Согласно последнему тексту Меморандума между Украиной и МВФ, подписанному ровно год назад, наша страна обязалась снизить уровень инфляции до однозначного числа к середине 2016 года, к 2020 году – снизить уровень госдолга до 71% ВВП, к 2017 году – отказаться от субсидирования и устранить дефицит бюджета НАК «Нафтогаз України». Этому призвано было помочь повышение цен на газ, которое будет длиться до апреля 2017 года. Текс новго документа пока не опубликован, и лишь по слухам можно судить о его возможном содержании. О том, чего может захотеть МВФ от Украины, а также как отразятся на жизни украинцев эти требования Фонда, корреспондент узнавала у эксперта Института энергетических исследований Юрия Корольчука.

Юрий Миронович, продолжение кредитования Украины МВФ все время оттягивается. Почему до сих пор нет текста нового документа?

Вроде бы, «устаканивают» какие-то его нюансы. По НАК — «Нафтогазу», тарифам, инфляции — все более или менее ясно. Разве что, в стране может случится нечто критическое, из-за чего МВФ решит сменить свою позицию.

О чем может идти речь в новом документе по газовым вопросам?

Существует достаточно жесткая позиция МВФ, которой в Фонде все время придерживаются. Она состоит в том, что «Нафтогаз» не должен быть убыточным. К сожалению, мы наблюдаем довольно плохую практику: раньше, в 2011-2012 году, МВФ запрещал, чтобы какие бы то ни было субсидии, дотации проходили через бюджет. А сегодня мы видим смену политики Фонда. С одной стороны, «Нафтогаз» должен быть не убыточным, с другой, если будут определенные субсидии и дотации для этой отрасли, в том числе, и для «Нафтогаза», энергетики — это уже позволено. Такие нормы содержатся в Меморандуме, подписанном в феврале минувшего года, ровно год тому назад. Это уже «двойные стандарты», отражение отношения к правительствам — предыдущему и тому, которое работает сейчас.

Почему в МВФ настаивают на повышении тарифов, росте цены газа для населения?

Ключевой момент в том, что это уже не МВФ требует, это — отношение правительства. Кабмин заявляет, что готов это сделать, чтобы достичь исполнения требований Фонда. Речь идет о том, что тариф будет приведен к стоимости импортного газа. Он сегодня, условно, 200 долларов за тыс. кубов. Со всеми платежами, НДС — фактически 8 тысяч грн. Соответственно, такая цена ожидает абсолютно всех потребителей уже в 2017 году, и по газу, и по теплу централизованной подачи.

К слову, самым ощутимым будет ценовой рывок для потребителей, живущих в многоквартирных домах. Если сегодня газ теплокоммунэнерго поставляется по цене 2990 грн., через год, в апреле 2017 года они вынуждены будут дополнительно выложить примерно еще пять тысяч грн. И это — при условии, что стоимость газа на внешнем рынке не увеличится, а курс валют не изменится. Если же цены на газ поползут вверх, будет и 9, и 10 тыс. грн. за тысячу кубов. Все зависит от цен на нефть на мировых рынках: ведь, по нашему договору с «Газмпромом», при росте стоимости нефти и цена газа будет расти. Как и на мировых рынках, на спотовых площадках в Европе.

Однако, для нужд населения можно использовать газ собственной добычи…

Газ по «льготным» ценам, 3600 грн. за тыс. кубометров, который потребляют хозяйства с автономным отоплением, сейчас поднимут до 5-5,5 тыс. грн., и цена 7188 грн. останется без изменений. А для теплокоммунэнерго цена с нынешних 2990 грн. вырастет также до 5-5,5 грн. То есть, можно сказать, что «паритет» с импортным газом, практически, уже будет достигнут. Останется прожить буквально один сезон, и цены поднимут. Но, при этом, нет никакого экономического обоснования таким ценам на газ для населения и теплокоммунэнерго. К тому же, потери в теплосетях остаются колоссальными.

По сравнению с январем месяцем, платежи киевлян за тепло в феврале сократились вдвое. Понимают ли в правительстве, что люди просто не в силах платить больше? Может ли Кабмин выходить к МВФ с предложениями растянуть во времени повышение тарифов?

Не вижу никаких «потуг» со стороны правительства, в первую очередь, Минфина, провести такие переговоры, чтобы растянуть повышение тарифов на 3-5 лет. Фактически, МВФ не требует повышения тарифов. Их интересует лишь сбалансированный бюджет и безубыточный «Нафтогаз».

Кстати, то, что появилась задолженность, показывает: у людей просто не хватает средств для оплаты, и они даже не смогли оформить субсидии. Нельзя отбрасывать и такой вариант, что в эту категорию попали украинцы с недостаточно высоким уровнем «теневых» доходов, которые просто побоялись оформлять субсидии. А те, кто принимает участие в программе, уже в ближайшем будущем могут быть поставлены перед фактом, что государство станет контролировать не только их уровень доходов, но и условия жизни.

ЕБРР и Мировой банк еще при Ющенко поднимали эти вопросы: если получаешь субсидию, вообще не имеешь права владеть своим жильем. Поэтому люди должна смириться — если они получают помощь, государство может их тотально контролировать. По большому счету, украинцев втянули в эту хитрую систему субсидий, обещая, что все будет просто, можно легко их получить. А теперь кому-то приходят предупреждения, что они должны возвратить часть этих денег, потому что чего-то не указали, не декларировали. Но у нас есть постановление Кабмина о порядке получения субсидий, и там не говорится, что человек несет какую-то ответственность за неверно внесенные сведения! Ведь происходящее — проблема госорганов, которые изначально видели, что человек «не вписывается» в какие-то рамки, но предоставили субсидию. А теперь говорят: «Отдавай деньги!». Но если при оформлении субсидии речь идет о виртуальных деньгах, при штрафовании — уже о вполне реальных, их нужно положить в кассу. Так что все это можно назвать глобальной аферой.

Кому выгодны «продавливание» стремительного роста тарифов и манипуляции с субсидиями?

Тем, кто в «цепочке», кто контролирует финансы , которые идут из Минфина в «Нафтогаз». И далее — в облгазы, облэнерго. Люди сейчас употребляют такой термин — «коммунальная мафия».

Автор интервью: Мария Иванова