Выборы в Украине: царство черного кэша

297

Пару миллиардов на агитаторов и торговля квотами — как ходят наличные во время выборов.

За деревянной партой в небольшом офисе районной организации «Батькивщины» сидит черноволосый пузатый дядька. Виктор Николаевич выглядит изможденным. Позади — бессонная ночь президентских выборов. Изредка поднимая глаза, он автоматически отсчитывает пять стогривневых купюр наблюдателям и членам избирательных комиссий: люди по очереди садятся рядом и ставят подпись напротив своей фамилии в таблице-отчете о получении заработной платы …

На примерах последних избирательных кампаний, президентской и парламентской, мы показываем, как циркулирует нелегальная наличка во время соревнования кандидатов. Такая система действует и совершенствуется в течение последних 30 лет украинской демократии.

Удобный пакет «АТБ»

Затем этот отчет окажется на столе в центральном штабе «Батькивщины», но (скорее всего) никогда не попадет на глаза правоохранителей — потому что закон запрещает партиям платить наблюдателям и членам УИК за работу на выборах. Но все всегда платили, потому что официальные зарплаты были маленькими, и никто не хотел идти работать за такие деньги.

Партийный офис выглядит немного потрепанным. За один год его грабили аж дважды. Злоумышленники вынесли всю оргтехнику: мониторы, принтеры и системные блоки. Сломали даже сейф — но денег в нем не нашли. Потому что Виктор Николаевич — как мудрый руководитель — всегда возит наличные с собой.

По его мнению, целлофановый шестикилограмовий пакет «Сильпо» или «АТБ» идеально подходит для перевозки крупных сумм: «Во-первых, такой пакет крепкий. Во-вторых, он водонепроницаемый. И, в-третьих, — не привлекает к себе внимания окружающих. С ним можно спокойно зайти в отделение банка и стоять в очереди у кассы, чтобы обменять доллары на гривны».

По мнению среднестатистического украинского политика, «черная бухгалтерия» имеет множество преимуществ перед хрустальными безналичными операциями. Например, расчет наличными помогает избавиться от бремени бюрократических процедур, которые ложатся на плечи партийных финансистов.

«Ведение бухгалтерского учета в Украине не только во время выборов, но и вообще является очень сложным и занимает одно из топовых мест по сложности ведения бухгалтерского учета в мире, — объясняет тонкости работы с партийными финансами политолог Тимур Михайловский. — Такой процесс, как выборы, является очень ограниченным по времени, и многие вещи надо делать быстро. Времени на бухгалтерское сопровождение, которое требует привлечения большого количества непрофильных специалистов, просто нет».

«Многие наши спонсорыв не хотят «светить» свою поддержку в отчетах НАПК, — добавляет Олег, руководитель областной парторганизации «Радикальной партии Олега Ляшко». — Они, как черта, боятся всех этих формальностей. Поэтому наши отношения строятся на доверии, а не на официальных расписках. С конвертами работать спокойнее».

Но самый сильный аргумент в пользу налички — это то, что ее гораздо проще незаметно разворовывать самим же работникам избирательных штабов. Вот почему именно после выборов у руководителей областных, городских и даже районных партийных ячеек появляются новые машины и квартиры. Происхождением средств на дорогие покупки партийное руководство не интересуется — так как относится к “откатам” как к привычному явлению.

«У меня уже лет десять нет открытого счета в банке, — рассказывает один из местных партийных боссов «Батькивщины» Виталий. — Зачем мне лишние финансовые следы? Только кэш. Только доллары».

О «серых» финансовых потоках партийцы рассказывают Текстам шепотом — и на условиях анонимности. Потому что речь идет об огромных суммах, которые никто не хочет «светить» от своего имени.

Только по официальным данным НАПК, на парламентских выборах 2019-го года каждый день партии тратили от 1,1 миллиона гривен («Оппозиционная платформа») до 6,4 млн гривен («Слуга народа»). Преимущественно это расходы на рекламу в СМИ, билборды и печать полиграфической продукции (газеты, календари, флаеры).

