Этот год был особенным для международного кинофестиваля «Молодость». Самый крупный кинофорум Восточной Европы, по версии Международной федерации ассоциации кинопродюсеров, отпраздновал свой 45-летний юбилей.

24 октября в столичном театре имени Ивана Франко фестиваль открылся одноименной лентой «45 лет» англичанина Эндрю Хэя, главную роль в которой исполнила призер Берлинале этого года Шарлотта Рэмплинг.

В этом году Госкино выделило на проведение кинофестиваля 552 тысяч гривен, еще 200 тысяч гривен добавила киевская мэрия. Но, по словам исполнительного директора кинофестиваля Владислава Лясовского, всего организаторы потратили на событие 10 миллионов гривен. «Из-за проблем с финансами нам пришлось отказаться от фильма «Молодость» оскароносного Паоло Соррентино, который мы рассчитывали показать на открытии», — признался гендиректор фестиваля Андрей Халпахчи.

Впервые за всю историю «Молодости» показы также не проводились в обновленном кинотеатре «Жовтень», который после пожара спешили открыть специально до начала фестиваля. В этом году в программе «Молодости» было представлено восемь фильмов-номинантов на «Оскар», ленты-призеры главных международных фестивалей, украинские премьеры, и отдельная программа для детей, которую открывала супруга президента Марина Порошенко. Сам гарант на церемонию открытия не пришел, как и мэр Киева, Виталий Кличко, с которым организаторы фестиваля не нашли общий язык. Вообще, 45-я «Молодость» прошла без особого внимания со стороны политиков, что, скорее всего, связано с проведением в Украине местных выборов 25 октября. В целом же, недостаток внимания от власти организаторы компенсировали насыщенной программой. Гран-при международного фестиваля и денежный сертификат на сумму 10 тысяч долларов получил израильский фильм «Принцесса».

Кроме масштабного осеннего события, команда фестиваля активно работает в течение года. В марте в Киеве состоялся пятый фестиваль «Irishfest: Новое кино Ирландии», с аншлагами прошли «Неделя украинского кино в Париже», недели испанского и израильского кино по всей Украине. На днях «Молодость» совместно с благотворительным фондом Игоря Янковского и Государственным агентством по вопросам кино провели Дни украинского кино в Лондоне.

О закулисье главного кинофестиваля страны, взаимоотношениях со спонсорами, и куда «Молодость» отправится уже в следующем году, в интервью «Главкому» рассказал исполнительный директор фестиваля Владислав Лясовский.

Несмотря на все трудности и преграды, фестиваль состоялся. Вы довольны своей работой?

Когда мы начинали совместную работу с ген директором фестиваля Андреем Халпахчи, было бы неправильно предпринимать какие-то резкие шаги. Я боялся навредить, поскольку есть команда молодых талантливых людей, которые каким-то непонятным для меня образом на протяжении десятилетия пытаются держать фестиваль на определенном уровне. Безусловно, я не представлял, как много проблем у фестиваля. Но главная задача была – провести фестиваль и сделать выводы. Год был тяжелее, чем предыдущий. В 2014 году было легче, потому что и спонсоры, и государство еще, наверное, по инерции давали средства. В этом году многим не до кино. Ведь 2015-й – это год изнурительной и тяжелой войны на Донбассе, год финансового кризиса. Фестиваль остался практически без финансирования. Но несмотря ни на что, праздник кино состоялся. И это жизнеутверждающий шаг вперед. Фестиваль будет жить!

Расскажите немного о том, чего не видели зрители. О закулисье «Молодости». Как проходил обычный фестивальный день?

У многих моих коллег день не заканчивался, они просто ночевали на работе. В организационном комитете было порядка 80 волонтеров, 20 людей в штате и постоянно работающая команда «Молодости» — до 15 человек. Каждое утро на летучке мы смотрели график, кто приезжает, что показываем, где должен быть сегодня Халпахчи, потому что он должен быть везде. Вспоминаю случай, когда в один прекрасный момент я просто сказал ему: «Андрей Яковлевич, телефон давайте сюда!», потому что за три дня до открытия его отвлекали звонками знакомые, которые просили пригласительные. А он человек безотказный и добрый. Я дал другой телефон и, таким образом, мы его разгрузили.

