За год до выборов: как Порошенко убеждал бизнес в светлом будущем экономики

937

Третий раз за полгода президент Петр Порошенко и «его команда» провели уже традиционный «диалог власти с бизнесом». Хотя на деле диалогом это назвать сложно. Больше было похоже на декламацию президентом Порошенко и премьером Владимиром Гройсманом ключевых месседжей информкампании по поддержке своих политик.

На встрече присутствовало более 400 представителей бизнеса. Интересно, что большинство из них стали в струнку, когда в зал Интерконтиненталя (где проходил «диалог») вошли глава государства с главой правительства. Присутствовали представители крупных и средних предприятий, а также банков, входящих в Европейскую бизнес ассоциацию (EBA), Американскую торговую палату (ACC), Союз украинских предпринимателей (СУП) и Независимую ассоциацию банков Украины (НАБУ).

Встреча длилась два с половиной часа. За это время Порошенко успел многое: выступить с получасовым докладом, торжественно подписать новый закон об обществах с ограниченной ответственностью (это уже стало традицией, на прошлом «диалоге» был подписан закон «маски-шоу стоп»), дважды похвалить генпрокурора, несколько раз призвать всех к оптимизму, послушать спич премьера о «весне реформ», 35 законопроектах правительства и о том, что «он привык делать, а не говорить», и даже кое-как ответить на десяток вопросов бизнеса.

По итогу встречи можно сделать вывод о рецепте роста экономики и инвестпривлекательности Украины по мнению президента.

Итак, усиленную борьбу с коррупцией (НАБУ, конечно, независимые, но настоящие молодцы — в Генпрокуратуре, довели до решения суда почти 1,7 тыс. дел по коррупции, читалось в выступлении Порошенко), необходимо смешать с валютной либерализацией, продолжением дискуссии с МВФ по цене на газ, с защитой бизнеса от «силовиков» и созданием нового Национального бюро финансовой безопасности. Добавить немного налога на выведенный капитал и приправить все это, конечно же, верой в светлое экономическое будущее Украины.

О переговорах с МВФ

Сотрудничество с Фондом остается «приоритетом президента, правительства, Верховной Рады и всей команды власти», заверил бизнес Порошенко. Якобы прилагается максимум усилий, чтобы сотрудничество было продолжено.

Вопрос повышения цен на газ, по словам президента, является сейчас самым сложным в переговорах. Власть, мол, хочет найти «разумный баланс» между сотрудничеством с кредитором и интересами украинцев (читать: власть страшно боится поднимать тарифы перед выборами и увеличивать расходы на субсидии).

Минфин и другие переговорщики, по всей видимости, будут продолжать убеждать МВФ пойти на уступки в вопросе цены газа. В качестве ключевого аргумента будут использовать недавнюю победу «Нафтогаза» над «Газпромом» в Стокгольмском арбитраже.

Украина действительно обязалась пересчитывать цену на газ, исходя из средней за 12 месяцев цены газа на хабе NCG в Германии и транспортировки от хаба в страну. Но решение по спору с «Газпромом» — это новые обстоятельства, которые должны быть учтены, подчеркнул Порошенко. В Стокгольме пришли к выводу, что «Газпром» обязан выполнять условия контрактов с «Нафтогазом», а Украина должна покупать у России 50% импортного газа. Это, в свою очередь, получается дешевле, чем покупать газ в Европе. Потому власть настаивает, что нужно менять формулу цены на газ для населения. А повышение, если и должно быть, то не столь существенным, как предлагают старые договоренности.

О грядущей валютной либерализации

Под всеобщие аплодисменты бизнеса Порошенко направил в парламент одобренный две недели назад Нацсоветом реформ новый законопроект о валюте.

Документ предусматривает постепенную отмену всех валютных ограничений. Правда, не стоит ожидать, что полная либерализация произойдет одномоментно, отметил Порошенко (в этом вопросе президент, благо, не ударился в популизм). Но все же пообещал, что ряд изменений бизнес и граждане «почувствуют немедленно».

Речь идет о норме, которая сразу отменит весь валютный контроль по операциям на сумму меньше 150 тыс. грн (около 40% всех операций с валютой)

Кроме того, будут отменены санкции в виде приостановки внешнеэкономической деятельности за нарушение сроков расчета по валютному контракту. Впредь не нужно будет получать лицензии на открытие счетов за границей, а также лицензии для инвестирования за границу в рамках установленных лимитов.

Правда, полная либерализация возможна только после того, как Украина воплотит так называемый план BEPS (план мероприятий по борьбе с размыванием налоговой базы и выводом прибыли из-под налогообложения). А для этого нужно принять целый ряд законов. Этот процесс бизнес попросил ускорить, постаравшись принять нормативные акты по BEPS вместе с законом про валюту (едва ли правительству и парламенту удастся управиться).