Чтобы увеличить графику, кликните на нее:

Щоб збільшити графіку, клікніть на неї

Официальные расходы партий, которые принимают участие во внеочередных парламентских выборах 2019-го года. Данные Центральной избирательной комиссии Украины

Но эти суммы — капля в море на фоне реальных — всеобъемлющих — расходов.

Именно в целлофановых пакетах «АТБ» скрывается немаленький бюджет на целый спектр не менее важных услуг, которыми пользуются кандидаты в президенты и в народные депутаты: «черный пиар», «охрана», «армия ботов» и зарплата тысяч людей, которые числятся в партии «волонтерами».

Ни слова об этом нет в партийных отчетах, которые анализирует Национальное агентство по предупреждению коррупции. Поэтому мы расскажем вам о роли наличных — неофициально.

Партия работников

Стратегически важная «серая» статья расходов на выборах — это так называемая «торговля людьми». Наличный гонорар от щедрых конкурентов получают низкорейтинговые партии и кандидаты, которые нагло зарегистрировались в Центральной избирательной комиссии (ЦИК) и получили квоты: определенное количество наблюдателей, членов участковых и окружных комиссий.

По данным социологических опросов, в парламент 9-го созыва имели шансы пройти лишь пять партий: «Слуга народа», «Оппозиционная платформа», «Европейская солидарность», «Родина» и «Голос». Несмотря на это, по данным ЦИК, в общих партийных списках сейчас конкурируют 24 партии, а в мажоритарных округах кандидатов выдвинули вплоть 58 партий.

«Есть так называемые «технические» партии, которые между выборами вообще ничего не делают. Из года в год они регистрируются на выборах, чтобы зарабатывать деньги. Такие политические силы забирают свои квоты в окружных избирательных комиссиях (ОИК), участковых избирательных комиссиях (УИК), а затем продают их большим игрокам», — объясняет Игорь Фещенко, аналитик по партийным финансам общественного движения «Честно».

Например, чтобы получить по квоте более двух тысяч наблюдателей, «Аграрная партия» зарегистрировала аж 174 кандидатов, партия «Социальная справедливость» — 154 кандидатов, ВО «Свобода» — 224 кандидатов.

Так же партия «Солидарность женщин Украины» получила возможность председательствовать в пяти окружных избирательных комиссиях, партия «Возрождение» — в шести ОИК, ВПО «Єдина Родина» — в шести ОИК, «Новая политика» — в семи ОИК.

И все эти руководящие должности можно выгодно «продать» конкурентам. То есть, формально руководитель УИК или ОИК — от партии «Єдина Родина», но получает эту должность, например, сотрудник, нанятый «Голосом», «Родиной», ЕвроСолидарностью или любым другим крупным игроком.

«Для партии важно, чтобы председатель ОИК, председатель и секретарь УИК был именно у нее, а остальные члены комиссии подыгрывали им — не бесплатно, — объясняет политическую кухню работник киевского офиса «Батькивщины» Евгений. — Ведь на выборах все решает подсчет голосов. И когда разница между кандидатами небольшая (100-200 голосов), то, скорее всего, вброс бюллетеней никто не заметит. А еще, как вариант, бюллетени можно испортить. И проще это сделать, когда председатель комиссии — свой же партиец».

По аналогичному принципу в обмен на щедрую компенсацию кандидаты снимают свою кандидатуру в мажоритарных округах. Например, на текущих парламентских выборах внезапно передумали баллотироваться аж 155 кандидатов.

Отметим, что такие манипуляции в общеукраинском масштабе могут добавить лишь несколько процентов и никогда не были решающими, но война идет за каждый голос.

Проплаченные волонтеры

«Те, кто сегодня не работают, должны получить компенсацию в 18:00! Первая смена получит после завершения работы. Кого не будет в 18:00, будет получать уже после выборов! Чтоб без обид. Надоело носиться с деньгами», — ругает в переписке своих подопечных агитаторов Татьяна, куратор партии «Слуга народа» в 197-м избирательном округе на Оболони в Киеве.