Так же для меня было приятным сюрпризом общение с нашей полицией. Я никогда не думал, что будет настолько просто с ними работать. Отдельное спасибо вашему коллеге Артему Шевченко (пресс-секретарь Министерства внутренних дел, — «Главком»), который помог. Поскольку вы помните казус с кинотеатром «Жовтень» в 2014 году (в ночь с 29 на 30 октября прошлого года неизвестные подожгли один из залов кинотеатра во время сеанса картины «Летние ночи» режиссера Марио Фанфани, входящей в ЛГБТ-программу кинофестиваля, — «Главком»). Поэтому мы переживали, чтобы в этом году во время ЛГБТ-программы «Солнечный зайчик» (Sunny Bunny) не было никаких проблем.

Внесите ясность, почему, фестиваль, отметивший свое 45-летие, в этом году покинул традиционную площадку? Кинофестиваль отказался от сотрудничества с «Жовтенем», который и спешили открыть после ремонта специально под «Молодость».

Мэрия спешила открыть кинотеатр до фестиваля. Но нужно сделать что-то и для самого фестиваля. Затраты, которые мы несли, к сожалению, не покрывались от продажи билетов.

Фестиваль отказался от услуг кинотеатра из-за невыгодных условий?

Проблема в том, что количество сеансов не совсем соответствовало нашим пожеланиям. Если вы уже и открываете «Жовтень» под фестиваль, то не стоило говорить: «Этот сеанс мы покажем, а Sunny Bunny не возьмем».

Это вам директор кинотеатра говорила?

Не мне лично, моим коллегам.

Халпахчи заявлял, что это «сверху указали», что нежелательно показывать ЛГБТ-программу.

Я не могу это подтвердить, но был звонок Халпахчи из кинотеатра о том, что Киевская городская администрация не рекомендует показывать эту программу. На самом деле, мы только рады, потому что отлично сработали в кинотеатре «Синема-Сити». Там не указывали, что делать фестивалю.

Что можете сказать об интересе киевлян к фестивалю в этом году? Вели статистику посещаемости?

Посещаемость была выше прошлогодней примерно на 15-20%. При том, что цена на билеты выше была.

Можете назвать среднюю цифру?

Около 90 гривен.

А кто ее определял – вы или кинотеатры?

Совместно. При этом многие говорили, что это довольно низкие цены, поскольку это фестивальное кино. Но, во-первых, это молодое кино, и мы хотели, чтобы пришли студенты. У нас до 16.00 были дешевые билеты по 30-40 гривен, а на детскую программу – одна гривна.

Мы также делали ряд попыток сформировать группу заинтересованных людей, чтобы увеличить посещаемость со стороны студентов и малоимущих людей. К сожалению, не получилось. Мы пытались продавать дорогие билеты на открытие и закрытие, чтобы за счет этого снизить цены на сеансы для этих категорий людей. Но «не пошло». Никто особого желания не изъявил. Наша вторая программа, которую мы проводим с лета, касается воинов АТО. Мы проехали по военным госпиталям Харькова, Днепропетровска, Одессы, Николаева с фильмом «Форест Гамп», и сделали шесть показов для бойцов АТО. Сейчас мы планируем продолжить, но уже в воинских частях в прифронтовой зоне.

Мое личное разочарование: побывав на ряде фестивалей в Европе, я вижу, что украинцы ходят в кино значительно меньше. Я не говорю про фестивали первого уровня, такие как Канны или Берлин, но, например, на фестиваль в Золотурн приезжают со всех кантонов Швейцарии. Это видно по номерам автомобилей. Недавно наши ребята вернулись из Англии, где проходила неделя украинского кино, так вот на украинское кино люди ходят. Поэтому для меня немного не понятно, почему в Лондоне залы полные, а в Украине нет. Я говорю о фестивальных фильмах, которые не выходят в широком прокате. Люди, которые интересуются кино, безусловно, должны их видеть.

Выходит, на блокбастеры ходят, а на фестивальное кино – нет. Почему?

Дело в культуре. Естественно, люди должны видеть и известных актеров, которые снимаются в блокбастерах. Но фестивальный фильм «берет» другим, он хватает тебя за живое. И странно, почему не ходят. Реклама у «Молодости» была не плохая. За что отдельное спасибо хочу сказать пиар-директору Татьяне Мокриди. Очень помогли наши коллеги из медиагруппы StarLightMedia и Film.ua. Мощнее бренда, чем «Молодость» в Украине сегодня не существует. Но в Каннах и Берлине «Молодость» знают — актеры и продюсеры ассоциируют Киев именно с фестивалем. А если спросить о «Молодости» в Украине, то ответить смогут только киевляне.

