Восточные сказки Аветисяна

113

Артем Аветисян использует Агентство стратегических инициатив как прикрытие для собственных махинаций?

Артем Аветисян и фонды Baring Vostok продолжают борьбу за контроль над банком «Восточный». Это уже привело к смене главы банка. Временно исполняющим обязанности главы стал Вячеслав Арутюнян, выходец из «Юниаструм-банка», то есть, по слухам, человек Аветисяна. Который, правда, продержался недолго. Сейчас его кресло занимает уже Александр Нестеренко.

Экс-глава Дмитрий Левин представлял интересы Baring Vostok. Кроме того, была уволена Ирина Аверина, зампред правления банка, — сообщает корреспондент The Moscow Post. Вероятность того, что будут уволены и остальные ключевые фигуры, представляющие интересы Baring Vostok, достаточно велика. Ведь совет директоров подконтролен Артему Аветисяну.

Так уж вышло, что контрольный пакет акций «Восточного» принадлежит фондам Baring Vostok, а вот совет директоров банка действует в интересах миллиардера Артема Аветисяна, банкира с весьма своеобразной манерой ведения дел.

И сам не ам, и другим не дам?

Внутрикорпоративный конфликт внутри банка «Восточный» начался сразу после слияния с «Юнистраум банком». Банку нужна докапитализация, большинство экспертов сходятся в том, что данные кредитной организации могут говорить о негативных тенденциях.

Внутрикорпоративный конфликт, судя по всему, не имеет какого-то простого благоприятного разрешения. Необходима дополнительная эмиссия на сумму около 5 миллиардов рублей.

С одной стороны, Артем Аветисян не хочет отдавать свой опцион на выкуп 10% акций банка. Но выкупать их не торопится. С другой — группа Baring Vostok, которая вообще не горит желанием увеличивать свои вложения в «Восточный».

Это вполне в его стиле. Достаточно вспомнить, что «Юнистраум банк» он «купил» за 7 миллионов евро. Это спасло его первый проект — находящийся под угрозой отзыва лицензии банк БРК. Плохие активы, вероятно, были перемещены в «Юнистраум банк» и долги БРК, смешавшись с кучей активов «Юнистраум банк», стали проблемой «Юнистраум банк». А БРК продается уже как приличный банк без плохих активов.

Некоторые люди с богатым воображением, считают, что выводить деньги из банков Аветисян, умеет виртуозно. Возьмем «Модульбанк» — 173 место в рейтинге банков.

Не потому ли, что средства из него просто-напросто выкачиваются и вкладываются куда-нибудь еще?

На деньги, якобы сконцентрированные в оффшорах, Аветисян покупает долю в «Восточном», а потом каким-то образом умудряется объединить банки. Это была очевидно невыгодное для владельцев «Восточного» слияние.

Аветисян и на этом не остановился, и уже будучи одним из главных акционеров «Восточного» умудряется купить 24% акций в принадлежащем ему же банке. Сколько стоила подобная доля на момент покупки сказать сложно, как и то, сколько реально заплатил за нее Аветисян. Возможно, что и ничего. Мог он просто использовать деньги вкладчиков?

Простые банковские движенья

Схема Аветисяна не то, чтобы очень сложна — методом убеждения, административного давления, он предлагает выгодное на первый взгляд слияние. После этого, Аветисян, вероятнее всего, сливает часть активов в подконтрольные оффшоры. Так, к примеру, было, с «Юнистраум», которым до этого владел Банк Кипра.

Понятно, что подобного рода схема может работать только если у «комбинатора» есть возможность оказывать давление на партнеров. Тут не лишним будет напомнить, что Аветисян и по сей день является директором направления «Новый бизнес» Агентства стратегических инициатив, наблюдательный совет возглавляет сам Владимир Путин. В СМИ проходила информация о том, что покровителем Аветисяна является ни кто иной как советник президента по экономике Андрей Белоусов. Или бизнесмен просто пользуется громкими фамилиями для «прикрытия»?

Ну, Белоусов или не Белоусов — это достоверно сказать нельзя, а вот с Андреем Никитиным, губернатором Новгородской области и экс-директором «Фонда стратегических инициатив» у него, вероятнее всего, теплые и, скажем так, стратегически важные отношения. Иначе, зачем Аветисян ни с того, ни с сего решил перерегистрироваться как индивидуальный предприниматель именно в Новгороде? После чего принялся подавать пачками заявления в арбитражный суд, где судит Артем Драчен?

Да еще по таким несущественным вроде бы для серьезного банкира поводам — Аветисян требует удалять материалы, «порочащие его честь» из интернет-изданий. Что довольно странно, ведь инвесторы уровня инвесторов Baring Vostok прежде всего обращают внимание на объективные показатели.

Майкл Джон Калви заплатит?

Все происходящее, включая смену ключевых фигур в правлении банка очень походит на банальный шантаж. Основному бенефициару «Восточного», гражданину США Майклу Джону Калви, владеющему через оффшор 44,57% акций, банк уже давно доставляет больше неприятностей, чем доходов. И все это на фоне ожидаемого сокращения активов. Вероятно ли, что расчет Аветисяна строится на том, что Baring Vostok все-таки будет вынужден провести эмиссию? Это повысит привлекательность актива и стоимость доли самого Аветисяна.

Предполагалось, что «Восточный» станет опорным банком для малого и среднего бизнеса. Для Baring Vostok это казалось отличным вариантом, согласно изначальному плану объединиться должны были не только «Восточный» и «Юниаструм-банк». В структуры банка должны были войти еще две кредитные организации — «МСП банк» и «Европа банк». Но довольно скоро выяснилось, что Аветисян не то блефовал изначально, не то переоценил свои возможности.

Более того, рентабельность нетто-активов продолжила свое падение и в августе. И очень похоже на то, что сентябрьские новости оптимизма экспертам не добавят.

По мнению экспертов, «Восточный» сейчас имеет негативные тенденции, способные повлиять на финансовую устойчивость банка. Текущее финансовое состояние — неудовлетворительное. Помимо недостатка капитализации, у банка высокий уровень просроченных ссуд. Тем не менее, главная проблема — именно недостаток капитализации.

На данный момент, «Восточный» — это 100% оффшорный банк. Владельцами являются Evison Holdings Ltd (Baring Vostok) и Finvision Holdings Ltd (Артем Аветисян). Что это прежде всего означает? То, что работать со стратегическими государственными предприятиями банк больше не может. Как следствие, Аветисян с его должностью в Фонде стратегических инициатив — это, выражаясь банковским языком, «плохой актив».

Автор материала: Андрей Роменский