Время и терпение

73

Недавно жители окраины Санкт-Петербурга Мурино вышли на митинг, сетуя, что в новом районе, где они купили жилье, напрочь отсутствует социальная инфраструктура. В таком положении сейчас оказались десятки тысяч петербуржцев, которые приобрели квартиры в новостройках-«муравейниках». Вот только кто виноват, что на окраинах отсутствуют поликлиники, детсады, школы, скверы, дороги – застройщики или власти?

Вместо поликлиник – пиво

Оригинально на последний вопрос отвечает известный блогер Илья Варламов, который много пишет о новостройках с их проблемами. По его словам, люди должны понимать, что если покупают дешевое жилье на окраинах мегаполиса, то не могут сразу рассчитывать на то, что территория будет благоустроена и оснащена необходимыми социальными объектами. Тут работает принцип «дешево и сердито».

Что кается петербургских «дешевых» новостроек, то они в последнее время массово возводятся в районах Мурино-Девяткино, в Шушарах, в Красном селе, Горелово, Кудрово, в Приморском районе, на Парнасе, кое-где еще. Их объединяет то, что дома там строятся максимальной высотности, квартиры в которых преимущественно однокомнатные. Их можно купить относительно недорого еще на этапе проектирования дома.

Корреспондент «Нашей версии» побывал в новом микрорайоне у станции метро «Парнас». Кругом типичные «муравейники» от 12 до 18 этажей, которые, в свою очередь, окружили тысячи припаркованных автомобилей. На этом фоне жалко смотрятся детские площадки размером примерно в 5-7 «квадратов» с одной горкой и качельками. Вокруг – ни деревца. Но главное нет поликлиник, яслей-детсадов, школ, больниц, роддомов, спортивных секций и площадок — да ничего, в принципе, нет. Хотя обычно договор застройщика с городом предусматривает, что первый возводит хотя бы минимальные социальные объекты за свой счет и передает их на баланс. Но застройщики зачастую о таком обязательстве «забывают». Власти им напоминают, и соцобъекты возводятся, но, в отличие от жилых домов, которые можно быстро продать, черепашьими темпами, в течении многих лет.

Встречаю «пострадавшую», 77-летнюю Веру Голикову, которая ждет теперь «скорой» по часу-полтора. По словам бабушки, она всю жизнь прожила в центре Санкт-Петербурга на Гороховой, в коммуналке: «По городской программе меня расселили – хотя уезжать не хотелось. Там моя поликлиника, где я всех врачей знаю, меня все знают; там Сенной рынок, где всегда можно недорого закупиться свежими овощами; там самый разнообразный социальный транспорт, который ходит через каждые пару минут. А тут я оказалась в каменных джунглях – до поликлиники, в которой меня приписали, надо ехать три станции метро, до самой подземки надо еще добраться, а не на чем, никакой транспорт еще не запустили, пешком же мне тяжело. Вызываю часто «скорую», потому что скачет давление и давние проблемы с сердцем – она едет очень долго, из другого района. Поблизости же никаких медучреждений нет. Зато в моем доме на первых этажах сразу три магазина разливного пива – вот такая у нас «социальная инфраструктура» первой очереди».

Действительно, в Санкт-Петербурге еще с 2006 года блокадники и их дети, ветераны войны и труда, стесненные в жилищных условиях, получают квартиры от города на его окраинах и в пригородах вроде поселка Горелово. Также потихоньку расселяются коммуналки, в которых обитают в основном немолодые люди. В результате старики оказываются в новостройках-«муравейниках», их буквально с корнем выдергивают из привычного социального быта. В этих самых «каменных джунглях», особенно живя в одиночку, им не до радостей отдельного жилья.

