Настаивая на реформировании таможенной службы, представители разных политических сил уверенно заявляют, что радикально изменить ситуацию может только выведение ее из состава ГФС. Правда, дальше разговоров дело пока не идет и когда будет рассмотрен соответствующий законопроект, который называли одним из первоочередных, тоже неясно. О плюсах и минусах такой законодательной инициативы рассказал заместитель главы Общественной организации «Сила Украины», эксперт по вопросам налоговой и таможенной политики Владимир Орлов.

Депутаты, в том числе и профильного комитета парламента, неоднократно заявляли о том, что только создание новой независимой структуры позволит активно развивать такое направление, как таможенная политика. Причем авторами соответствующего законопроекта стали представители разных фракций. Как вы относитесь к этой идее?

Скажите, что мешает сейчас нарабатывать законодательную базу, улучшающую условия ведения бизнеса? Например, нам давно пора было ввести институт уполномоченных экономических операторов. Законопроект же начали обсуждать только сейчас, а когда парламент его рассмотрит – неясно. Поэтому развивать такое понятие, как таможенная политика, нужно не только декларациями о необходимости создания независимого органа.

Почему никто не говорит о такой проблеме, как достаточно большой дефицит кадров? Под закон о люстрации многие профессионалы, имеющие в том числе управленческий и руководящий опыт, выброшены за борт. Система выхолощена. Хотя там действительно работало много высококлассных специалистов, которые приложили немало усилий, чтобы таможенная служба развивалась, инициируя качественные изменения как на законодательном уровне, так и на практике. Поэтому нужно не заниматься популизмом, а внедрять механизмы, которые приведут к позитивным результатам и для государства, и для субъектов внешнеэкономической деятельности.

Все-таки представим, что законопроект приняли. Осталась ли база, от которой можно оттолкнуться, формируя такую структуру?

Мы сначала создаем одно, потом ломаем и пытаемся построить что-то другое. На мой взгляд, достаточно правильно отстроить вертикаль, назначив заместителей главы ГФС, ответственных за отдельные направления, в частности и таможенное. В мировой практике есть различные модели, когда налоговая и таможенная службы входят в единую структуру или работают отдельно. Но раз уж мы объединили, зачем снова разрушать?

Неужели нет плюсов, если разделить?

Только один: мы дадим больше самостоятельности человеку, который возглавит новую структуру. Мы снова же раздуваем штат, в первую очередь центрального аппарата. Вот скажите мне, какой в этом сейчас смысл и можем ли мы это себе позволить, когда страна живет в режиме жесткой экономии? Если система работает, почему не достаточно профильного заместителя? Председатель – это, по сути, политическая фигура. Он администратор, который ставит задачи и требует их выполнения.

Но такой заместитель уже был, история закончилась плачевно. Что толку снова кого-то назначать на эту должность, если у человека не будет полномочий?

Я согласен с тем, что полномочия необходимы, но во главе угла все-таки должен быть профессионализм.

Вы согласны с мнением, что в процессе реформ служба фактически уничтожена, а не просто трансформировалась?

Одна из основных проблем, на мой взгляд, в том, что нет стабильности. На данный момент не назначен ни один начальник таможни. Когда человек сидит с приставкой и.о., он думает скорее о том, как бы сохранить свое место и куда он в будущем с этой приставкой пойдет вместо того, чтобы заниматься работой.

А почему не назначены?

Это вопрос не ко мне. Видимо, так легче держать людей на коротком поводке. Чтобы было понятно: делай так, как надо, или тебя заменят в любой момент. Потом не забывайте о прямой норме Таможенного кодекса, которая четко говорит о том, что назначить на такую должность можно только человека, имеющего определенный опыт работы. А ведь таких в системе остались единицы.

Украина много лет декларировала, что идет по пути упрощения таможенных процедур. Сейчас такая тенденция сохраняется?

Система работала над тем, чтобы минимизировать человеческий фактор. Например, путем введения электронного декларирования, которое используется уже не первый год. Но коррупционный фактор присутствовал всегда. Я точно знаю, что он присутствует и сейчас. Четкая вертикаль поломана, и зачастую инспектора сами себе хозяева на постах. Что там происходит, многие руководители на местах (не то, что на уровне центрального аппарата) могут и не знать.

Что по-вашему такая вертикаль предполагает? Когда взятки несут всем: от инспектора до начальника таможни?

Я имею в виду кадровую составляющую и управленческую вертикаль, когда есть руководители на местах, с которых можно спросить. А не «временщики».

