Вурдалак Владимир Путин. Часть 2. В начале славных дел…

1291

Итак, как выглядел огромный пирог под названием «Россия» на момент прихода к власти нашего героя? Какое наследство оставил ему политический предшественник, за громкость несбыточных обещаний ласково прозванный в народе Рельсыным?

Для начала охарактеризуем политический курс, взятый ледоколом под названием «Борис Ельцин» в момент прихода к власти последнего в далеком 1991 году. Надо сказать, что сравнение его с ледоколом неслучайно – и не только исходя из водковместимости его брюха. Наличие у него политических качестве и даже, может быть, талантов подтвердила сама жизнь – строившаяся и укреплявшая себя в течение 70 лет советская система крупными руководящими должностями в высших эшелонах власти не разбрасывалась и не назначила бы круглого идиота на должность Первого секретаря Московского горкома КПСС, доставшуюся ему от великого, легендарного, поистине непотопляемого Гришина (как говаривал классик, «эту привычку к труду благородную нам бы неплохо с тобой перенять», а то нередки стали случаи назначения жен олигархов на министерские посты, где им, справедливости ради надо сказать, то Рошали, то прочие профаны в своей отрасли то и дело мешают работать своим «вяканьем»). К слову сказать, именно Гришин, водивший дружбу с Брежневым, сделал должность столичного мэра фактически второй в государстве.

Итак, если исходить из невозможности случайного попадания случайных людей на такие должности, следует признать в Ельцине недюжинного политического лидера. Поэтому, наверное, после МГК он становится не много – не мало Председателем Президиума Верховного Совета РСФСР, юридическим главой государства. Кстати, с этой должностью связано немало курьезов. На память приходит один, стоивший в свое время кресла занимавшему эту должность в первые годы брежневского правления Н.В. Подгорному. Последний, будучи человеком малообразованным и честолюбивым, потребовал у самого главреда «Правды» Зимянина, чтобы сие официальное издание, интервьюировавшее его, обозначило его должность не иначе, как Президент СССР. Требование его отклонили, однако сообщили об этом Брежневу, после чего политическая карьера Николая Васильевича была закончена, а должность его от греха подальше занял сам Генсек.

Вернемся, тем не менее, к Ельцину. Он работал «на земле», т.е. с народом, а значит, знал, что такое популизм и мог кое-где угодить электорату. И потому, оказавшись у государственного руля, он- как любой здравомыслящий человек- не мог не видеть набравшего бешеные обороты системного кризиса, а-как политически образованный субъект- не мог не понимать, что будущее, как и в 1917-ом, за народным волеизъявлением. Как лицо же, облеченное государственной властью, он решил принять неотложные меры реформирования. А поскольку на единомышленников в те годы рассчитывать не приходилось, меры, принятые Ельциным, оказались волюнтаристскими. И именно по причине отсутствия единомышленников, советников, меры эти оказались половинчатыми и не доведенными до конца.

Школьнику, читающему учебник по истории России XIX века, не приходит в голову, какими же антинародными действиями заслужили народный гнев, казалось бы, величайшие прогрессивные реформаторы – Столыпин и Александр II? Историческая наука дает следующий ответ: главной причиной явилась половинчатость начатых ими реформ. Это привело к тому, что не была достигнута основная цель реформ, т.е. народу лишь ненадолго бросили кость, но не накормили никого досыта. Взять хотя бы приснопамятное раскрепощение крестьян. Что в этом было толку, если отпускаемые на вольные хлеба крестьяне не получали земельных наделов? Какой источник заработка предложила им власть? Голодную смерть?

Примерно то же самое было сделано, а, вернее, не сделано Ельциным. Понимая, что кризис практически полностью съел существующую систему, он выступил инициатором подписания Беловежских соглашений. Однако, какой шаг должен стать следующим, он не знал. Именно этим объясняется мгновенное возгорание на месте начавшихся политических распрей т.н. «путча».

19 августа 1991 года вице-президент СССР Г.Г. Янаев, министр обороны Д.Т. Язов, министр внутренних дел Б.К. Пуго и председатель КГБ ССР В.А. Крючков объявили о начале в стране государственного переворота и переходе всей исполнительной власти в руки так называемого ГКЧП – Государственного Комитета СССР по чрезвычайному положению, в состав которого и вошла вся указанная группа. Целью работы комитета была делигитимизация Беловежских соглашений и восстановление советской власти на всей территории СССР. Однако, эти господа имели о политическом будущем страны еще более смутное представление, чем Ельцин, а потому уже 21 августа этот демарш был подавлен; Президентская власть перешла к Ельцину, который оказался просто-напросто более авторитетным руководителем и подавил вылазку железной рукой. Янаев, Язов и Крючков оказались за решеткой, Пуго – успел покончить жизнь самоубийством, и дело окончательного развала СССР можно было считать завершенным.

