Верьте в чудо! Как мать дождалась мертвого сына из АТО

172

История жительницы Львова Ольги Погребняк, которая дождалась своего сына, несмотря на то, что официальные данные свидетельствовали о его гибели на Донбассе, стала популярной в социальных сетях.

Ольга воспитывала двух сыновей: 7-летнего Никиту и 22-летнего Алексей. Летом 2014 года старший сын ушел на войну.

Он несколько раз говорил, что хочет уйти добровольцем, а однажды мать пришла домой с работы и нашла на столе записку от сына. Писал, что пошел на войну. Через пару недель женщина получила первый звонок: «Мама, я жив, все хорошо».

«Разговоры по телефону всегда были короткие. Где служит — не говорил, говорил, что не годится так говорить, потому что эта информация может попасть в руки врага. Однажды только сказал, что служил в «Азове», — рассказывает Ольга.

Каждый день мать переживала и молилась за своего сына. В августе-2014 пришла похоронка.

«25 августа прошлого года он в последний раз звонил, а 28 августа сообщили, что сына Алеши у меня больше нет. Конечно, сначала поверила официальным бумагам. Но потом, когда тела не отдали, начала сомневаться», — рассказывает она.

Только через три месяца после известия о смерти сына Ольга решилась зайти в раздел «Неопознанные трупы» на сайте МВД, где в открытом доступе выложены фотографии изуродованных тел солдат.

«Заполнила анкетные данные своего сына и нажала «найти». Сказать, что это страшное зрелище — ничего не сказать. В большинстве случаев вместо людей просто обугленные головешки… До сих пор мурашки по коже, как вспомню», — говорит женщина.

Когда на сайте МВД своего сына она не нашла, это стало для нее облегчением. Тогда Ольга научилась пользоваться Facebook и писала волонтерам с просьбой о помощи.

В мае-2015 Ольге с неизвестного номера пришло сообщение «Мама, я жив». Очень хотелось плакать от радости, однако женщина понимала, что это могут быть мошенники, которые сообщают, что человек в плену и потом тянут с жертвы деньги.

«Номер не отвечал. Волонтеры, к которым обратилась, предупредили: это может быть «разводняк», таких желающих с той стороны поиздеваться над чужим горем много. Ходила в СБУ, там сказали, что точно определить, откуда пришло SMS, нельзя, определили только, что с территории Донбасса, и, скорее всего, это мошенники, потому что мой сын погиб и он не значится в списках пленных и пропавших без вести», — продолжает свой рассказ Ольга.

«Знаете, я все время молилась. Не только за сына — за всех ребят, воюющих на востоке», — говорит мать бойца АТО.

5 августа, когда уже подходила годовщина, как ее сына объявили погибшим, Ольге приснился куст калины: «И сон такой странный, как будто не я на куст смотрела со стороны, а что я была калиной… К чему бы это? Калина символизирует материнство и олицетворяет дом, родителей, все родное. Калина — украинский символ единения народа: живых с теми, кто ушел в загробную жизнь, и теми, которые еще ждут своего рождения… Может, это какой-то знак от моего Алеши…?» — Написала она тогда на своей странице в соцсети.

Сын появился на следующий день.

«Я поехала к сестре на Волынь посетить Никиту, он у нее гостил. Возвращаюсь вечером домой, а соседка баба Дуся говорит: «Олечка, у вас под дверью с субботы какой-то парень сидит». Я к себе, а там Алексей. У меня ноги подкосились», — вспоминает Ольга.

Следующее ее сообщение обрело невероятную популярность.

Как оказалось, Алексей все это время был в плену, а то сообщение действительно было от него.

«Худой, с шрамами на голове и щеке, без нескольких зубов и с ребрами, которые явно неправильно срослись и странно торчали из-под кожи, он отказывался идти в больницу, вздрагивал от каждого резкого звука, закрывая голову руками, а по ночам кричал во сне. С кровати почти не вставал», — рассказывает Ольга.

Важную роль в реабилитации сыграл Никита: «Он от Алеши не отходил, постоянно что-то рассказывал, а тот слушал и слушал. Со мной они почти не разговаривали, но я не обижалась, достаточно было того, что оба они дома. Никита сейчас такой важный и горд, что у него вернулся брат, даже не узнаю его. Спрашиваю у него, о чем они говорили, а он мне отвечает, что это мужские разговоры», — говорит женщина.

Когда были объявлены официальные данные о количестве погибших в Иловайске, Алексей начал говорить, что все это ложь и там был настоящий ад. Ольга сидела за компьютером на кухне, было около четырех утра, Алексей подошел и предложил: «Мама, давай выпьем».

«И здесь из него, как из раны, рекой полилось все то, что так долго сидело. Он рассказал мне об ужасах, которые пережил, о ребятах, которые так и не вернулись домой. О том, что он чувствовал, когда их бомбили с «Градов» под Иловайском, когда перед его глазами все смешалось, когда он не понимал, где небо, а где земля, когда не знал, куда бежать и что делать. Когда понял, что помочь может только Бог, когда друг, с которым он разговаривал пару минут назад — мертвый, и у него закончились силы тянуть его, когда начал винить себя за то, что выжил», — рассказывает мать, отмечая, что в какой-то момент она просто остановила сына, потому что слушать больше не могла.

Потом мать и сын обсуждали пребывание Алексея на Донбассе.

«Меня переполняло желание поддержать все женские сердца, которые также, как и я когда-то, не знают, что с их сыновьями и мужьями. Видимо, они также должны заявить о себе, чтобы разделить свою боль, и у нас появится возможность докопаться, что же случилось с их родными. Желание помочь подтолкнуло нас с Алешей создать общий список тех, кто погиб или пропал без вести», — объясняет Ольга, уточняя — это дело понемногу вернуло Алексея к жизни.

Вскоре к бойцу приехала девушка Елена, о которой Ольга до этого ничего не знала.

«Алеша мне и не рассказал, откуда Елена приехала, просто сказал, что она ему очень помогла по дороге домой, и, если бы не она, он может и не вернулся бы вообще. Похоже, теперь у меня есть дочь», — говорит Ольга.