Плюс материальная составляющая. Мы видим, что в процессе реформирования других структур повышают зарплаты, у людей есть премии, социальные гарантии, то есть финансовые стимулы. А насколько я понимаю, таможня как давала свои 40% доходов в бюджет, так и дает, с нее как требовали план, так и требуют. При этом обеспечение личного состава осталось на уровне прежних лет, а это мизерные зарплаты. Человек оформляет товары на миллионы гривен, а у него оклад в 2,5 тысячи гривен. Как вы считаете, ему легко устоять перед соблазном?

Как вы думаете, почему никто не поднимает этот вопрос? Экономическая безопасность ведь не менее важна для государства, чем любая другая составляющая…

Потому что людей так легче держать в страхе…

Хотите сказать, что люди боятся потерять такое сомнительное рабочее место?

Обратите внимание на сам процесс бесконечной реорганизации… Сначала была Государственная таможенная служба, потом Миндоходов, теперь Государственная фискальная служба. И каждый раз преобразования тянут за собой увольнение штата. Вы пишете заявление сначала на увольнение, потом – на прием. Возьмут вас обратно или нет – это каждый раз вопрос. Людей как будто специально загоняют в такие условия, когда они живут в постоянном стрессе, в подвешенном состоянии, от увольнения до назначения.

Бросить все, когда ты работаешь в системе многие годы, нелегко. Люди действительно дорожат своим местом. Но нужно сделать так, чтобы они могли спокойно работать, развивать свои профессиональные навыки. Таможенникам нужно однозначно поднять зарплаты, должны быть премии, социальные гарантии. Нужно менять имидж фискалов в целом, они не должны ассоциироваться только с коррупцией. Иногда читаю комментарии под новостями о сокращении штата фискальной службы. Пишут, что, мол, это правильно, добавляя, что надо не сокращать, а сразу посадить. И никто не хочет признать, что зачастую фискалы – это порядочные люди. Удобно жить в условиях мифов, которые сами породили. Можно бесконечно кого-то обвинять, ничего глобально не меняя.

Реально побороть контрабанду? Мы уже не первый год слышим такие обещания от руководителей разного уровня, но схемы по-прежнему работают…

Она будет в любом случае. Но необходимо в первую очередь побороть социально опасную контрабанду: оружие, наркотики. А также полностью перекрыть так называемую черную контрабанду, с которой вообще не платится никаких платежей. Параллельно вычищать так называемую серую контрабанду, которая идет за счет занижения таможенной стоимости, пересорта товаров, изменения номенклатуры. Но к этому вопросу должен быть государственный подход. Для того, чтобы попытаться побороть контрабанду, необходимо законодательно убрать экономические причины ее существования, внести прозрачность в процесс оформления товаров народного потребления.

Например, почему бы не дать возможность субъектам внешнеэкономической деятельности самим контролировать друг друга, предоставив им доступ к данным таможенной стоимости? А не так, что взяли и уровняли таможенную стоимость, как это было сделано в прошлом году. Ну и параллельно необходимо разделить фискальную функцию таможенной службы и правоохранительную. Ни в одной развитой стране мира нет плана по сбору платежей в бюджет от деятельности таможни (в том числе от деятельности подразделений по борьбе с контрабандой). Также я бы активнее внедрял в жизнь систему обмена предварительной информацией о перемещаемых товарах с соседними странами на примере таких, как служба уже имеет с таможнями Молдовы и Беларуси.

На одном из заседаний профильного комитета депутаты подняли вопрос о том, что таможня в Одессе стала работать прозрачно, поэтому все схемы и те, кто ими пользуется, переместились на другие таможни. Как в таких условиях побороть коррупцию и контрабанду?

Мы же с вами точно не знаем, почему оттуда ушли импортеры, поэтому снова же обвинять всех в коррупции я бы не стал. Но чтобы исключить подобное, подход к таможенному оформлению по всей территории Украины должен быть одинаковым. Таможенная система работает как сообщающиеся сосуды: если где-то убыло, в другом месте прибыло. Есть определенное количество товаров, которое, как ни крути, но должно распределиться по территории страны. Если товар не оформлен в Одессе, значит, его привезут на другую таможню.

Не дорогая выйдет логистика?

Вопрос в таможенной стоимости. Ее можно так обыграть, что расходы на логистику будут очень приемлемы.

Правительство настаивает на передаче некоторых таможен в управление иностранным компаниям. Как вы считаете, это поможет радикально улучшить ситуацию?

Я негативно оцениваю эту идею. Уверен, что в Украине есть немало патриотов и профессионалов, которые могут работать на благо государства, а не на свой карман. Какой смысл передавать иностранцам, которые придут на время, заработают и уйдут? Да, такой опыт в разных странах есть, но там не все так идеально, как нас в этом хотят убедить.

Автор интервью: Татьяна Бодня