Вся правда о волонтерах в киевском метро

210

В Украине процветает «волонтёрское мошенничество», но никто не хочет с ним бороться. Реалии из жизни «коробочников».

Каждый день киевский метрополитен перевозит более миллиона пассажиров. И существование в нём нищих, попрошаек и представителей благотворительных фондов давно уже стало обыденностью. Тему объёмов заработка нищих поднимали уже неоднократно, а вот законность волонтёров почему-то всегда упускали.

Нам интересны представители так называемых благотворительных фондов. Множество разнообразных персонажей в разноцветных манишках с опечатанными ящиками дрейфуют из вагона в вагон. Громко и с болью в голосе они рассказывают о несчастных онкобольных детях, воинах АТО и остальных, кому хоть немного нужна материальная помощь. Естественно, сердобольные пассажиры бросают деньги, хотя некоторые делают это просто для очищения совести. Однако, это не суть важно.

Линейное отделение милиции (те, кто дежурят в метро) совместно с киевским метрополитеном недавно занялось этими «добрыми самаритянами». Действительно, в вагонах представителей организаций стало меньше, однако они не исчезли. Обращение в линейное отделение милиции ровным счётом ничего не дало. Придя на приём к первому замначальнику управления Линейного отдела милиции Чепурному Владимиру Викторовичу, случилась забавная история.

Приём у него по расписанию с 15:00 до 17:00. Собственно, пришёл заблаговременно, оставил контакты на проходной и ушёл ждать трёх часов. Прихожу без пяти, дежурный на проходной набирает номер заместителя и спрашивает у меня, по какому я вопросу. Отвечаю, что по делу о псевдоволонтёрах в метро и имею информацию о незарегистрированных организациях. Меня просят ждать на проходной. Далее — самое интересное. Проходит минут 5, из здания отдела выходит служащая. Следом за ней выбегает какой-то мужчина и кричит, чтобы она зашла к Чепурному. Поскольку он это прокричал, с фамилией ошибиться было трудно. В общем, эта женщина уходит, возвращается через 5 минут и идёт прямиком ко мне. На вопрос, журналист ли я, отвечаю утвердительно. Далее следует фраза, рассчитанная на полного идиота: «Вы знаете, а Владимир Викторович уехал на вызов». На вопрос, скоро ли вернется, ответ не менее гениальный: «Не знаю. Может через пол часа, может через час-полтора». Выходит, три четверти приёмного времени человек отсутствует на рабочем месте. Уяснив, что «отсутствие» формальное, беру предложенный мне взамен личного разговора электронный адрес с обещанием «подготовить ответы».

Вопросов было задано несколько, в основном по данным о конкретных проверках и действиях милиции по предотвращению мошенничества. Стоит ли говорить о том, что ответ я не получил? Ну, а всё, что может сделать администрация метрополитена, это крутить объявление о том, что она не советует давать деньги непроверенным организациям. Интересно, как их прямо в метро проверить? Проверять пришлось нам, и вот что всплыло на поверхность.

Віра у життя

Один из популярных фондов, у которого много представителей в метро, имеет название «Віра у життя». Работают в основном между станциями «Академгородок» и «Берестейская». Белая униформа, красные надписи. Каждый «волонтёр» занимается сбором денег для онкобольных детей. При себе имеет стандартный пакет документов и различные справки. Стоит ли говорить, что подделать подобные вещи несложно, имея определенную финансовую базу?

Ищем в Google фонд «Віра у життя» и не находим ничего похожего на волонтёрскую организацию: ни веб-сайта, ни упоминания о ней в официальных волонтерских архивах. Пробуем другой метод: открываем архив Государственной регистрационной службы Украины и тоже ничего не находим. К счастью, свидетельство о регистрации подобного фонда есть. Правда, находится он в Ирпене (Киевская область). Набираем номер директора Дмитренко Натальи Васильевны. Она в недоумении. Фонд не то, что не имеет представителей в киевском метро, он вовсе сбором денег на данный момент не занимается. Совершенно новая структура, которая пока что даже эмблемы своей не имеет. Однако, пробуем зайти с другого конца: звоним крупнейший центр лечения онкобольных детей – Охмадет. И в нём о благотворительной организации ничего не слышали. Хотя, будучи честным, Охмадет не имеет подписанных контрактов с волонтёрами и не всегда знает, откуда деньги поступают на счёт больницы. Выходит, «волонтёры» выдают себя за членов вообще не существующего фонда.

