Вывели, да не полностью: Какую технику Путин оставил в Сирии и зачем

72

На российской базе в Сирии останется около 20 самолетов, комплекс ПВО, вертолеты и около 2 тыс. военных. У группировки несколько задач: борьба с террористами, поддержка Асада и контроль над регионом, считают эксперты.

Кто останется

В четв​ерг в ходе встречи с военными, участвовавшими в операции в Сирии, президент Владимир Путин заявил, что за последнее время количество вылетов группы ВКС сократилось с 60–80 до 20 в день. Путин также подчеркнул на встрече, что сил, оставшихся в регионе, хватит для решения поставленных задач.

Продолжит дежурство в Сирии эскадрилья фронтовых бомбардировщиков Су-24 (от 9 до 12 самолетов), которые выполняли в регионе основной объем работы. Останутся новейшие истребители четвертого поколения Су-30 и Су-35 для прикрытия, рассказал газете «Ведомости» источник, близкий к Минобороны. Источник, близкий к руководству ведомства, подтвердил, что на базе останутся истребители поколения 4++ Су-35 для охраны бомбардировщиков и аэродрома.

Россия отправила в Сирию четыре Су-35 31 января 2016 года. О выводе истребителей из Сирии Минобороны дополнительно не сообщало.

Останется в Сирии и комплекс противовоздушной обороны. «Российские системы ПВО будут нести постоянное боевое дежурство в Сирии и будут применяться по любым целям, угрожающим российским военным», — рассказал Путин. По его словам, на базе останутся зенитно-ракетный комплекс большой и средней дальности С-400 и система ПВО «Панцирь-С1», предназначенная для ближнего воздушного и наземного прикрытия объектов.

Кроме указанных сил на авиабазе были замечены ударные вертолеты Ка-52 и Ми-28Н. Точное количество вертолетов неизвестно.

Возможности группы

По мнению военного эксперта Виктора Литовкина, группировка сможет справиться с поставленными перед ней задачами. Литовкин выделяет несколько целей: нанесение ударов по объектам террористов, поддержка отрядов сирийской правительственной армии и их союзников (ливанская «Хезболла», иранские повстанческие группы) и контроль над воздухом в регионе.

«Наносить удары по объектам террористов могут все три самолета. Однако Су-24 не предназначен для борьбы в воздухе, и в случае угрозы ему нужна поддержка в виде истребителей — Су-30 или Су-34», — отмечает эксперт.

Цена вопроса

Затраты на военную кампанию российская власть оценивает в 33 млрд руб. Об этом на встрече с вернувшимися из Сирии военнослужащими заявил президент Владимир Путин. Он отметил, что это — главная часть трат, заложенная в бюджет Минобороны России.

Эта сумма сопоставима с расчетами редакции. Согласно полученным данным, военные затратили только на обслуживание боевых вылетов и их вооружение — главный пункт расходов — 33,7 млрд руб. При расчете этой суммы учитывалась экспертная оценка стоимости дальних и средних полетов авиации, а также стоимость бомб и ракет, используемых во время кампании.

Вторая значительная графа бюджета операции — запуск стратегических крылатых ракет «Калибр». Стоимость одной ракеты эксперты, опрошенные в октябре, оценивали от 750 тыс. до 2 млн долл. Общая стоимость 48 запущенных ракет — не менее 36 млн долл., или 2,4 млрд руб. (в пересчете по курсу на дни запусков ракет).

Остальную часть суммы составили транспортные расходы на перевозку техники и припасов, стоимость потерянной техники (Су-24, сбитый Турцией, и Ми-8, участвовавший в спасательной операции), выплаты семьям погибших. Отдельно были учтены расходы на личный состав: питание и надбавки.

Защищать базу и небо над ней от возможных угроз наравне с истребителями будет и ракетный комплекс С-400, считает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. «Неожиданных опасностей ровно три — Турция, Израиль и США», — считает Пухов. Он отмечает, что при наличии комплекса дальнего радиуса действия российские ВКС могут создать бесполетную зону не только над базой Хмеймим, но и над провинцией Латакия, где расположены основные силы Башара Асада.

Дальность обнаружения комплекса — 600 км, максимальная дистанция поражения цели — 400 км. «Любой самолет в этой зоне можно будет обнаружить и сопроводить истребителями», — объясняет Пухов.

Ударные вертолеты, по мнению Литовкина, можно будет использовать против небольших групп противника и мобильных бронированных целей, которые не могут достать бомбардировщики. «У Ка-52 и Ми-28Н есть противотанковые ракеты «Вихрь» и «Атака», которые могут поражать подвижные цели, а также 30-милиметровая пушка против живой силы», — уточняет эксперт. Литовкин также отмечает, что у террористов могут быть переносные зенитно-ракетные комплексы, поэтому работать вертолеты будут «аккуратно» и в ночное время.

Кто останется на базе

Для обслуживания парка современной техники потребуются 200–300 гражданских специалистов, считает Пухов. «Военные не смогут обслуживать новые самолеты и вертолеты самостоятельно», — констатирует Литовкин.

«Для функционирования базы необходимо не менее 2 тыс. военнослужащих. Естественно, не все они будут выполнять боевые задачи», — резюмирует Пухов. Оба эксперта согласны с тем, что группировки хватит для выполнения текущих задач. «Интенсивность боевых действий на фоне переговоров снизилась, поэтому это рациональное число», — считает Литовкин.

Тем не менее на встрече с военнослужащими, вернувшимися из Сирии, Путин подчеркнул, что сможет нарастить военное присутствие в Сирии за считанные часы. «Не хотелось бы этого делать, военная эскалация — не наш выбор», — сказал он.

Автор материала: Антон Баев