Одним из преимуществ для молодых режиссеров, которые участвуют в «Молодости», является то, что после премьеры здесь их работы могут заметить международные режиссеры. В этом году есть успешные примеры?

Еще рано об этом говорить. Но могу сказать, что наш коллега Роман Балаян, который возглавил состав жюри Национального конкурса фестиваля, отметил, что качество украинских фильмов по сравнению с предыдущим годом выросло. Перспективы есть, творческий потенциал растет, и, надеюсь, «Молодость» откроет не одно новое имя.

А иностранные гости, что говорят об украинских фильмах?

В составе главного жюри было четыре иностранных представителя. Украинский продукт не вызывал у них отдельного восприятия. Они не отличали его от работ из других стран, соответственно, то, что они видели, им очень нравилось. Вообще, они в диком восторге от поездки. Хотя фестивалю не хватило немного резонанса из-за того, что наши иностранные звезды не рискнули приехать в связи с нестабильной ситуацией в стране.

От чего еще отказалась 45-я «Молодость» из-за финансовых сложностей и войны?

Хоть все и отмечают, что открытие и закрытие прошли достаточно хорошо, все равно, не так, как должны были соответственно статусу фестиваля. Ведь «Молодость» входит в ТОП-20 фестивалей мира, и ТОП-10 специализированных мировых фестивалей. Это нужно ценить, и сюда должны были приехать ряд знаменитостей, которые придали бы особое звучание фестивалю. С другой стороны, вы не представляете, какая была проблема с желающими попасть на открытие и закрытие. В этом смысле, Палац «Украина» был бы нам удобнее.

Но его цена реально существенно превышала ту, которую предложил нам театр Франко. Мы просто не могли это потянуть. Но нам помогали во многом партнеры. Например, с транспортом посодействовала компания «Винер Украина», в этом плане все было на уровне.

Государство ведь могло предоставить для проведения фестиваля палац «Украина».

Мы понимаем, что есть определенные тарифы, и государство тоже должно зарабатывать. Дело в другом. Госкино в 2014 году закладывает в бюджет фестиваля аренду «Палаца». Мы проводим фестиваль, ДУС дает нам скидку, но деньги от Минкульта мы получаем только в апреле 2015 года. К тому времени палац «Украина» подает в суд, который, естественно, обязывает нас заплатить. В апреле мы закрываем задолженность, но при этом возникает пеня со стороны «Палаца» из-за курсовой разницы. В итоге мы переплатили еще 30 тысяч гривен из-за бюджетной неразберихи внутри государственных организаций. Поэтому без серьезного отношения к фестивалю со стороны государства и города, Киевский фестиваль не будет киевским.

А где размещали гостей? В интервью «Главкому» Андрей Халпахчи рассказывал, что государство на проживание иностранных гостей выделяло 250 гривен в сутки.

В арт-отеле «Баккара». Но, так как, все расходы, связанные с проживанием, покрывали мы, за некоторые услуги мы еще даже не рассчитались. Что-то приходит из бюджета, мы рассчитываемся.

Мы объясняем нашим партнерам, почему у нас возникла задолженность. Мы лишились серьезных спонсоров – банка, лотереи, которые нас поддерживали, и лишились государственной помощи. Нам сложно объяснить иностранному гостю, что мы не можем купить авиабилет, потому что КГГА, например, не может нам выделить больше 200 тысяч гривен. При этом фестиваль — не коммерческое мероприятие. Это окно в мир для украинского кинематографа, и европейского кино — в Украину. Ведь одно качественное кино может дать Украине больше, чем делает весь украинский политикум не один год.

Халпахчи говорил, что фестиваль может переехать в другой город. Речь идет о Львове?

Я пока хотел бы оставить этот вопрос. Мы изучаем вопрос, потому что фестиваль должен жить, и мы сделаем все возможное, чтобы он развивался и звучал по-новому. Наша задача – сделать его главным кинофестивалем Восточной Европы, и Киев должен взять на себя определенные задачи.

Получается, киевские власти не заинтересованы в проведении такого имиджеового меропрития?

У меня такое ощущение, что власти просто не понимают. Вопрос даже не в деньгах, их реально может не быть. Вопрос в отношении. Мы написали несколько писем господину меру с просьбой встретиться и скоординировать усилия, потому что мы не можем в рамках города проводить фестиваль без участия администрации. К сожалению, мэр не нашел времени на рабочую встречу и не поинтересовался, какая организационная помощь нам нужна. Хотелось услышать от Виталия Кличка: «Мы знаем и понимаем статусность и важность мероприятия, давайте вместе думать, что мы можем сделать без денег, или с минимальным бюджетом». Но мы этого не услышали, к сожалению.

