Вурдалак Владимир путин. Часть 4. ДемоНкратия

189

В апреле 2013 года все российские СМИ живо обсуждали известие о громком судебном процессе, начавшемся в Ленинском районном суде г. Кирова. Судья Сергей Блинов приступил к рассмотрению уголовного дела в отношении одного из лидеров т.н. «несистемной оппозиции» режиму Путина – адвоката и общественного деятеля Алексея Навального, обвиненного в хищении государственного имущества в период исполнения им обязанностей советника губернатора Кировской области Никиты Белых.

В лучших традициях политического прессинга процесс прошел с неслыханной быстротой – уже 18 июля судья зачитал приговор, по которому Навальному предстояло провести ближайшие 5 лет в исправительной колонии общего режима. Под стражу оппозиционер был взят в зале суда. Первая реакция российских и зарубежных СМИ была предсказуемо разгромной – дескать, нетерпимый к оппозиции диктатор наступает на горло конституционному праву граждан на свободу политических убеждений. Сразу вспомнились гонения, ниспускаемые в свое время тоталитарным режимом на Сахарова и Солженицына, Синявского и Петра Григоренко. Однако, уже на следующий день события начали принимать совершенно непредсказуемый оборот. Прокурор, еще недавно обвинявший Навального и требовавший для него самого сурового наказания, опротестовал приговор… в части меры пресечения. Мол, поскольку Навальный является зарегистрированным кандидатом в мэры Москвы, нечего ему под стражей томиться, а надо разрешить реализовать важнейшее конституционное право – право избирать и быть избранным. При этом прокурора ничуть не смутило то обстоятельство, что, ввиду отсутствия у кандидатов на выборные должности подобного рода правового иммунитета от судебного преследования, ежегодно десятки и сотни тысяч таких же кандидатов и депутатов оказываются за решеткой. Не смутило этой и судей Кировского областного суда, уже 19 июля отменивших приговор в части меры пресечения и освободивших Навального до вступления оставшейся части приговора в законную силу под подписку о невыезде.

Здесь разрешите сделать небольшое отступление в сторону закона. Говорю как юрист – статья 299 Уголовно-процессуального кодекса РФ обязывает судью при вынесении приговора решать вопрос о мере пресечения. Статья 57 Уголовно-исполнительного кодекса РФ предписывает, что в случае назначения осужденному места отбывания наказания в виде лишения свободы колонии общего режима, осужденный должен следовать туда под конвоем. Следовательно, назначив Навальному (или кому угодно другому) наказание в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима, суд, с целью обеспечит исполнение приговора, всегда заключает осужденного под стражу, что не только не рассматривается как незаконное явление, но и не вызывает, как правило, никаких нареканий ни со стороны защиты, ни со стороны обвинения. Вывод: поведение областного суда в рассматриваемом случае нельзя назвать иначе, чем беспрецедентной лояльностью. О ней же свидетельствует и решение того же суда по существу дела – определением от 16 октября того же года апелляционная инстанция постановила считать назначенное Навальному наказание условным.

Признаться, я не ожидал от нашего героя подобной лояльности. Равно, как и никто из знающих его людей не ожидал такого поворота событий. Разумеется, первым и единственным был вопрос о причинах такой реакции на поведение смутьяна, песочившего нашего героя в хвост и в гриву во всех СМИ и соцсетях.

Для ответа на вопрос я вспомнил ситуацию мая 2012 года, когда Ваш покорный слуга, рука об руку со всеобщей любимицей Ксенией Собчак отстаивал демократические принципы на митинге на Чистопрудном бульваре. Напомню: митинги на Чистых прудах и на Болотной площади были вызваны подтасованными, по мнению россиян, результатами президентских выборов 2012 года. И неизвестно, что вызвало больший гнев избирательного электората – сам факт подтасовки или та наглость, с которой врал, глядя людям в глаза, председатель ЦИК В. Чуров. В обиход тогда вошло выражение «чуровщина», означающее наглую, неприкрытую ложь относительно очевидного (помнится, анти-премия «Серебряная калоша» ввела тогда номинацию «Чуровщина года»). Небезынтересен в этой связи случай с польским композитором К. Пендерецким, внешне напоминающим нечистого на руку политика. Деятель культуры пришел на премьеру оперы в Большом Театре, когда один из зрителей, увидевший его и спутавший, по внешним признакам, с председателем ЦИК, на весь зал возопил: «Чуров! Почем торгуешь мертвыми душами?!»

Так вот, тогда, на митинге, в разговорах со многими участниками выступления, обсуждал я вопрос об отсутствии в России альтернативного лидера. Отрицание и неприятие не только подтасованных результатов выборов, но и всей внутренней политики нашего героя – признак активной гражданской позиции и горячей заинтересованности в благополучии народа. Но критика должна быть конструктивной. Да, Путин плохой. А кто хороший? О наличии у страны потребности в другом лидере и говорить нечего. Чего стоит хотя бы тот факт, что в день выборов 2012 года многие российские олигархи, ожидая избрания коммуниста Г.А. Зюганова на должность Президента и опасаясь скорого лишения по этой причине нажитого ими добра в связи с национализацией, покинули территорию России?! Но кто должен стать этим лидером, кто обладает необходимым авторитетом и сколько-нибудь состоятельной политической программой? Вообще, имеется ли в России оппозиция действующей власти или ВВП – автократ?

