Год назад в стране сменился генпрокурор. В феврале прошлого года Виктор Шокин возглавил ведомство. При назначении, а генерального прокурора утверждает парламент, его поддержали очень многие. В том числе и те, кто сейчас так яростно критикует.

Весь этот год фамилия Шокина на слуху. Одни требуют отставки, другие говорят, что без него реформа прокуратуры вообще не началась бы. Постоянно появляются новости, мол, на Западе им недовольны. А потом практически сразу же опровержения. Мол, не было такого.

Год назад — сразу после назначения — мы записали с генпрокурором первое интервью в новой должности. Довольно короткое, говорили в основном о планах. Логично было сейчас снова попросить о встрече. Виктор Шокин неожиданно легко согласился. И вот его эксклюзивное интервью.

Когда это произошло, один из хороших людей сказал мне: «Добро пожаловать в ад!». Знаете, я не очень понял сначала эти слова. К чему это было. Почему в ад, и почему так. Я несколько раз был замом генпрокурора, работы было конечно много, ее всегда много. Но сейчас приходится быть и политиком, а я по натуре и характеру не политик.

Почему хотят вашей отставки? Как вы для себя это объясняете? Аргументы звучат разные. Смотрите, помимо украинских политиков. То, что я в прессе, в интернете смотрю — от западных политиков, якобы напрямую говорят президенту: снимите Шокина.

Никто из западных политиков, насколько я знаю, не говорил президенту, чтобы меня снять. И мне президент не говорил, чтобы ему говорили меня снять. Другое дело, даже посол Пайетт, когда выступал в Одессе, потом опубликовали и извратили его выступление. Потом, когда взяли на сайте посольства США, то он этого не говорил. Он сказал наоборот, что я хочу работать с Шокиным, желаю ему успехов.

Вы же сами привыкли задаваться вопросом в прокурорской работе, вот кому это выгодно?

Я уверен, что это выгодно тем силам, которые не хотят, чтобы в Украине был закон, демократия. Знаете, многие говорят: Вот, сорвал реформы или срывает реформы прокуратуры. Давайте вернемся в историю.

Когда я пришел в ГПУ, это было 20 февраля, прошлого года. Первой идеей моей была проведение реформ. Я познакомился с Давидом Сакварелидзе. Случайно познакомился. Он мне понравился. Я ему предложил пойти ко мне замом, именно по реформам.

То, что именно Шокин привел в прокуратуру Давида Сакварелидзе — удивительно. Ведь в прессе много писали «они чуть ли не враги». Весь этот год, что в Facebook, что с парламентской трибуны, привычная риторика. Нынешнюю команду на Резницкой традиционно делят, противопоставляя Сакварелидзе и Шокина. Мол, один хочет реформ, а второй их тормозит.

По сути, вы его привели?

Конечно. Никто мне не навязывал, не заставлял. Я его привел, попросил пойти ко мне замом и именно по реформам.

Правда, что у вас испортились с ним отношения? Принято считать, что в ГПУ есть две команды: команда реформаторов, называют Сакварелидзе и Касько и команда ретроградов, которая не хочет перемен.

Если бы я не хотел реформ, я бы звал Давида? Я ему дал все полномочия, который может иметь зам генерального, зам генерального прокурора Украины по внедрению реформ. У меня с Давидом прекрасные отношения были, есть и надеюсь будут.

Ему сложно, потому что, что греха таить, закона украинского не знает. Бывают случаи, когда его немножко подставляют. Вот господин Касько, заявил, когда началось «дело бриллиантовых прокуроров», так называемых, заявил, что он к этому отношения не имеет, что его не было в это время в Украине. Хотя он человек опытный и грамотный в юридических вопросах и этим занимался только Сакварелидзе — нет, этим занимались вместе.

Вы бриллиантовых прокуроров сами упомянули, я обязан спросить. Говорят, что тормозите «дело бриллиантовых прокуроров». Вы же читали сами — в интернете пишут, что бриллианты для вас были?

Для меня?

Да.

Тогда вы меня очень низко цените. Если бы там бриллиантов было на 701 доллар, низкая цена, наверное, как для генерального прокурора. Это шутка конечно. Многие говорят это мои люди, Шапакина я вообще не знал никогда в жизни. Я с ним даже не знаком.

Корнийца, я конечно знал, потому, что мы вместе работали. Но. У нас был договор с Давидом о том, и не только с Давидом, что в связи с тем, что они начали это серьезное дело, они работают в полном самостоятельном плавании. Так оно и было.

Когда у «бриллиантовых прокуроров» только провели обыски, вспомните первые же комментарии — «это удар по Генпрокурору». Мол, это его люди были. Потом появилась новая версия, мол, Шокин специально тормозит расследование, затребовал дело к себе. Я не могу об этом не спросить.

Единственный раз я брал это дело читать, чтобы понимать, что они сделали. Это было в самом конце окончания этого дела. Первично дело было закончено в августе и направлено в суд, потов в ноябре, а направили его в январе. И естественно, никаким образом, не то, что не влиял, а не вмешивался в ход расследования. Вообще.

Не давал никаких указаний, за исключением оного раза, когда я читал это дело. Я Давиду написал указания, не указания, а пожелания, где были нарушения норм УПК. Они их устранили, насколько я знаю, и направили дело в суд. Вот и все мое вмешательство в «дело бриллиантовых прокуроров».