Серце до серця

С благотворительным фондом «Серце до серця» всё гораздо проще. Это известная в Киеве организация, так что без труда находим их в базе Государственной регистрационной службы Украины. Звоним по телефону и задаём тот же вопрос: есть ли представители организации в метро? Марина Ялтенко, PR-менеджер фонда, с радостью проясняет ситуацию: «У нас нет волонтёров в метро. Вообще, наших волонтёров с ящиками можно увидеть только один день в году, когда у нас проходит последний день благотворительной акции. И это апрель месяц. Но даже тогда мы настоятельно рекомендуем своим волонтёрам не спускаться в метро, чтобы не провоцировать таких вот ситуаций». Выходит, мошенники просто прикрываются именем известного фонда, чтобы вызвать у людей доверие.

Їжаки

Пожалуй, один из самых скандальных фондов в Украине. По первой же ссылке попадаем на рассказы о коррупции. Они зарегистрированы официально. Но. К примеру, во Львове родители ребенка с редкой болезнью обратились в этот фонд с просьбой о помощи. «Ежи» сначала вообще отказали, но потом всё же взяли все копии документов о болезни ребёнка. Время шло, а деньги всё не поступали. Родители снова обратились в фонд, и им выдали 5000 гривень вместе с отказом от дальнейшего сотрудничества. Мол, помогать не хотят. Как же был удивлён отец семейства, увидев через несколько недель фото своего сына в руках у волонтёров и астрономическую сумму необходимой сыну операции – сто тысяч евро. На самом деле, на операцию была необходима лишь четверть этой суммы, и это официально указывалось в документах, которые подали в фонд. Финансовая отчётность фонда тоже выглядит странно. Данные есть только о расходах за прошлый год. А вот о поступлении средств ничего не сказано. Потому все мероприятия, которые организовывает фонд «Ежи», похожи на банальное отмывание денег. В Нововолынске журналистка провела интересное расследование и узнала, как скрывают свою деятельность волонтёры из «Ежей». То же самое было в Запорожье и Тернополе.

Врятуй життя

Фонд с таким названием приходится очень долго по пробивать по базе. В итоге он выплывает не где-нибудь, а в Славянске. Да-да, том самом, в котором сидел Гиркин и банда сепаратистов. Звоним директору фонда Константину Кривцову.

«Наши волонтёры в Киеве? Нет, этого не может быть. Мы зарегистрированы как региональный фонд. Мы даже права не имеем собирать деньги где-либо вне Донецкой области. Раньше у нас было отделение в Донецке, но Вы знаете, какая сложилась ситуация. И вообще, фонд сейчас выставлен на продажу. Так что сейчас и деньги-то никто не собирает», — удивляется директор.

Названия фондов настолько разнообразные и креативные, что на описание каждого из них ушла бы масса времени и чернил. Например, фонд помощи бойцам АТО «Украина» не существует в природе. Хотя его представители крутятся в пределах станций «Вокзальная» и «Театральная». Фонд «За мир в Украине» зарегистрирован на человека, который понятия не имеет, о каком фонде идёт речь и почему сайт указал его номер.

Есть теория, что псевдоволонтёров содержат те, кто занимается «крышеванием» профессиональных нищих в метро. Уж больно похожи схемы. На мысль разобраться в этой теме натолкнула ситуация, когда я однажды волей случая оказался вне зоны видимости нищего и узнал несколько интересных фактов, которые приведу ниже.