Для ответа на этот вопрос необходимо кратко описать кандидатуры соперников ВВП на выборах 2012 года.

В.В. Жириновский. Весьма комичный субъект. Лидер Либерально-демократической партии России, чей устав не содержит сколько-нибудь существенных отличий от устава правящей «Единой России», называемой в народе Партией жуликов и воров. Комичность героя вызвана одновременным наличием у него двух черт. Первая состоит в постоянном стремлении к эпатажности и принятию воинственно-радикальных решений в отношении кого угодно, кто выпадает из любимого им патриархального жизненного уклада (будь то геи, евреи, нацисты, Президент США и т.д.), что никак не вписывается в якобы проповедуемые партией идеалы либерализма и демократии. Вторая заключается в его систематическом противоречии тем же идеям, что руководили им еще вчера. За этой ширмой кроется недюжинное благополучие, порожденное 20-летним пребыванием в должности вице-спикера Госдумы и предоставленной ему на склоне лет возможностью передать лакомый кусок в виде поста по наследству сыну. Все изложенное в совокупности характеризует этого очень пожилого политического деятеля как придворного шута – с той лишь разницей, что в словах Василия Блаженного или шута Балакирева было больше политической и социальной откровенности и критики действующей власти.

С.М. Миронов. Путь в оппозицию этого политика выглядит как юмористический фельетон. Занимая в неполные 50 лет должность третьего человека в государстве – спикера Совета Федерации, – умудрился по недосмотру или по пьянке ляпнуть что-то крамольное в отношении ВВП, за что поплатился должностью. Взамен ему предложили малопочетное место депутата Госдумы (небо и земля – после того, что было), где он и не преминул в отместку создать партию «Справедливая Россия». Проводимая партией политика не отличается ничем от все той же путинской, из чего, увы, и следует сделать вывод об отсутствии у нее реальной политической силы. Постоянно мелькает в телеэфире с комментариями, сводящимися к перефразированию путинских выступлений. Пониманию этой софистики мешают: жуткая неопрятная борода; огромный узел на галстуке, превышающий по размерам голову политика, и абсолютная абсурдность произносимого. Урок ВВП, преподанный ему при увольнении из Совфеда, заучил как отче наш: всяк сверчок знай свой шесток – а потому «осторожность» в высказываниях объясняется нежеланием на старости лет потерять и далекий от престижности пост депутата Госдумы.

Г.А. Зюганов. Лидер Коммунистической партии Российской Федерации. Коммунисты – единственная, пожалуй, политическая сила, идеологически находящаяся в состоянии оказать противодействие действующему режиму. Однако, это – тот случай, когда партия начисто дискредитировала себя своей правовой нечистоплотностью. Партия не имеет внутри себя никого, кто был бы идеологически чист настолько, чтобы стать лидером государства. Верхи партии замарали себя депутатскими запросами, направленными на улучшение условий жизни криминальных элементов и лоббированием их думских интересов. А низы… Противно вспоминать. В феврале 2012 года Ваш покорный слуга продавал офисное здание в центре Оренбурга, и приобрести его собирался тамошний обком партии. Лидер последнего, депутат местного Законодательного Собрания Владимир Новиков потребовал у меня «откат» – из получаемых 20 миллионов 10 надо было вернуть Новикову. Финансировала сделку партия. Правда, дабы не быть впутанным в эту крысиную возню, автор от сделки отказался. Да и партия вскоре приобрела для нужд месткома иную недвижимость – подешевле. Что ж, скорблю об ухудшении финансового благополучия господина Новикова, а также о заблудших умах членов партии…

…Ну-с, и как вам такие характеристики? Очевидно, что среди перечисленных господ потенциального политического оппонента нашему герою нет и быть не может. Но куда же делись все свободомыслящие и деятельные политики страны, – спросите вы, – или их здесь и не было?

Да нет, были. Был олигарх Ходорковский, посмевший упрекнуть Путина в нарушениях, допущенных при приватизации государственной собственности. Были Елена Боннэр и Марина Салье, изобличавшие Путина и требовавшие его отставки. Был губернатор Алтая Евдокимов, вскрывший всю преступную суть путинской власти на местах. Были юристы Магнитский и Алексанян, обличавшие насквозь гнившую государственную лвасть в правоохранительных органах. Журналисты Щекочихин и Артем Боровик. Генерал Рохлин. Где они сейчас? Иных уж нет, а те далече… Вопрос с политическими оппонентами – реальными или потенциальными – ВВП решил в первые дни после прихода к власти. Однако, Евросоюз, куда он стремился до недавних пор (или делал вид, что стремился), очевидно неудовлетворенный кандидатурами думских депутатов, якобы оппонировавших Путину, потребовал от последнего наличия в стране реального политического противостояния. Для этого был избран Навальный.