В КГГА вам писали какие-то формальные ответы?

Нет, ни одного ответа не было. Мы отправляли три письма мэру и копии секретарю Киеврады. Резников сказал, что не получал письмо…

Наверное, именно по этой причине впервые за всю историю фестиваля на церемонии открытия не было мэра?

Я не знаю, почему его не было. Мы были удивлены таким отношением киевской власти. Если сравнивать с Госкино и Минкультом, несмотря на все сложности, у нас был диалог! Я хочу поблагодарить за помощь и Вячеслава Кириленко (министр культуры, — «Главком»), и Филиппа Ильенко (глава Государственного агентства по вопросам кино, — «Главком»).

Петра Алексеевича Порошенко приглашали на открытие?

Да, мы приглашали президента, но он не смог прийти. А Марина Анатолиевна (Порошенко, — «Главком»), как вы знаете, открывала детскую программу фестиваля.

Все-таки, какой реальный бюджет фестиваля? Наверняка больше, чем 700 тысяч гривен, полученных от центральной и местной власти?

В районе 10 миллионов гривен.

Кто помогал финансировать фестиваль?

Посольства.

Почетный президент фестиваля Виктор Ющенко как-то помог?

Он сказал речь на открытии и, собственно, пришел…

Сколько обошелся приезд иностранных гостей и работа жюри?

Работа жюри не оплачивается. Мы обеспечиваем авиабилеты, питание, проживание и транспорт. Гонорары не платим, у нас нет такой возможности.

Какие райдеры были у иностранных гостей?

Даже Беатрис Даль, одна из самых знаковых гостей, была весьма лояльно и демократично настроена. У нее не было каких-то заоблачных пожеланий. Мы хотели, чтобы ей понравилось в Украине, и она действительно уезжала с большим чувством благодарности и восторгом от столицы.

А просил ли кто-то из украинских звезд гонорар?

Слава богу, нет. Все понимают, что мы не в той ситуации. Мы стремимся дожить до ситуации, когда сможем сказать: «Друзья, для вас честь быть здесь». Я шучу, конечно (смеется).

Назовите самого дорогого гостя?

Самый дорогой гость тот, который остался в твоей душе. Это не меряется деньгами. Жюри в этом году — прекрасные люди и профессионалы, которые нам дороги.

Фестиваль закончился. Что вы думаете делать для того, чтобы о «Молодости» не забывали в течение года?

Есть фестиваль «Молодость», а есть общественная организация «Молодость», коллектив которой проводит различные мероприятия в течение года. Необходимо посещать другие фестивали, чтобы отбирать фильмы, приглашать гостей, проводить недели украинского кино и промотировать Украину за рубежом. У нас была большая премьера 24 декабря. Мы решили попробовать себя в роли компании прокатчика, и приобрели права на фильм «Рождественская ночь в Барселоне». В январе у нас запланирована поездка в Швейцарию, в феврале – Берлинский кинофестиваль, где будет представлен украинский стенд. Мы планируем недели ирландского, испанского, итальянского кино в Украине. В мае будут Канны. Как видите, график очень насыщенный.

Раньше у фестиваля «Молодость» были тесные связи с российскими актерами и режиссерами. В этом году ситуация изменилась?

У нас были российские фильмы на фестивале, несмотря на то, что некоторые контакты были нарушены, и присутствие России минимизировалось. Но это не плохо для украинского рынка, поскольку это хороший шанс для украинских ребят, которые раньше равнялись на Москву. Безусловно, у нас не такие финансовые возможности, но мы видим определенную динамику в этом плане. С одной стороны, мы отрезали серьезный сегмент рынка, но с другой — стимулировали рост творческого креатива и интереса к украинскому кино.

Вырос уровень режиссеров или сознание украинского зрителя?

И то, и другое. На фоне событий, которые переживает страна, режиссеры и сценаристы могут раскрыться более полно, они создают более интересные сюжеты. Все идет от души, которая раньше спала, а сейчас раскрылась. Поэтому мы смотрим вперед, и надеемся, что следующий год даст нам возможность развиваться дальше. Главная для меня задача – это наши гости. Чтобы зритель увидел, что Украиной интересуются, что сюда приезжают звезды мирового масштаба, как это и было раньше.

Чем собираетесь заманивать?

В первую очередь, хорошим кино.

Автор интервью: Оксана Лой