Итак, предварительное требование народа – отказ от дискредитировавшего себя Союза – было выполнено. Конечно, для нашей страны последствия этого шага оказались роковыми во многом по причине его несвоевременности. Но писать об этом нет смысла, поскольку на заданную тему и без меня созданы горы текстов. Что же должно было стать следующим шагом на пути к демократизации? Конечно, внедрение в повседневную жизнь институтов гражданского общества. И вот тут-то Ельцин понял, что страна к этому еще не готова.

Так, став к 1993 году избранным Президентом России, Ельцин столкнулся с активным противодействием главенствующего (по действующей тогда Конституции) ему законодательного органа – Верховного Совета РСФСР, который, увидев в ельцинской власти угрозу будущему России, полностью в пределах предоставленных ему полномочий отрешил президента от власти. Терпеть этого Ельцин не стал и, недолго думая, направил к резиденции парламентариев танки. Спустя несколько дней осады, последовавшей после Указа уволенного юридически Президента о роспуске Верховного Совета, последний пал – группа депутатов, инициировавших отрешение Ельцина, под угрозой их жизни и здоровью0 была арестована (А.И. Руцкой, Р.И. Хасбулатов и др.). На память мне приходит история, рассказанная бессменным шефом ельцинской охраны генералом А.Коржаковым о том, как в день падения Верховного Совета РСФСР в Колонном зале Дома Союзов был накрыт по инициативе Президента огромный праздничный стол. Когда к порядочно пьяному уже Президенту подошел директор ФСБ М. Барсуков и поднес ему курительную трубку арестованного Председателя Президиума Верховного Совета Хасбулатова, найденную в кабинете последнего, глава государства в приступе ярости и демонстрируя свою безграничную власть, разбил несчастный предмет о стену.

Ничего не напоминает? Нет, я не о трубке. Хоть и предостерегал Иосиф Виссарионович от проведения исторических параллелей, ссылаясь на их рискованность, все же попробуем. Высший орган государственной власти лишает Президента полномочий, после чего последний за счет силового варианта свою власть восстанавливает. Не с того же самого начались события на юго-востоке Украины? Только, в отличие от действий ельцинских головорезов, действия украинской власти вызывают наше самое живое неодобрение. А почему? Вопрос риторический. Нет, я никоим образом не призываю восстанавливать отобранную власть силовым путем. Я вообще ярый противник такого способа решения вопроса, который, к слову сказать, и способом-то не считаю. Только вспомним – начиная с 1993 года Ельцин с целью легитимизации захваченной по сути силовым путем власти дважды, а наш герой после этого – трижды, перенимает эту самую захваченную власть у самого себя посредством выборов. Незаконно взятую власть нельзя передать, в том числе демократическим путем; она подлежит однозначной делегализации. Проводимые в 1996 году выборы можно признать демократическими и законными только при условии их проведения и организации легитимной властью, какой в период с 1993 по 1996 годы является фактически уничтоженный Верховный Совет. Значит, следуя логике, нынешняя власть в стране является антинародной. Значит, ничего не стоит позиция нашего героя, активно поддерживающего федерастов на юго-востоке Украины сегодня. Такая вот ремарочка к размышлению, подумайте на досуге.

Принятие в 1993 году Конституции РФ провозгласило в стране рыночную экономику, о методах построения которой Ельцин также понятия не имел. Сформировать его Ельцину помогла вновь набранная команда «молодых реформаторов», среди которых были такие без преувеличения образованные экономисты как Е.Т. Гайдар, А.Б. Чубайс и др. Не вдаваясь в подробности теорий выдвинутых ими предложений, скажем лишь, что и они, и Ельцин в равной степени понимали, что без революционных преобразований в экономической сфере построить новую систему не получится, а потому, по образу и подобию принципов Октябрьской революции 1917 года был сформирован принцип нового экономического развития – экспроприация, т.е. передел собственности. И поскольку вся собственность в границах РСФСР была государственной, необходимо было провести масштабную приватизацию – т.е. передать ее в руки граждан России. Во многом для этого сие, ранее неведомое нашей правовой системе, понятие было впервые включено в Гражданский кодекс Российской Федерации, принятый в 1994 году. Для достижения этой цели вся государственная собственность условно была поделена на паи, в равных количествах распределенные между всеми гражданами страны посредством выдачи им так называемых ГКО – государственных краткосрочных облигаций, или, иначе говоря, ваучеров. В них-то и содержалась свободная к обращению доля государственного имущества, перешедшая в собственность каждого гражданина.