Скриншот из переписки в телеграмм-канале куратора Татьяны из партии «Слуга народа», 197-й округ

Девушке надоело носить с собой наличные — зарплату для 86 своих подчиненных. На одном избирательном участке работает 15-20 агитаторов — членов партии или кандидатов на члены в партии, раздают газеты о кандидате и участвуют во всех его акциях и встречах с избирателями.

Общение между куратором и агитаторами происходит в специально созданном для этого телеграмм-канале «График смен». По телефону Татьяна общаться не желает — в целях конспирации.

— Когда можно будет деньги забрать за работу агитатора? — спрашиваю я у Татьяны, позвонив на ее мобильный номер.

— Вашу фамилию скажите.

— Шевченко.

— Давайте в чате будем общаться, — девушка бросает трубку, очевидно, догадавшись, что разговор может быть записан на диктофон.

Татьяна волнуется не зря: на днях в 197-м округе разгорелся скандал. Кандидаты-мажоритарщики от партий «Европейская солидарность» и «Слуга народа» обвиняют друг друга в подкупе избирателей. На языке политтехнологов, это явление носит название «война компроматов».

Впрочем, накануне выборов компромат относительно подкупа избирателей найдется едва ли не на каждый предвыборный штаб.

Накануне выборов в интернете есть множество вакансий на должность агитатора. Оплата — 80-100 гривен в час

И вот вам другой иллюстративный пример.

— Уважаемая Любовь Михайловна! Приглашаем вас принять участие в выборах! Мы ищем людей, которые будут работать в участковых избирательных комиссиях, — за месяц до президентских выборов мне позвонили из офиса партии «Спільна справа».

— Интересно … А зарплату партия будет платить?

— Этот вопрос по телефону мы не можем обсуждать. Приходите в офис.

Офис партии «Спільна справа» в Киеве, февраль 2019 года

Через два дня на пороге офиса партии в центре Киева меня встретил Виктор Васильевич — именно с ним я общалась по телефону накануне:

— Заполняйте заявление. Давайте копию паспорта и кода. За работу получите 500 гривен — после того, как передадите нашему человеку протокол результатов голосования на вашем участке.

Впрочем, свое обещание партийный босс так и не выполнил — средства за работу в УИК партия «Спільна справа» не заплатила.

Так же «кинул» людей и предвыборный штаб Петра Порошенко: там обещали по 2-4,5 тысячи гривен за работу в УИК. Но заплатили не всем.

Агитаторы от кандидата в президенты Юлии Тимошенко официально работают бесплатно, март 2019 года

Хотя, по закону, политические штабы и не имеют права платить членам УИК, наблюдателям и агитаторам: законодательство трактует это как подкуп избирателя. Но это делается на всех выборах с момента провозглашения Украиной независимости, и делалось даже раньше, на демократических выборах в СССР в последние годы его существования.

«Теневой» миллиард

В погоне за голосами избирателей политиков не останавливает ни один закон. Официальные банковские счета избирательного фонда партии или кандидата регистрируются только за два месяца до дня выборов, но штабы кандидатов начинают тратить средства на подготовку к выборам гораздо раньше.

Например, партия «Батькивщина» начала подготовку к нынешним президентским выборам аж через девять месяцев до их начала — в августе 2018-го года. Тогда же начались неофициальные — наличные — расходы.

Главные статьи расходов выглядят так:

1) оплата труда членам УИК, наблюдателям и агитаторам;

2) положительные сообщения в соцсетях от лидеров общественного мнения;

3) «черный» пиар конкурентов: заказные материалы в СМИ, оплата услуг провокаторов и пиар-акций.

Скриншот из журнала «черной бухгалтерии» Партии регионов Януковича. Одна из статей расходов — 2,2 миллиона долларов — предназначалась для Центральной избирательной комиссии

Четко измерить размер всех этих расходов невозможно. Мы можем приблизительно подсчитать всеукраинский бюджет одной партии на оплату работы агитаторов и их руководителей — кураторов. Информацию мы взяли из документа, который мы получили от своего источника в центральном штабе «Батькивщины».

