За бурными политическими событиями конца минувшего года незаслуженно осталось без внимания широкой общественности решение Министерства образования о переезде старейшего украинского вуза из оккупированного Симферополя в Киев — Таврического национального университета им. Вернадского.

Крупнейшему крымскому учебному заведению в 2017-м году должно исполниться сто лет. Однако с приходом в АРК России вуз едва не прекратил свое существование. Между тем, благодаря усилиям профессора Владимира Казарина и другим представителям педагогического коллектива, уникальное учреждение удалось сохранить. О новейшей истории Крыма на примере обсуждаемого вуза, моральных качествах оккупантов и будущем возвращении на украинский полуостров редакция поговорила с ректором ТНУ Владимиром КАЗАРИНЫМ.

Вероятно мало кто понимает, что такое переезд вуза со временно оккупированной территории в столицу. Расскажите о предыстории этого события и, собственно, как все это происходит?

Во время известных февральских-мартовских событий 2014-го года (процесс оккупации АРК) Крымский Таврический национальный университет оказался в переходном положении. Российские власти объявили на весь год, до 31 декабря переходный период. До этого срока продолжали действовать украинские печати, бланки и тд. В первые полгода оккупации на Таврический университет даже деньги поступали из Киева. Но уже был запущен процесс реструктуризации под российское законодательство.

Потому нам за год надо было все начатое прежде закончить. Например, у нас был докторский совет, аспиранты защищали диссертации, докторские, кандидатские. Последняя защита у нас была с 22 декабря по 29-е. Люди приехали к нам, а половина совета это люди из других вузов, а 28-го было прекращено железнодорожное сообщение с Крымом. Так вот, 29-го, отработав, наши коллеги из Полтавы, Днепропетровска, Каменец-Подольска, Николаева, Киева и других городов уезжали, кто как мог. Мы их довозили на машинах до границы. Они переходили ее пешком, а там уже подъезжали на машинах наши друзья с украинской стороны межи. Отвозили кого в Херсон, кого в Новоалексеевку, чтобы там рассаживать в разные поезда.

С 1 января 2015 года университет перестал существовать. Как и все классические вузы Крыма. Все потому, что новые «власти» объединили шесть вузов, наш, медицинский, аграрный, строительный, ялтинский гуманитарный, пять филиалов академических центров и др, в «Крымский федеральный университет». В РФ было девять федеральных, стало десять. Ликвидация, кстати, произошла накануне столетия нашего университета. Мы с коллегами с этим не согласились. Тем более, что узнали о приказах по Донбассу о переводе местных вузов в другие регионы Украины. Поехали в министерство образования и стали говорить о своей судьбе. Там потребовали обращение с места, от коллектива. Те, кто разделял нашу точку зрения, с соответствующим заявлением обратились. В итоге продвижение идеи переезда заняло шесть-семь месяцев. Однако минувшей осенью министерство издало приказ о переводе Таврического университета на материковую Украину, в Киев.

Почему именно в столицу?

Потому в частности, что Таврический национальный университет в 1918 году открывался в Крыму как филиал Киевского университета Святого Владимира. (В последствии имени Тараса Шевченко). Именно этот вуз присылал в Крым группу профессоров для усиления кадрового состава. То есть, наш прародитель именно в Киеве. Теперь он оказывает нам организационное содействие. Наш же университет, повторюсь, в образовательной системе Украины не закрывался. Он был ликвидирован в системе России. Для работы же тут, на материке у нас все есть, лицензии и тд. Должны были только пройти перерегистрацию в связи со сменой местоположения. Мы ее прошли перед Новым годом.

Уже есть приказ министра о возобновлении учебной деятельности. В настоящее время занимаемся формированием кадрового состава, извещением студентов о возобновлении деятельности. Учащиеся могут переводиться, переезжать. Весной готовимся провести новый набор студентов на первый курс. Третья задача связана с тем, что не все желающие учиться по ряду причин могут переехать с полуострова. Для этой категории мы должны организовать дистанционное обучение. Нельзя лишить их возможности получить образование и диплом, признаваемый в мире. Во всем, стоит отметить, нам активно помогает Министерство образования. Спасибо министру Квиту в частности за первое здание в 5 тыс кв.метров. Правда, нам понадобятся еще какие-то объекты, главное, для общежитий для размещения студентов и небольшая преподавательская гостиница для временного пребывания.

То есть, правильно ли я понимаю, что все это вы делаете за счет государства?

А мы государственный университет, бюджетная, а не коммерческая организация. Однако одновременно законодательство, закон об образовании, принятый несколько месяцев назад, развязывает руки вузам. Появилась возможность зарабатывать за счет всяких программ, дополнительных услуг, которые могут реализовывать и оказывать. Например, исследовательские проекты. Это, когда заинтересованные министерства будут заказывать какие-то работы. Кроме того, вузы могут работать с международными грантами.

Тут стоит отметить, что современный вуз не может существовать, если студенты не выезжают постоянно на стажировки в другие страны, если преподаватели не обмениваются с другими вузами идеями.

Эти иностранные связи сохранились?