И здесь этому, на первый взгляд, прекрасному с точки зрения рыночной экономики, явлению суждено было прописать ижицу. Случилось то, что описал в свое время Л.Н. Толстой в своем романе «Воскресение». Наиболее богатые субъекты стали скупать данные облигации в большом количестве, сосредотачивая основные государственные активы в своих руках. Только возымела действие эта схема в лучших российских традициях: вместо богатых субъектов собралась группа прохиндеев, обманувших подавляющее большинство населения страны и, ничего не платя, заполучила контроль над всем государственным имуществом. Иными словами, ваучеры были обменяны на ничего не стоящие бумажки – акции липовых контор, учрежденных все теми же аферистами сообразно тому, как поселенцы выкупали земли у индейцев, обменивая их на цветные стекляшки.

В итоге процесс реформирования экономики окончился следующим образом: на фоне внезапно расцветших рыночных отношений вся государственная собственность перешла в руки частных лиц – т.е. олигархов, фактически ставших хозяевами жизни в стране. В итоге подавляющая часть населения страны оказалась за чертой бедности, а власть в государстве захватил нелегальный капитал – расхищенная фактически обманным путем государственная собственность в руках олигархии. Здесь мне вспоминается не только Карл Маркс, описавший все ужасы власти капитала в одноименном легендарном труде, но и Оноре де Бальзак, сказавший, что в основе любого большого капитала лежит преступление.

Еще свежи воспоминания о самоубийстве в 2013 году близ Лондона английского подданного Платона Еленина. Пройдет каких-нибудь 20-30 лет, и практически никто, наверное, и не вспомнит скрывавшегося под этим именем россиянина Бориса Березовского, который в 1990-х годах был едва ли не самым богатым и влиятельным человеком на территории бывшего СССР. Помимо капитала, расхищенного им из госбюджета, он обладал еще и недюжинными связями, дружил с самим Ельциным, занимал серьезные государственные должности. Пожалуй, больше, чем денег, было только скандалов вокруг его имени – в разное время его подозревали убийстве выдающегося российского журналиста Влада Листьева, а также американского журналиста Пола Хлебникова, описавшего криминальные связи БАБа (как его именовали наши отечественные СМИ соответственно аббревиатуре, образованной от его фамилии, имени и отчества) в своей книге «Крестный отец Кремля». Приватизация и передел ЛогоВАЗа, канала ОРТ и много другого – лишь малая часть славных деяний Березовского. Надо сказать, что во многом своими успехами он обязан дружбе с дочерью Президента Татьяной Дьяченко и ее мужем, пресс-секретарем Президента Валентином Юмашевым. Эти лица окружили себя олигархами, которые не прочь были воспользоваться такой связью для оказания влияния на Президента, страдавшего уже к середине 1990-х годов серьезным пороком политической воли, порожденным его алкоголизмом.

О пьянстве Ельцина и в России, и за ее пределами ходят легенды. На широко известных фактах управления военным оркестром и прыжков с моста в воду останавливаться не буду. Приведу пример из воспоминаний бывшего премьер-министра Крыма Лентуна Беззазиева, рассказавшего историю о том, как на некоем суаре, состоявшемся после встречи на международном уровне, Ельцин, сидевший рядом с И. Каримовым и С. Берлускони, будучи навеселе, стучал себя и своих собеседников ложкой по лбу. Об ином случае, когда, во время официального визита в США, Ельцин ночью в одних трусах выбегает из резиденции и начинает ловить такси, чтобы отправиться в пиццерию, поведал собственно 42-ой Президент США Уильям Д. Клинтон. Находившийся на отдыхе на территории правительственных дач в Беловежской Пуще бывший 1 секретарь ЦК КП Украины Петр Шелест вынужден был прятаться от ельцинского вероломства в дачном домике, когда Президент России требовал от него распить вместе водочки и сотрясал дверь домика так, что, казалось, просто разметает хижину. Как написал в свое книге один американский сенатор, «посмотрев на этого парня, я понял, что с ним Россию ждут большие проблемы».

Как же объяснить такое поведение Ельцина? Очень просто. Видя, к чему привели его инициативы по «улучшению жизни народа», он просто не мог не подхватить порок воли. В то же время его пьянство мало кому и чем помогло. От умов наша многострадальная держава избавлялась 70 лет. И потому образовавшуюся интеллигентскую нишу пришлось кому-то занимать. И в нее, пусть не совсем органично, вписались те, о ком я говорил выше – жулики и проходимцы.

