ВТБ откупается от обвинений в вымогательстве миллиарда

583

Банк ВТБ после введения санкций США против своего президента Андрея Костина резко снизил лоббистскую активность в этой стране. С апреля по сентябрь 2018 года он заплатил представляющей его интересы американской юридической компании Sidley Austin $164,9 тысячи. Это почти в два раза меньше, чем за предыдущий отчетный период — с октября 2017 по март 2018 года, когда расходы достигали $307 тысяч, свидетельствуют данные Минюста США.

Законодательство США обязывает иностранных агентов рассказывать о контактах с местными политиками и чиновниками в интересах зарубежных клиентов.

Sidley Austin сообщила, что почти за $165 тысяч сделала для ВТБ одно дело: 26 апреля компания направила электронное письмо от имени банка в Хельсинскую комиссию с просьбой представить позицию российского банка на слушаниях в Вашингтоне под названием «Длинные руки несправедливости: действительно ли Комиссия ООН по борьбе с коррупцией помогла Кремлю уничтожить российскую семью».

Комиссия по безопасности и сотрудничеству в Европе, известная так же как Хельсинская комиссия — государственный орган США, который ставит своей целью защиту прав человека, поддержание безопасности и развитие сотрудничества между странами Европы, Евразии и Северной Америки. Она состоит из девяти сенаторов, девяти конгрессменов и трех сотрудников правительства США.

На слушаниях обсуждалась судьба семьи бывшего владельца «Неманского целлюлозно-бумажного комбината» Игоря Биткова. Он не смог расплатиться с долгами, с семьей покинул Россию в 2008 году и осел в Гватемале, где был задержан местными властями. В России ВТБ пытался взыскать с Игоря и его жены Ирины больше 1 млрд рублей. Супруги выступали поручителями по кредиту госбанка комбинату, но не смогли его вернуть. Битков утверждает, что стал жертвой корпоративного рейдерства и покинул Россию из-за опасений за свою жизнь и жизнь семьи.

ВТБ обнаружил Битковых в Гватемале в 2014 году — супруги жили там с чужими документами. Госбанку пришлось привлечь к расследованию их деятельности Международную комиссию по борьбе с безнаказанностью (CICIG), которая действует под эгидой ООН. В январе этого года Битковых и их дочь Анастасию суд Гватемалы признал виновными в использовании поддельных документов и других финансовых нарушениях. Игорь Битков получил 19 лет тюрьмы, Ирина и Анастасия — по 14.

Кроме того, суд обязал Битковых возместить нанесенный ВТБ ущерб. Для этого все активы семьи в этой центральноамериканской стране будут проданы, а вырученные средства отойдут ВТБ. На сайте Хельсинской комиссии выложено письмо (.pdf) главы юридического департамента ВТБ — старшего вице-президента Алексея Лозового, в котором он отвергает любые обвинения в адрес банка. Он пишет, что ВТБ никакого извещения или приглашения на слушания 26 апреля не получал и узнал о них «из твитов Уильяма Браудера».

Как сообщало агентство «Руспрес», на слушаниях комиссии выступил заочно осужденный в России Уильям Браудер, утверждавший, что в Гватемале предпринимателя достала «рука Москвы», а его уголовное преследование построено по той же схеме, что и «дело Магнитского».  По итогам слушаний сопредседатель комиссии Конгресса США по правам человека Джеймс Макговерн и член комитета Конгресса по международным отношениям Элиот Ингл обратились к президенту Гватемалы Джимми Моралесу с просьбой предоставить членам семьи Битковых политическое убежище, поскольку в России им, по мнению конгрессменов, угрожает опасность.

По итогам слушаний 26 апреля Хельсинская комиссия рекомендовала США отказаться от взносов на работу CICIG.

Других контактов с американскими властями в интересах ВТБ у юристов Sidley Austin не было, они даже не пытались оспорить включение главы ВТБ Андрея Костина в санкционный список. Это произошло в апреле, когда США ужесточили санкции против России. Активы Костина в Соединенных Штатах заморожены, а самому банкиру запрещен въезд в страну.

Sidley Austin — единственный иноагент ВТБ в США. До 30 июня российский банк сотрудничал с вашингтонскими лоббистами Manatos & Manatos, однако контракт был разорван. Кто выступил инициатором его досрочного прекращения — неизвестно.