Вот в этом самая главная уязвимая черта так называемого «Крымского федерального университета». Его диплом нигде, кроме РФ не признается. Мало того, иногда и в России не знают, что это такое. У нас были случаи, когда люди ехали в Сибирь и их там принимали странно. Дескать, какой Крымский федеральный? Вот перечень вузов, тут такого нет. Видимо, так спешили провернуть обсуждаемую аферу, что попросту забыли внести изменения во всю документацию. Соответственно, у созданного «монстра» и имиджа никакого нет. У нас был студент из Баку, куда он вернулся отучившись. Там увидев его диплом, опять сказали, мол, не знаем такого вуза, поезжай в Украину и возвращайся с нормальными документами. А так как он три года отучился в Таврическом национальном и только потом попал в эти передряги, то в Киеве ему диплом заменили. Все, в Баку у парня больше нет проблем. Ранее у нас были программы сотрудничества с двенадцатью странами. (Греция, Турция, Китай, Германия и пр.) С приходом «Крымского федерального» все наши партнеры прекратили отношения с нами. Крым стал санкционной зоной. А вот сейчас в Киеве мы заявляем о своем возрождении, возобновлении деятельности. Уже восстановлены связи с Китаем, Грецией США. Будут и другие. Студентам будут доступны гранты, стажировки и т.д.

Например, вы знаете, что нынешний год объявлен годом английского языка. Соответственно, все англоязычные страны объявившие целый ряд грантов на обучение и оказание помощи для изучения языка, являются нашими потенциальными партнерами.

Уже есть договоренность с одним английским о стажировках, перенимании опыта, чтобы качество обучения в Таврическом университете отвечало европейским аналогам. В перспективе мы ставим себе целью унифицировать наши учебные программы. Программа максимум – чтобы студент, выпускаясь получал два диплома, наш и этого вуза. Но для этого надо пройти путь, Минобразования Великобритании должно признавать программу Таврического университета как отвечающую стандарту английского учебного заведения.

Таким образом, выходит, что от переезда в Киев вы не только ничего не потеряли, но и приобретаете?

Мы восстанавливаем то, что там было утрачено. Еще в Крыму в условиях консервации мы понимали, что начинаем отставать от последних наработок, тенденции в развитии высшего образования в Европе и США. Здесь же мы находимся в ситуации, когда принят новый закон об образовании. Киев декларирует стремление в Европу. Все это позволяет сконцентрировать усилия активных и талантливых людей. В свою очередь мы легче можем внедрить в образование новации. На временно аннексированной территории с этим все очень проблематично.

Хотелось бы уточнить ситуацию со студентами, которые на момент вхождения России в Крым уже учились Тут ситуация многослойная. Процесс их обучения прерван в виду вышеизложенных причин. После того, как стало окончательно понятно, что дипломы «Крымского федерального» никем не будут признаваться многие и студенты и преподаватели стали уходить из вуза. Часть их ввиду разных жизненных обстоятельств уезжают в Россию, предпочитая дипломы ростовского, белгородского, петербургского и прочих университетов. Значительная, думаю, что большая часть в разное время перебралась на материковую Украину.

Мои студенты филфака (курсовики, дипломники), где я работал, учатся на территории от Львова до Днепропетровска. Так же и преподаватели. Некоторые из них, кстати, даже стали заведующими кафедр, деканами, т.е люди высокой квалификации. Сейчас они «на старте». Студенты говорят, дескать, мы хотим продолжить обучение в Таврическом университете, преподаватели, мол, бросать приютившие вузы не будем, но неплохо бы работать на 0.25 ставки, к примеру. Но вот мы объявим о наборе первого курса. А общаюсь я со студентами второго, третьего, четвертого курсов. Естественно, люди хотят именно на тот курс, на котором было прервано их обучение. И восстановление их курсов начнется.

Само собой, для переезда на постоянное жительство или временного проживания людям нужны стипендии, зарплаты, жилье. Мы этим занимаемся. Напомню также и про введение дистанционного обучения, посредством которого учащиеся смогут получать знания именно с того момента, на котором пришлось остановиться.

Не могу не спросить и об отношениях с коллегами. Скажите, были ли среди них те, кто поддержали так называемую «крымскую весну»? Или же это было радостным событием исключительно для люмпена?

Надо отметить, что университет не был каким-то центром этих процессов. Однако некоторая часть преподавателей этим вирусом заразилась. Мало того, «заболев», стали делать карьеру. Как? Стали писать письма с требованием изгнать тех или иных преподавателей из-за проукраинских взглядов. Писали такие «докладные» и на меня. Знаете, установление российского статуса ознаменовало и возрождение советских традиций. Вызывает как-то декан и говорит, что на меня пришла жалоба. Читаю ее, а там подписи нет. Это же анонимка, говорю, мы же их не рассматриваем.

А он: это в Украине не рассматривали, а в России будем. Как, спрашивается, на это отвечать?