Ноябрь 2015. Снова ЧП в Генеральной прокуратуре. СБУ сообщило — по окнам кабинета Шокина стреляли. Из снайперской винтовки. Генпрокурор тогда был на месте, как раз совещание проводил.

Основная версия предупреждали или мстили. Ведь рассказывают, что в девяностых именно Шокин положил конец «бандитской вольнице» и как раз сейчас многие из тех, кого он «сажал» тогда за бандитизм выходят на свободу.

Когда год назад приходили на эту должность, к тому, что покушения на вас будут, вы были готовы?

Ну, к этому быть готовым никогда нельзя. Никогда этого нельзя предполагать. Дело в том, что учитывая мою специфику работы следователем, потом начальником отдела. Даже были случаи, когда моим родственникам близким приходилось спать с оружием под подушкой.

Поэтому, в общем-то меня не удивило. Сначала нашли пистолет в приемной, вернее револьвер, готовый к стрельбе. Потом были какие-то угрозы, эта стрельба по окнам.

А чего хотят?

Хотят чтобы ушел, либо меня не было на этом свете, не знаю. Очень много людей, которым я перешел дорогу в свое время, тем или иным образом.

Это возвращаются тени из прошлого, те, кого Вы когда-то посадили, в тех бандитских 90-х?

И это может быть. И новые какие-то ситуации. Мне сейчас сложно сказать, потому, что очень много людей, повторяю, которые желали бы мне сделать неприятное. Скажем так.

Мы общаемся уже достаточно долго. Обсуждаем, в том числе, и темы, которые нельзя давать в эфир. В любом случае Генпрокурор держит слово. Пообещав быть откровенным — не уходит от острых тем. И любимая фраза следователей — «здесь вопросы задаю я» это не о нашем разговоре. Понимая, что времени не так много, спрашиваю о Майдане.

Когда год назад, сразу после назначения, Виктор Шокин давал нам свое первое интервью — назвал это расследование одним из своих главных приоритетов. К его приходу на Резницкую силовики одновременно расследовали сразу три тысячи дел — по преступлениям против Майдана. Много времени ушло на то, чтобы свести разрозненные эпизоды вместе. И главный результат: дело лично против Януковича.

Практически дело закончено. Понятно, что он руководил через своих соратников, этих людей и организацию убийств на Майдане и всем, всем, всем руководил Янукович через своих людей.

Вы верите в то, что его когда-нибудь привлекут к ответственности?

Да.

А что должно случиться для этого?

Как только война, а я надеюсь, эта война прекратится на Востоке, то здравый разум и торжество закона, международного закона восторжествует и мы получим Януковича к себе в Украину.

Шокина не смутил ни один мой прямой вопрос. Он и о семье рассказал, и о том, какая собственность у него есть — и где. Для меня неожиданным было, что генпрокурор с иронией относится и к себе самому и к своей нынешней позиции. И уж точно не держится за должность и равнодушен к присущим ей атрибутам. И на мой прямой вопрос — давали ли ему взятки — Шокин тоже отвечает с улыбкой и ничего не скрывая.

Вы понимаете, я Генпрокурор всего один год, вы понимаете, надеюсь что последний. Я был следователем, вся моя жизнь связана со следствием, вся жизнь, полностью. Следователям взятки не дают.

Генпрокурор может быть независимым в современной Украине?

Я вам приведу только один пример, вы сами поймете. Когда я случайно попал на эту должность, повторяю, случайно, на генерального прокурора, то первое условие, ну как, не условие, можно сказать что условие я поставил президенту. Я говорю, Петр Алексеевич, я буду назначать всех прокуроров областей и всех замов своих только сам.

Петр Алексеевич согласился, но я дал понять, никаких условий я принимать не буду. И вот год я прокурор, почти год, ни одного человека я не привел к президенту, ни прокурора области, ни своего зама, не дал ни одну объективу на них, он даже не знает, кого я назначаю. Это и есть независимость. Это очень важно.

Неужели вам за все это время не звонили первые лица?

Было такое, было, звонили, но так никогда не делал президент. Были звонки, были разные предложения, поползновения, я говорю, вы знаете что, я вам рассказал и мим рассказываю, я никогда не назначу человека любого по рекомендации. Потому что он будет работать на вас, а не на прокуратуру и на державу.

Автор интервью: Дмитрий Анопченко

  • egor ios

    Щекин давно потерял совесть и перешел дорогу всей стране.

  • Павел Белецкий

    Проверьте в каких условиях шокин живет, на каких машинах ездит кго семья и какие офшоры зарегистрированы на его тещу.
    Казалось бы легко и просто. Но «политическая воля»
    глубоко в з…..це. Все сразу станет на свои места.
    Нижайшая просьба к общественникам и журналистам проверить.

  • Таня Савчук

    а почему автор-жополиз не спрсил куда ушли деньги рефинанса банков и почему не расследуют фин деятельность Рошена ,котрый продает продукцию через оффшоры и почему президент не переназначает ЦВК и НКРЕ,и где приговоры по взяточникам,и где реформа судебной системы и где объявленные громкие задержания (кроме Мосейчука и корбана,—одного за 4тыс долл, а другой по политич )и у кого МЕжигорье и где деньги пшонок,яныков,