Так, если верить данным из рабочего документа партии, в среднем на всю президентскую предвыборную кампанию в рамках одного избирательного округа на зарплаты агитаторов и кураторов «Батькивщина» закладывала бюджет в 13 млн гривен. То есть, на зарплаты агитаторов в 199 округах нужно аж 199 округов Х 13 млн гривен = 2,5 миллиарда гривен.

Эта сумма аж в 15 раз больше, чем официальные расходы «Батькивщины» в рамках прошедшей президентской кампании.

По сути, 2,5 миллиарда — это бюджет, который партия тратит на подкуп избирателей. Именно так законодательство трактует оплату работы агитаторов во время выборов. Хотя по сути это не совсем верно, потому что агитаторы могут проголосовать и за другую партию: они, как правило, не отчитываются, за кого голосовали. Классический подкуп — это когда человек получает деньги, а потом показывает, за кого проголосовал, фотографируя бюллетень или фиксируя свое голосование иным способом.

«Не имеет права партия платить напрямую физлицу из избирательного фонда. Даже агитаторам из палаток — независимо от суммы, — объясняет Игорь Фещенко, аналитик по партийным финансам общественного движения «Честно». — Членам УИК так же запрещено платить, потому что государство оплачивает им эту работу. Однако, по факту мы понимаем, что им партии доплачивают. Но поскольку все зарплаты расцениваются как подкуп избирателей, партии не заинтересованы в том, чтобы собирать доказательства этих нарушений. Поэтому оплата происходит «в черную».

Время от времени правоохранители все же находят крошки от колоссального «теневого» партийного бюджета. Например, перед президентскими выборами одесские правоохранители нашли в отделении «Приватбанка» в городе Подольск «черную кассу» «Батькивщины» — 1,3 миллиона гривен.

По данным прокуратуры, заместитель руководителя штаба «Батькивщины» в северных районах Одесской области Андрей Свит должен был раздать деньги агитаторам, членам избирательных комиссий и наблюдателей в пяти районах Одесской области — Балтском, Подольском, Окнянском, Кодымском и Савранском.

Часть «серой» кассы партии «Батькивщина» правоохранители нашли накануне президентских выборов 2019 года

«Согласно статье 40 закона «О выборах президента” оплата членов избирательных комиссий осуществляется исключительно из государственного бюджета Украины. Оплата из любых других источников запрещена, и это логично. Относительно наблюдателей и агитаторов статья 37 этого же закона говорит, что все финансирование происходит из двух источников — государственного бюджета и из официальных фондов кандидатов в президенты. Здесь мы видим, что это неучтенная наличка, которую, кстати, прятали в банковском учреждении», — заявил тогда прокурор Одесской области Олег Жученко.

В то же время, в официальных отчетах указанных прокурором ячеек партии «Батькивщина» написано, что они не потратили на выборы ни копейки. В ответ на обвинения правоохранителей «Батькивщина» заявила, что, «скорее всего, это были деньги для избирательной сети «БПП»…

Так или иначе, украинские суды не спешат наказывать организаторов такой схемы подкупа. В судебном реестре не наберется и десятка обвинительных приговоров по статье 160 УК («подкуп избирателя»). А те, которые есть — не касаются ни одной из партий, представленных в Верховной Раде восьмого созыва.

Тайные спонсоры

Закон называет только два источника финансирования предвыборной кампании: 1) госбюджет, 2) избирательные фонды кандидатов (партий). Одна партия суммарно может потратить на свою предвыборную кампанию не более 375 млн 570 тыс гривен, а один кандидат-мажоритарщик — максимум 16 млн 692 тыс гривен.

Но, как показывают наши подсчеты, этих денег недостаточно, чтобы покрыть «теневые» расходы. Поэтому руководители предвыборных штабов ищут запасные источники финансирования.

Чтобы собрать 1-2 миллиарда наличных денег на оплату «серых» статей предвыборной кампании, нужно хорошенько потрясти карманы своих сторонников. Согласно закону, в течение года один гражданин может оплатить в избирательный фонд партии максимум 1,6 миллиона гривен. Юридические лица могут пожертвовать вдвое больше — 3,3 миллиона гривен в год.

