К вопросу о судьбе нынешнего правительства скорее всего вернутся в марте-апреле 2016 года, когда будет принят бюджет и разработана программа реформ.

Сейчас же отставка премьера и правительства может привести к катастрофическим последствиям, отметил глава парламентской фракции «Блок Петра Порошенко» Юрий Луценко .

Также он подчеркнул, что стычка между Арсеном Аваковым и Михаилом Саакашвили чуть не стоила Украине безвизового режима.

На ваш взгляд, почему ваши коллеги вели себя настолько скандально на этой неделе?

Ключевые слова этой недели — безответственность и ответственность. Потому что много политиков, к сожалению, и депутат моей фракции, а потом министр и губернатор проявили максимальную безответственность во времена наибольших шансов для Украины. За полшага до получения безвизового режима демонстрировать полураспад коалиции и государственных структур было очень безответственно.

Думаю, это не секрет: когда Петр Порошенко приехал в Брюссель, у Украины не было безвизового режима. У Косово был, у Грузии был, у нас нет. И причина была не в замечаниях к тем или иным законам или обеспокоенность перспективами работы Антикоррупционного бюро и спецпрокуратуры. Наиболее проблемным вопросом, который задавали и руководитель Еврокомиссии господин Юнкер, и восемь еврокомиссаров: «Удержится ли стабильность власти в Украине?».

А знаменитое видео со стаканом в высоких кабинетах Брюсселя тоже просматривали?

Это было главное событие для всей мировой прессы. Абсолютно неприемлемый поступок господина Барны и угрожающая для всего мира ситуация на Нацсовете реформ между министром и губернатором вышли на первые полосы всех мировых газет. Для каждого человека, который не живет в Украине, такая публикация означает только одно — власть разваливается.

Я тяжело пережил эту неделю. Мы были за полметра до того, ради чего вышел Евромайдан, ради чего мерзли три месяца люди, ради чего погибла Небесная сотня, ради чего тысячи людей находятся на фронте и отдают свои жизни. Это евроинтеграция. Сегодня благодаря дипломатическим способностям и ответственной позиции, которую занял президент, мы имеем этот результат, однако мы были за полшага до разрыва.

С Барной все понятно — его исключили из фракции. А по другим фигурантам скандалов будут организационные выводы?

Я думаю, что самые большие выводы должен каждый из этих политиков сделать самостоятельно. Все мы не без греха. Просто необходимо уметь держать свои амбиции и эмоции, особенно в такой тяжелый период, когда мы находимся в фокусе мировой политики. Это не преувеличение.

США, Европа, множество союзников в других частях мира сегодня фокусируют свои вопросы: «Где будет Украина?» Еще раз скажу, благодаря дипломатической работе, личным стараниям президента мы перешли цивилизационную черту, мы вернулись в Европу, откуда нас украли 350 лет назад. Это, конечно, требует европейского поведения всех ответственных политиков.

Какое европейское поведение, если Рада до сих пор не может договориться по бюджету и Налоговой реформе?

Тут как раз европейское поведение. Было бы хуже, если бы с закрытыми глазами без обсуждений принимали бы то, что подает правительство. Мы это проходили. Это очень плохо.

Тут я готов защищать поведение депутатов, поскольку правительство во главе с премьер-министром и парламент во главе с председателем нашли общий язык, буквально в это время конструктивно работают над этими документами. Я уверен, что до Нового года у нас есть все возможности получить и налоги, и бюджет.

То есть вы прогнозируете, что до 31 декабря может быть не только бюджет, но и налоговые изменения?

А по-другому и не может быть. Сначала будут налоговые изменения, на основе которых будет сформирован бюджет. Если говорить откровенно, правительство не смогло подготовить нормальный, хорошо прописанный и понятный для украинского бизнеса налоговый закон. Когда мы это осознали, были две реакции.

Первая — просто говорить, какое у нас плохое правительство, какие непрофессионалы там работают. Я считаю, что это неправильная позиция. Мы забрали эти документы на территорию парламента и, уверен, сейчас мы должны взять старую налоговую базу, снизить налоговые ставки, как мы и обещали предпринимателям, защитить их от непродуманных новаций, уменьшить степень администрирования, то есть упростить разные формы платежей.

Мы должны ввести все те новации, про которые говорилось в законопроекте госпожи Южаниной и ее коллег. На основе этого надо принять бюджет. После этого, на протяжении первого квартала следующего года, надо дошлифовать, доработать, исправить правительственный документ, который взят за основу на территории парламента. Потом нужно принять его окончательно и ввести с 2017 года. Повторюсь, бухгалтеры не должны вешаться первого января.

Они должны знать правила экономической политики за год до их введения. В этом году мы несколько смягчим налоги в старом налоговом законе, на основе этого сделаем бюджет, проведем изменения в правительстве — там, где есть вакансии или где министры работают не эффективно.

Получим транш от МВФ и после этого, до конца первого квартала, примем окончательную редакцию Налогового кодекса, который заработает только с 2017 года. Мне кажется, это ответственная и прозрачная политика перед глазами украинского бизнеса и зарубежных инвесторов.

Как быть с правительством? Вы же не один говорите, что бюджет странно сформирован и с ним тянули. Должна быть какая-то ответственность за это?

Мудрые китайцы говорили: не знаешь, куда деть время, поговори про персоналии, если хочешь что-то изменить, поговори про политику. Поэтому я приверженец того, чтобы менять политику, менять документы, менять правила, систему и только потом говорить про исполнителей.

Сначала — Налоговый кодекс, бюджет. Только после этого нанимаем под конкретные задания правительство. Что мы сделали неправильно в прошлом году с этим правительством, так это то, что мы его выбрали и не прописали детальной, поквартальной программы реформ.

Правительственная программа очень общая. Сегодня, когда мы будем менять министров, вице-премьеров, мы должны одновременно принять поквартальную программу реформ, чтобы люди знали, зачем их наняли на работу и могли об этом отчитаться. Мне кажется, это правильный подход.

К этому правительству много вопросов, но худший сценарий, который можно себе представить, и тот, который подсовывала определенная группа депутатов, это снять премьера и не назначить другого. Это означает: правительство без премьер-министра, парламент без коалиции, страна без бюджета, экономика без помощи МВФ. Это недопустимо — мы никогда на это не пойдем.

Необходимо менять ситуацию к лучшему. Будем начинать с программных документов, с министров, финансовой помощи, поквартальной программы реформ и только после этого поговорим про судьбу правительства. Я прогнозирую, что это может случиться в марте-апреле следующего года. Тогда и решится судьба правительства.

До конца Нового года мы сформулируем экономическую политику на следующий год. Это налоговая политика и бюджет. Постараемся также заполнить вакансии министров. В январе наработаем программу реформ и предоставим ее правительству. В марте мы примем окончательное решение: кто будет выполнять эту программу реформ.