Военные прокуроры Матиоса продолжают кошмарить гражданский бизнес с помощью «маски-шоу»

317

Военная прокуратура Южного региона разослала пафосный пресс-релиз о том как следователи и прокуроры устраивают маски-шоу и кошмарят бизнес.

К пресс-релизу приложены фотографии бойцов спецназа в полной боевой выкладке с огромным логотипом Военной прокуратуры, пишут «Вільні новини».

Сообщается, что следственный отдел Белгород-Днестровского ОП ГУНП в Одесской области, под процессуальным руководством Военной прокуратуры Белгород-Днестровского гарнизона Южного региона Украины и оперативным сопровождением Службы безопасности Украины в Одесской области и спецподразделения Государственной пограничной службы 10-го мобильного пограничного отряда (ДОЗОР), осуществляет досудебное расследование по уголовному производству, начатому по признакам уголовного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 191 УК Украины, по факту продажи рефрижераторного сухогруза ЧАО «Украинское Дунайское пароходство» «Николай Савицкий» по значительно заниженной стоимости.

Следователи и прокуроры исследуют вопрос возможного присвоения средств предприятия должностными лицами УДП путем продажи в 2019 году данного сухогруза ООО «Металлика» через электронные торги на электронной площадке «Prozorro.sale» по цене 3 млн 475 тыс. грн (при начальной цене продажи — 3 млн 440 тыс. грн). Вместе с тем, согласно техническим характеристикам судна, его вес составляет более 1200 тонн. С учетом средней рыночной стоимости металлолома в размере 6000 грн за 1 тонну, минимальная стоимость указанного судна должна составлять около 7 млн грн, что более чем вдвое превышает цену, за которую судно было фактически реализовано, — пишут военные прокуроры.

После прочтения этой информации возникает несколько вопросов, — пише издание.

Во-первых, какое отношение к деятельности гражданских субъектов хозяйствования имеет Военная прокуратура, которая осуществляет надзор за исполнением законов в Вооруженных Силах Украины, Государственной Пограничной службе Украины, Национальной Гвардии, СБУ и других воинских формированиях?

Во-вторых, почему Военная прокуратура разглашает данные следствия, из которых, кстати, никак не просматривается «возможное присвоение средств предприятия»? Ведь судно — еще не металлолом. Грамотные следователи к своим арифметическим подсчетам приложили бы как минимум стоимость разделки судна на металлолом.

В третьих, почему Военная прокуратура приехала изымать документы в Дунайское пароходство, а не изымать сервера электронной площадки «Prozorro.sale»? Ведь судя по сообщению, именно там устанавливалась рыночная цена продажи. Известно, что система Prozorro обеспечивает открытую продажу товаров и услуг по самой выгодной цене на основе свободной и честной конкуренции. И если справедливая цена не была обеспечена — надо предъявлять претензии к Prozorro, а не к тому кто выставил товар на открытые торги.

В четвертых, зачем было устраивать этот спектакль на публику с вооруженным спецназом? Кто-то собирался оказывать сопротивление?

В пятых, зачем Военной прокуратуре нужно делать так много пафосного самопиара на деле, которое явно не имеет никаких перспектив? Не отрабатывают ли подчиненные Матиоса чей-то заказ, вторгаясь с громкими воплями явно не в свою сферу деятельности и нападая на бизнес?

Вне зависимости от ответов на эти вопросы, неадекватные и показушные действия военных прокуроров и применение вооруженных спецподразделений явно не добавляют инвестиционной привлекательности украинской экономике. И дело не только в инвестициях — бизнес не может эффективно работать при атаках автоматчиков и запугивании со стороны государства. Однако, несмотря на все озвученные старой и новой властью обещания о том, что бизнес перестанут кошмарить и ликвидируют маски-шоу, воз со спецназовцами и ныне там.