Оценить итоги долгого расследования по делу о гибели Александра Литвиненко Русская служба «Голоса Америки» попросила историка и публициста Юрия Фельштинского (в 2002 году в соавторстве с Литвиненко выпустившего в свет книгу «ФСБ взрывает Россию»).

Юрий Георгиевич, как вы оцениваете решение британских судебных властей?

Для тех, кто занимался изучением истории этого убийства с 2006 года, то, что обнародовано сегодня, – не новость. С какого-то момента (довольно скоро – в 2007 году), в общем-то, стало понятно, что убийцами, скорее всего, являются Луговой и Ковтун, что оба они являются сотрудниками ФСБ, что они убили Литвиненко по приказу из Москвы, и что, скорее всего, решение об убийстве Литвиненко принималось на самом высоком уровне.

Литвиненко был убит в 2006 году, когда отношения между Россией и Великобританией были достаточно теплые, а личные отношения между Владимиром Путиным и премьер-министром Великобритании Тони Блэром были буквально дружескими. На этом фоне убить Литвиненко в Лондоне без ведома и одобрения Путина, который до того, как он стал премьер-министром, являлся директором ФСБ и который поставил на место директора ФСБ своего старого и близкого знакомого Николая Патрушева, было невозможно. Подозрения, что вопрос об убийстве Литвиненко решался в Кремле, и решался лично Путиным, существовали с 2007 года.

Тем не менее, есть принципиальная разница между теми подозрениями и высказываниями тех или иных людей, включая меня, и формальным заключением британского правосудия. С точки зрения формально-юридической, британский документ идет так далеко, как мог пойти. Потому что юридически доказать, что Путин отдал приказ убить Литвиненко, конечно же, невозможно. Мы этого, может быть, и не узнаем никогда. Хочу напомнить: когда в Мексике в 1940 году убили Троцкого, доказательств, что это было сделано по приказу Сталина, тоже не было. Эти доказательства были получены лет через пятьдесят.

Какие именно позднейшие доказательства вы имеете в виду?

Это и доказательства, пришедшие к нам со стороны тех людей, которые непосредственно участвовали в планировании самой операции (скажем, Судоплатова и Эйтингона), и их воспоминания о том, что эта операция планировалась и совершалась по прямому указанию Сталина. И награждение убийцы Троцкого званием Героя Советского Союза: звезда, которую он получил, отсидев 20 лет в мексиканской тюрьме. Есть целый список наград, которые были даны всем участникам операции. По стандартам того времени, эти награды были подписаны высшим руководством Советского Союза. А если говорить об убийстве Литвиненко, то я считаю, что карьерный рост Лугового после убийства Литвиненко является безусловным доказательством того, что Луговой убивал Литвиненко по приказу из Москвы.

Награду Луговому Путин тоже подписывал лично. Луговой был награжден — в общем спичке с Кадыровым. И поскольку достижений Лугового на поприще парламентской деятельности, за которое он был награжден, на самом деле не было , можно предположить, что наградили Лугового именно за убийство Литвиненко.

Кроме того, до убийства Литвиненко Луговой был, в общем-то, уголовником – по официальной российской версии. Он сидел в тюрьме; по официальной российской версии – за организацию побега Николая Глушкова из тюремной больницы, якобы – по указанию Березовского. (Что Березовский, кстати, всегда отрицал.) А после убийства Литвиненко этот бывший уголовник вдруг стал сразу и вторым человеком в партии Жириновского, и членом российского парламента, и очень богатым бизнесменом, который занимался, в том числе, и охранным бизнесом, лицензирование которого осуществляется российскими правоохранительными органами.Теперь он занимается еще и телебизнесом… Карьерный рост Лугового, конечно же, является доказательством того, что Луговой совершал убийство по приказу из Москвы.

Не могли бы вы уточнить: по сравнению с предыдущими этапами этого долгого дела, появились ли какие-то новые данные?