Это было на станции метро «Минская». Каждый, кто пользуется синей веткой метро, примерно знает тамошних нищих в лицо. Один из них – полноватый парень лет 17-20, который ходит по вагонам и поёт, прикидываясь слабоумным. Та вот, мне случайно удалось сесть на лавочке позади него. Видно, у парня был обеденный перерыв, так как он ел бутерброды. У него зазвонил телефон и я услышал абсолютно нормальный, ровный разговор «слабоумного»: «Да, мам, привет. Да, поел. Перезвоню позже – я занят. Я на работе».

Работа нищим в метро – дело весьма прибыльное, более того – уголовно ненаказуемое. В украинском законодательстве попросту нет классификации, разделяющей нищих на настоящих и фальшивых. Да и создать доказательную базу для такой ситуации проблематично. Уголовный кодекс Украины предусматривает наказание только по статье 304 «Привлечение детей к уголовной деятельности» и по одной из статей, которые относятся к категории «Преступления против общественной безопасности». Проще говоря, наказать могут только организаторов «нищенского бизнеса».

Существует две категории нищих: те, кто работает сами по себе и те, кого «крышуют» либо мафия, либо милиция. Тут всё уже зависит от местоположения. Оборот денег от нищенствования в метро оценивается милицией примерно в 1 миллион гривень в день. Среднестатистический нищий, по проведённым среди них опросам, зарабатывает в среднем примерно 150 гривень в день, а диапазон минимум-максимум колеблется от 50 до 350 и выше. Всё зависит от «точки» и дня недели. В праздники заработки попрошаек вырастают в 2-3 раза. К слову, самим нищим перепадает обычно 5-25%, так как остальное идёт в карман «крыше». А вот те, кто работают сами по себе, имеют месячный доход в районе 7-9 тысяч гривень, что в 3-4 раза больше зарплаты учителя или врача.

Можно было бы поверить, что нищие в метро работают сами по себе, не имея за спиной организаторов. Но задайте себе вопрос: вы когда-нибудь видели двух нищих в одном вагоне? На первый взгляд это может показаться странным, но психологи легко объясняют подобный «феномен». «Для того, чтобы выманить у людей деньги, у нищего есть около двух минут, пока поезд проедет от станции к станции. За короткое время выдавить из людей жалость довольно трудно, потому все тексты заготовлены и до мелочей отрепетированы. И если в одном вагоне окажется двое попрошаек, люди не успеют решить за такое короткое время, кто же из нищих вызывает у них больше сочувствия. В итоге, денег не получит никто, а нищим перепадёт за плохую организованность. По той же причине в один вагон не заходят двое нищих подряд, так как эмоциональная разрядка на жалость уже сработала и второму нищему очень повезёт, если он получит хотя бы что-то», — рассказывает психолог Валерия. В связи с этим у попрошаек существует чёткий график передвижения. Когда, в какой поезд и в какой вагон зайти — должен знать каждый.

Самостоятельно работать нищим в метро не выйдет. В первый день, конечно, никто трогать не будет. Присмотрятся, подумают. Если человек вызывает достаточно жалости, чтобы неплохо зарабатывать, на него обязательно «наедут» крепкие ребята с условием «плати или проваливай».

Возможно, в дополнение ко всему этому, у кого-то возникают вопросы: а относятся ли музыканты и продавцы неопределенного рода товаров к этой схеме? Возможно, да, но факта преступления здесь нет. Люди просто зарабатывают на жизнь, как могут. Да, они нарушают правила поведения в метро по пунктам 4.16 «Запрещено прослушивание аудиотехники через усилитель и игра на музыкальных инструментах» и 4.22 «Запрещено торговать и проводить кино- и видеосъемку на территории метрополитена», но это административные правонарушения, с которыми предоставим разбираться сотрудникам киевского метрополитена.

Подводя итоги, можем сказать, что работа нищих и волонтёров в метро – это целая коррупционная схема, оперирующая суммами в десятки миллионов гривень. Кто стоит за этим всем – довольно ясно, но недоказуемо юридически. Поэтому в следующий раз хорошенько подумайте, кому вы отдаёте кровно заработанные деньги.

Автор материала: Иван Нечупура