«Штрафы для девелоперов должны быть драконовскими»

А что же власти? По словам эксперта петербургской общественной организации «Городская среда» Владимира Голубева, в наших законах не прописаны четкие штрафные меры для строительных компаний: «Город в ситуации с застройкой окраин напоминает бедного родственника – клянчит квартиры, дабы заселять очередников, потом клянчит у застройщика хотя бы пару детских садов на несколько десятков тысяч новоселов. Но ведь можно четко договориться с застройщиком еще на берегу, ведь земля-то, на которой он строится и обогащается – государственная. Но нет. На проблему обращают внимание только когда люди выходят на митинги. И я не согласен с Варламовым, что горожане сами виноваты, раз покупают дешевое жилье на окраинах. Застройщики ведь обещают им всю социальную инфраструктуру, а потом цинично обманывают! И власти людей не защищают. Конечно, необходимо четко прописать законы и штрафные санкции для девелоперов. Штрафы должны быть драконовскими! И тогда к коммерсантам от строительства быстренько придет социальная ответственность».

Да, и среди жильцов кварталов-«муравейников» есть мнение, что их обманули как застройщики, так и власти. Вот эмоциональное мнение местного жителя Игорь Смирнова: «Когда мы с женой приняли решение купить в ипотеку жилье на Парнасе, то долго беседовали с представителями застройщика – те показывали брошюрки с новым кварталом, а там и детсад, и сквер, и спортплощадка… Мы молодая семья, съехали от родителей, собираемся детей заводить… И что в итоге – живем в каменном мешке, детсада нет и не планируется – супруге только дома сидеть остается, а мне больше зарабатывать. И мы еще как молодая семья консультировались с районными чиновниками – они заверяли, что вся инфраструктура будет, мол, город заинтересован в демографии, давайте, ничего не бойтесь. В итоге все нас кинули».

Есть и отдельные мнения, что плотно застроенные петербургские окраины в самое ближайшее время превратятся в районы-гетто. Так, по словам архитектора Варвары Лымарь, «там просто огромные дома – в одном может проживать до тысячи человек». Мол, такие поселения станут вещью в себе, раз они еще и отрезаны от «большой земли» неразвитой транспортной инфраструктурой. А гетто всегда – рассадник криминала. Особенно с учетом, что туда заселяют выпускников детских домов. Впрочем, это довольно спорное утверждение.

«Это объективный процесс для всего мира»

Точно ясно другое – кварталы из «муравейников» еще и эстетическое бельмо на лице города. Так, директор Санкт-Петербургского Союза строительных компаний «Союзпетрострой» Лев Каплан говорит: «Еще когда мы проводили круглый стол в комитете по архитектуре, один из архитекторов показал вид сверху на кварталы в районе Парнаса — на это страшно смотреть. Все пространство между этими высотными домами заполнено автомобилями. Там не только детских площадок нет, там вообще человеку пройти невозможно, не задев автомобиль. Я думаю, что этот, так сказать стиль строительства – «гнать этажи» – это недостойно Санкт-Петербурга, это хуже «хрущевок», где все-таки есть озеленение и какие-то другие плюсы. Вообще, архитектурно-строительные мастерские, которые появились вместо проектных институтов, практически все приписаны к застройщикам, и они проектируют то, что застройщики считают необходимым и экономичным».

Впрочем, известный в Санкт-Петербурге архитектор Сергей Грачев отмечает, что «городская жилищная политика по-другому развиваться не может»: «Строительство «плотных» жилых кварталов на окраинах мегаполисов – это объективный процесс для всего мира – от Москвы и Петербурга до США и Бразилии. Иначе жилищный вопрос, который стоит для больших городов остро, не решить. И пусть это будет похоже на гетто, и пусть социальная инфраструктура не сразу строилась, это лучше, чем коммуналки, коих в Петербурге еще полно, между прочим. И покончить с этой уродливой жилищной формой могут только новые кварталы из «муравейников», по-другому не получится. И со временем это будут города-спутники, самодостаточные по инфраструктуре и зеленые. Нужно время и терпение».

Время и терпение. Золотые слова? Но старики, «сосланные» на окраины, не имеют первого. А молодые новоселы, судя по тому, что активно выходят на акции протеста, второго. Поскольку же темпы строительства «муравейников» только растут, проблема будет только шириться.

Автор материала: Евгений Колесников