А вот «черная» бухгалтерия никаких ограничений в отношении размера пожертвований на устанавливает.

Тем более, что максимальный штраф за незаконную финансовую поддержку избирательного штаба — 2210 гривен — никого не пугает.

Поэтому в каждом округе в структуре предвыборного штаба есть менеджер-организатор, который занимается поиском потенциальных инвесторов — так называемых VIP (Veryimportaint person (англ.) — очень важный человек).

«VIP — влиятельный человек, имеющий административные, финансовые и организационные ресурсы. Из центрального штаба нам поставили задачу — на одном округе должно работать не менее 60 випов, — объясняет заместитель руководителя избирательного штаба партии «Батькивщина» Александр. — Это может быть депутат или кандидат в депутаты местного уровня, городской голова, председатель ОТГ или сельсовета, фермер или предприниматель, руководитель или кандидат на любую должность в пределах области».

Поддержав кандидата или партию финансовым или административным ресурсом, после выборов VIP получает «бонусы» — в виде должностей в партии / на госслужбе / госпредприятии или «правильного» голосования за важные решения фракцией партии в местном совете.

Если с помощью випов собрать необходимую сумму не удается, на помощь включается план «Б» — торговля «проходными» местами в списке партии.

«Ключевые фигуры в партии имеют так называемую «квоту» — количество людей, которых они могут впихнуть в проходной список. Председателю партии, по сути, плевать, сколько ты взял денег за место. Никто не отчитывается друг перед другом. Задача ставится так: вот твоя зона ответственности (например, округ или регион), ищи деньги на «серые» расходы как хочешь, — на условиях анонимности рассказывает депутат от «Радикальной партии Олега Ляшко» Андрей. — Руководителя партии интересует одно — чтобы за счет финансовых поступлений в округе реализовались проекты для повышения рейтинга политической силы».

Здесь работает логика медведя: есть короткий период запасания финансами (перед выборами), а затем наступает пятилетка (каденция в парламенте), когда эти деньги понемногу расходуются. Пополнять «серые» запасы наличности депутату помогают проплаченные депутатские обращения, а также «правильное» голосование за те или иные законопроекты.

журналисты издания ТЕКСТИ общались с политиками от разных парламентских партий из Рады прошлого созыва, и оказалось, что суммы за попадание в партийный список очень разные: место на грани выбытия может стоить 200-500 тысяч долларов, а полностью проходное — в среднем 1-2 миллиона долларов. И поскольку единого тарифа не существует, желающие пробиться в ряды партии, не стесняясь, активно торгуются — и могут сбить цену вопроса даже вдвое или втрое.

Кандидаты в депутаты не спешат хвастаться тем, что оказались в списке партии за деньги. Подобные истории становятся публичными очень редко. Одна из них прогремела месяц назад — когда волонтер из Днепра Александр Редько рассказал, что партия «Слуга народа» требовала у него 300 000 долларов на выдвижение на выборах по мажоритарному округу.

Если верить данным с официального сайта партии, конкурс был бешеным: на одно место в мажоритарном округе подавали резюме в среднем 17 кандидатов.

«За место в парламенте собирают 300 000 долларов за выдвижение по мажоритарке, а за место в списке партии собирают 2 миллиона долларов (2 человека сообщили, которым доверяю и которых озвучили эти цифры), — рассказал Александр на своей странице в Фейсбуке. — Поэтому для меня очевидно, что депутаты от партии «Слуга народа» будут работать будут не на зарплату. Это 100% факт! Пишу это, потому что видел видео о таких же условиях от людей из других областей».

В ответ на эту реплику в центральном штабе «Слуги народа» только развели руками — председатель партии Дмитрий Разумков заявил, что «если где-то в областях дети лейтенанта Шмидта брали деньги за попадание в список, мы за это не готовы отвечать. Слышал, цена колеблется от 200 тысяч до 6 миллионов долларов».

Любов Величко