Так и пиши, что «как пишет неизвестный»… Постойте, вы еще и объяснительную какую-то должны были писать? Да! Ты должен ответить ректорату, а он должен переслать это в Совмин и там это пришивается куда-то. То есть, как в советское время. Жалобщики пишут без имен и обратных адресов, а на «сигналы» обязуют отвечать. Смысл в этой писанине? Кого-то уволят, образуется вакансия и ее кто-то займет.

Более того, одним из первых требований было ликвидировать факультет украинского языка и литературы, и его ликвидировали. Сохранили, правда маленькую группу на филфаке, назвав ее «русско-украинский перевод», то есть, украинский язык там может существовать только как часть такой специальности. Закрыта была и кафедра истории Украины. Оказалось, что специальность «история Крыма» может быть, такая кафедра создана, а истории Украины – нет, лженаука!

Получается, что в Крыму теперь де-юре невозможно существование украинского вуза?

Нет. Де-юре как-раз возможно. В середине 90-х между Украиной и Россией было подписано соглашение о взаимном признании документов об образовании. И среднего и высшего. Формально никто действие этого документа не отменял. На таком основании там мог бы работать филиал украинского вуза. Кстати, до оккупации на полуострове работали все филиалы российских вузов. Никто не запрещал, не препятствовал. Теперь, оказалось, что по факту в Крыму невозможно нахождение ничего украинского. Все закрыли. Заметьте, студенты – дистанционщики, которые будут у нас учиться, строго говоря, ничего не нарушают, но, наверняка, к ним возникнут вопросы. Потому их имена мы оглашать не будем.

И в заключение. Верите в возращение Крыма под украинскую юрисдикцию?

Я принадлежу к числу оптимистов в этом вопросе. И декларирую Таврический университет как крымский украинский вуз, временно работающий в Киеве в связи с невозможностью осуществления образовательной деятельности на полуострове. Но его задача – подготовка кадров для Крыма нового времени. Возвращение у нас в планах. И мы вернемся сразу, как это станет возможным. Вообще посмотрите, как быстро развивается ситуация в Крыму. Не на пользу оккупантам и их пособникам. Взяв на работу последних, кстати, россияне оказали себе медвежью услугу. Ведь все эти люди – профессиональные предатели. У Константинова есть украинские ордена. У Аксенова украинские поощрения, был долгие годы депутатом, возглавлял украинскую партию, входил в Партию регионов.

С предателями невозможно построить ничего хорошего. Кроме того, Крым все больше превращается в гирю на шее и без того слабеющего государства. До оккупации полуостров сам на себя зарабатывал 44% от необходимого. (Он никогда не был бюджетообразующим. Это была ложь). В 2014-м году доля самостоятельно заработанных средств сократилась до 31%. В 2015-м уже говорим о 17%. Там все стоит. Нет никакой промышленности, никакого туризма. Нет воды, нет электричества, дорог и т.д. Ничего нет! Это тяжелейшая обуза для России. Зачем же было все это устраивать?

Посмотрите интервью Путина в Bild. Значительная часть его – это не объяснения, а попытка оправдаться, мол, вынужден был вторгнуться на территорию АРК. Не сомневаюсь, что скоро Кремль попытается искать какие-то компромиссы. Так или иначе, но, верю, что через 2-3 года мы вернемся в украинский Крым.

Справка:

Казарин Владимир Павлович родился 15 августа 1952 г. (г. Ашхабад). Образование высшее, закончил Дальневосточный государственный университет (1974 г.) по специальности «русский язык и литература» (филолог, преподаватель русского языка и литературы). С октября 1974 г. по май 1978 г. — учеба в аспирантуре при Ленинградском государственном университете.

С июня 1978 г. по декабрь 1981 г. — ассистент, заведующий кафедрой, старший преподаватель, преподаватель кафедры российской, советской и зарубежной литературы Дальневосточного государственного университета. С декабря 1981 г. по ноябрь 1985 г. — доцент, младший научный сотрудник, старший научный сотрудник, заведующий кафедрой российской и зарубежной литературы Симферопольского университета им. Г. В. Фрунзе. С ноября 1985 г. по ноябрь 1988 г. — секретарь партийного комитета Симферопольского государственного университета им. Г. В. Фрунзе. С ноября 1988 г. по июнь 2001 г. — заведующий кафедрой российской и зарубежной литературы, проректор из гуманитарного образования, перспективному развитию и международным связям, заведующий кафедрой русского языка и литературы Симферопольского государственного университета им. Г. В. Фрунзе; доктор филологических наук (1988 г.). С июня 2001 г. по май 2005 г. — заместитель председателя Совета Министров Автономной Республики Крым. С мая 2005 г. по июль 2006 г. — проректор Таврического национального университета им. Вернадского; г. Симферополь.

На должность первого заместителя председателя Севастопольской городской государственной администрации (по вопросам региональной гуманитарной политики) назначен 10 июля 2006г. С 10.07.2006 г. по апрель 2010 г. занимал должность первого заместителя председателя Севастопольской городской государственной администрации. Снят с должности указом президента от 12 января 2011 г.

Заслуженный деятель науки и техники Автономной Республики Крым. Женат. Есть трое детей — одного сына и двух дочерей.

Автор интервью: Вадим Довнар