострадали несколько больших банков, в том числе государственный. Я бы сказала, что эта страна сейчас находится в экономической стагнации.

Почему эти страны не отдали в управление российского офиса MasterCard?

Украинский офис очень хорошо себя зарекомендовал внутри MasterCard как очень динамичный и мотивированный. Это была наша инициатива — дать нам возможность расширить наш опыт.

Автор интервью: Валерия Давыдова и Михаил Василенко