Понятно, что такой поворот событий не мог не сказаться на отношениях во всех общественных слоях. К переделу всей движимой и недвижимой собственности устремилась огромная социальная группа – маргиналы или т.н. «братки», состоящие из криминальных авторитетов, воров в законе, иного рода преступных элементов и группирующихся вокруг них представителей молодежи, жаждущей наживы легким и криминальным путем. Россия оказалась в обстановке экономической гражданской войны – когда все отбирали все у всех, главным образом, преступным путем.

Основоположник экономической теории Карл Маркс сказал в свое время, что экономика является основой жизни общества, а право – надстройкой над ним. Это означает, что принятие законов возможно только в условиях их соответствия тому уровню развития экономики, на котором находится государство на данной стадии своей жизни.

В России середины 1990-х годов ситуация была принципиально иной. И хотя основные кодифицированные нормативно-правовые акты – Гражданский и Уголовный кодексы – были приведены в соответствие с законами жизни, почти вся остальная правовая система перешла к молодому государству малоприятным наследством советской эпохи. Эта ситуация и спровоцировала такое положение дел, при котором возбуждаемые в отношении многих представителей криминалитета уголовные дела до судов не доходили, а, значит, бандиты оставались по сути безнаказанными. Одной из причин было то, что задекларированные в Конституции РФ 1993 года многие, перенятые из европейского права постулаты не соответствовали действовавшему в то время Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. Следствием этого становится множественный до обыденности исход на свободу лиц, представляющих опасность для общества. Просьба не путать данное явление с торжеством законности, о котором говорили многие «адвокаты мафии» того времени (до банального оправдания организованной преступности автор, считающий себя государственником, опускаться не намерен). Таким образом, в этих обстоятельствах не только ситуация с соблюдением и обеспечением законности страдала больше дозволенного, но и коррупция – повсеместная – выросла до неведомых доселе масштабов.

«Господа, – говорил бандит, герой М. Боярского из фильма «Человек с бульвара Капуцинов», – эту страну погубит коррупция». Держу пари, тонкая и ироничная Алла Сурикова, снявшая эту без сомнения прекрасную картину, проводила параллель со своим Отечеством. Коррупция в России ельцинских времен стала едва ли не такой же хрестоматийной проблемой как гоголевские дураки и дороги (о диалектике этого явления в наши дни расскажу позже). Взятки брали все до единого чиновники – от мала до велика, – и без взяток принятие никаких решений не допускалось. Коррупция здесь была обоих видов, которые были поименованы в Судебнике Ивана III – как мздоимство (т.е. получение мзды за осуществление законных полномочий), так и лихоимство (т.е. обложение данью заведомо незаконных для чиновника действий, не входящих в его функционал).

Добралась коррупция и до высших эшелонов власти в правоохранительных органах – по стране прокатились скандалы с участием моющихся в бане министра юстиции В.А. Ковалева и Генерального прокурора Ю.И. Скуратова. Кстати, назначению последнего на указанную должность предшествовала история, рассказанная мне бывшим Генеральным прокурорм страны Олегом Гайдановым:

«В 1994 году Ельцин снял с должности Генерального прокурора страны А.И. Казанника за отказ ветировать решение Госдумы об амнистии защитников Верховного Совета Руцкого и Хасбулатова. На эту должность назначили меня. Вскоре Ельцин обратился и ко мне с данной просьбой. Естественно, получил отказ, так как обход закона был для меня невозможен, и сделать неисполнимым решение Госдумы я не мог. Соответственно, вскоре – спустя 14 дней после назначения – меня сняли, назначив на должность Скуратова». Надо добавить к этому рассказу то обстоятельство, что уходил с должности Олег Иванович через пожарный, а не центральный выход, потому что возле центрального по приказу Ельцина уже стоял «черный воронок». Словом, участи Руцкого освобождавший его прокурор тогда избежал чудом.

…Вот какое тяжелое наследство досталось ВВП при вступлении в должность. Очевидно, что такой рыночной экономикой и порожденными ею законами управлять было невозможно, отчего наш герой решил возвратить страну к экономике административной. Но народ не так просто было убедить в политической популярности этого решения. Впереди нашему герою предстоит обмануть 150-миллионный народ и поставить его на колени перед своей автократией и автократической же экономикой. Проследим же его путь…

Автор материала: Антон Гусев