Наверное, нельзя говорить, что этих данных нет. Я считаю, что если британский суд называет Путина соучастником убийства, то это – новые данные. Потому что, повторяю, в нашем, журналистском распоряжении (не у суда, а у нас) нет никаких доказательств того, что Путин вовлечен в это убийство.Хочу напомнить, что материалы британского суда делятся на две категории. Одна категория – материалы, открытые для общественности. Их мог прочитать каждый. А есть материалы, которые относились к закрытой части. Их видел только судья. К этим материалам относятся, например, телефонные перехваты, осуществленные британской разведкой.Поэтому судья свой вывод, что Путин, вероятно, вовлечен в это убийство, мог сделать на основании каких-то показаний свидетелей, закрытых для широкой публики. Поэтому трудно говорить, что в нынешних – окончательных – судебных документах нет ничего нового. Есть – просто мы не все видели, потому что нам не все показали. А судья все это видел. Повторяю, судья делал свой вывод на основании в том числе и тех материалов, которые в открытый доступ не попали.

Как вы представляете себе последствия принятого решения?

Хочу подчеркнуть: все, что происходило в последние годы в этом вопросе, происходило не по инициативе Марины Литвиненко, которая с поразительнымупорством добивалась расследования британскими властями убийства английского гражданина(Литвиненко в момент убийства уже был английским гражданином), убийства английского гражданина в Лондоне с помощью радиоактивного яда, что многими английскими экспертами было названо небольшой ядерной атакой в Лондоне. То, что это происходило не по инициативе британского правительства, говорит нам, конечно же, о том, что британское правительство не спешило портить из-за убийства Литвиненко отношения с Путиным.

Ситуация резко изменилась в 2014 году – после того, как Россия захватила Крым и вошла в восточную Украину, после того, как были объявлены санкции против России; после того, как Запад и НАТО стали понимать или хотя бы подозревать, что Россия и Путин не являются более друзьями, а становятся соперниками или даже врагами.В контексте этих событий – начиная с марта 2014 года – и нужно отвечать на вопрос о том, чего еще можно ожидать. Конечно же, все ожидают каких-то санкций. Либо против России как государства – потому что установлено, что убийство Литвиненко – это убийство, за которым стоит Россия как государство. Либо – в отношении конкретных людей, названных в этом документе как соучастники убийства.

Путину въезд в Англию на этом основании закрыть нельзя: он является главой государства, и есть другие – международные – законы, которые предусматривают, что глава государства не может попасть под санкции о запрете на поездки. Но всем остальным этот доступ можно закрыть. Наверное, Патрушев и сам уже не летает в Лондон. Но думаю, что члены его семьи – летают. Это – вечная российская история: когда все счета, вся собственность переписаны на кого-то еще… Если англичане захотят всерьез подойти к этой проблеме, они, конечно, найдут и собственность, и деньги – в том числе и тех, кто имел отношение к убийству Литвиненко. И кого следует наказать за это независимо от того, на чье имя открыты счета или куплена в Лондоне собственность. А мы знаем, что этой собственности у российских граждан в Лондоне очень много.

Кроме того, не следует забывать: убийство Литвиненко, безусловно, самое яркое из тех, что произошли в Лондоне, но не единственное. Я хочу напомнить, что в 2008 году в Лондоне при странных обстоятельствах умер бизнесмен Бадри Патаркацишвили (он был партнером и, что очень важно, казначеем – в том числе и Березовского). Что в 2013 году при странных обстоятельствах нашли мертвым самого Березовского (по одной версии он повесился, по другой – был повешен, и никакого серьезного расследования не производилось); что в том же 2013 году нашли мертвым бизнесмена Александра Перепеличного. Изначально считалось, что он умер сам, а несколько позже, после проведенного расследования, стало понятно, что он был отравлен. Можно закрыть эту последнюю страницу жизни Александра Литвиненко, но было много других смертей в Лондоне, которые стоило бы расследовать.

Автор интервью: Алексей Пименов