Конечно, деятельность его всегда вызывала вопросы. Например, его команду, включавшую все тех же Собчак, Удальцова, Развозжаева, Пономарева, всегда сложно было урезонить – не понимали эти граждане правил ведения политической игры. Да и не такие уж они и неприкосновенные. Лес рубят – щепки летят, и их вполне можно было использовать в качестве мальчиков для битья. Вот их и начали бить – кого рублем, а кого (нищих) свободой. Так, при обыске у Собчак, проходившей свидетельницей по уголовному делу, изъяли 1 миллион евро. И не вернули. Хотя статья 82 Уголовно-процессуального кодекса РФ прямо предусматривает, что деньги как вещественное доказательство, если на них не наложен арест, подлежат немедленному возвращению владельцу. Статья 115 того же Кодекса устанавливает суточный срок для наложения ареста и необходимое условие для его наложения в виде принадлежности арестованного имущества лицу, совершившему преступление. Собчак же в качестве подозреваемой (обвиняемой) по делу не привлекалась. Так, значит, что же – ВВП сам путается в своих же законах? Да нет, просто ему плевать. Закон – это он сам. Да и кто такая эта Собчак, чтобы печься о соблюдении законности в ее отношении?! Подумаешь…

Бить же Навального никто в принципе не сомневался, пока он, не уверовав в свою безнаказанность и забыв, что в действительности является лишь исполняющим роль актером, не стал покушаться на исконно путинское – нефть. Покушений на свое он не прощает – вот и началось уголовное преследование, закончившееся для адвоката пятью годами лишения свободы. Когда же он пришел и повинился, испугавшись СИЗО и клятвенно пообещав вести себя как следует, двери тюрьмы как по мановению волшебной палочки распахнулись, и его срок превратился в условный. Простил царь-батюшка, многая ему лета.

Что же представляет из себя, в конечном итоге, политическая система сегодняшней России? Абсолютная, тотальная военная диктатура с признаками суперпрезидентской республики; отсутствием оппозиции и подавлением любого инакомыслия скорейшими и радикальнейшими способами. Попробую расшифровать. О карманной структуре оппозиции, назначаемой и снимаемой Путиным по своему усмотрению, мы уже сказали.

Вертикаль государственной власти живет по тем же законам. Президент обладает правом законодательной инициативы, причем в случае отклонения внесенного им законопроекта Федеральным Собранием (чего, к слову сказать, на моей памяти не случалось) он вправе облечь ту же норму в форму своего Указа, который будет иметь силу закона и подлежать неукоснительному исполнению. Судей назначает он, он же вправе и нивелировать любое вынесенное судебное решение, помиловав осужденного в любой момент времени.

Что касается органов государственной власти – назначает министров и руководителей федеральных ведомств тоже он. Губернаторов – тоже он. Правда, участились случаи нечистых на руку глав субъектов, в связи с чем многие из них были отрешены от своих должностей и даже отправлены за решетку, что побудило ВВП вернуть систему губернаторских выборов. Для чего? А чтобы при повторении беспорядок вопросы задавали не ему, который – это подразумевается – должен проверять кандидатуры потенциальных глав регионов прежде, чем подписать соответствующий Указ, а самому народу, который – дурак эдакий – все казнокрадов выбирает. А нужный результат выборов, если что, обеспечит брат-близнец Кшиштофа Пендерецкого, о котором мы уже упоминали здесь и которого, к слову сказать, назначил все тот же ВВП. И не поспоришь с нужностью и очевидной полезностью его начинаний – гарант Конституции обеспечивает демократические права, и баста!

Страной фактически правит наибольшая партия. Она напоминает опыт партии Ленина-Сталина: есть все органы, комсомол («Молодая гвардия»), комитет партийного контроля (Общероссийский народный фронт, возглавляемый самим же ВВП), съезд (именно на нем в 2011 году Путин и Медведев на глаза 150-миллионной аудитории договорились о разделе власти в стране; мол, я – в Президенты, а ты – в лидеры партии и в премьеры. По рукам!). Членство в партии является условием приема на госслужбу. Про исторические параллели и фактически однопартийную систему как признак тоталитаризма говорить не буду – это понятно и без меня, труды политологов и 70-летняя история СССР вам в помощь. Вспомню только слова приснопамятного В.С. Черномырдина, уже упомянутого в данной книге: «Какую бы общественную организацию мы ни создавали – все равно получается КПСС». Вот и верь после этого Пушкину, утверждавшему, что нет пророка в своем Отечестве. Печально. Печально и поучительно.

… Еще со времен Ельцина, всякий раз, накануне президентского плебисцита (от слов «выборы плебса»: вы, мол, плебс, ходите на выборы, если вам так угодно, а мы, патриции, все без ваших соплей решим) начинает издаваться газета штаба партии власти с громким, красноречивым названием «Не дай Бог!» На ее страницах поносятся противники ВВП, мол, не дай Бог таким власти. После выборов издание газеты прекращается, но написанного на ее страницах шлака хватает, чтобы истолковать смысл названия газеты иначе – не дай вам Бог, ребята, проголосовать против; хуже будет. Верю, а потому на выборы не ходу – упрощаю задачу Чурову. Да и проверять путинскую угрозу не рискую, страшновато!

Автор материала: Антон Гусев