О налоге на выведенный капитал

В вопросе отмены налога на прибыль и введении налога на выведенный капитал президент пошел на попятную. Если раньше он заявлял, что готов вносить закон в парламент, а новая модель налогообложения должна заработать с 2019 года, то сейчас говорит о повторном «широком» обсуждении. Порошенко, правда, подчеркивает, что лично он уверен, что такое изменение было бы «экономически эффективным».

Идея новой модели заключается в следующем: полученная компанией прибыль не облагается до тех пор, пока не выплачивается собственникам в форме дивидендов (или приравненных к ним платежам).

Президент критикует Минфин за пессимистические оценки потерь из бюджета («минус» 35-45 млрд грн в год), к которым приведет отмена налога на прибыль и введение налога на выведенный капитал. И призывает ведомство «пересчитать финансовый эффект еще раз» (по оценкам Нины Южаниной, потери составят 20-23 млн грн) и провести по этому поводу новые переговоры с международными партнерами, в частности, МВФ.

Как раз Фонд и убедил президента повременить с внесением законопроекта в парламент. В частности, нардеп из БПП Владимир Арьев уточняет, что МВФ сейчас сильно против. «Несколько дней назад на встрече с Роном ван Роденом (глава миссии МВФ в Украине — Ред.) мы об этом говорили. Будем убеждать. Но пока придется подождать. Слишком много противоречий», — прокомментировал депутат.

Присутствующий на встрече бизнес, от мала до велика, который реинвестирует свою прибыль в Украине, высказался в пользу нового налога. Предприниматели в предвкушении освобождения от налогов той части прибыли, которую компания вкладывает в расширение производства, модернизацию оборудования или внедрение новых технологий. Плюс должно упроститься общение с фискалами, ведь не нужно будет документально подтверждать каждую операцию хозяйственной деятельности.

Порошенко при этом заявил, что власть готова «искать компромиссы» по новой модели для иностранных инвесторов (ведь выведение средств будет подлежать налогообложению).

Справедливости ради нужно напомнить, что в Минфине с новым налогом осторожны не только из-за потерь бюджета после отмены налога на прибыль (в 2018 г. от него планируют получить 82 млрд грн). Но также считают, что бизнес сможет уклоняться от уплаты налога на выведенный капитал, выплачивая дивиденды, не называя их таковыми. Для новой модели нужна работоспособная в вопросах контроля за трансфертным ценообразованием фискальная служба, а на этот счет в Минфине пока есть сомнения.

О Нацбюро финбезопасности вместо налоговой милиции

Компромисса в вопросе создания нового органа вместо налоговой милиции нет ни между президентом и Кабмином, ни между властью и бизнесом. Порошенко похвалил главу налогового комитета парламента Нину Южанину за разработку нового законопроекта о Национальном бюро финансовой безопасности.

Документ о Бюро планируют внести в парламент в течение трех месяцев.

«Главная цель — сделать так, чтобы «силовики» — Служба безопасности, прокуратура, полиция и НАБУ — не могли даже на пушечный выстрел подойти к дверям бизнеса», — заявил президент.

Гройсман отметил, что у правительства есть ряд вопросов к «концепции Южаниной» (премьер продолжает называть новый орган Службой финансовых расследований). Но уточнил, что цель — полностью резонирует с президентской. Вероятно, правительству и президенту еще предстоит найти консенсус в вопросе, кому будет подчиняться новый орган, — Кабмину, Минфину или же он будет де-юре независим (но де-факто влияние будет иметь президент).

С бизнесом же властям еще предстоит договориться о полномочиях нового органа. Предприниматели на встрече настаивали, что новый орган должен быть «исключительно аналитическим». Но обе концепции — и президента, и правительства — дают ему право вести оперативно-розыскную деятельность и даже привлекать в экстренных случаях «силовиков».

О проверках бизнеса

Предприниматели, ожидаемо, поднимали вопрос проверок и частичного моратория на их проведение. Советуют, бороться с зарплатами «в конверте» стоит с помощью либерализации законодательства (упрощать процедуры приема и увольнения) и снижения налоговой нагрузки на фонд оплату труда (бизнес, очевидно, против предложения Андрея Ревы по отмене граничного уровня зарплаты, с которой платится ЕСВ).

Представители власти, в свою очередь, громогласно заявили, что 2018 — это год, когда Украина кардинально меняет систему контроля и надзора за бизнесом. Даже штрафы в 100-300 тыс. грн за неоформленного сотрудника и за недопуск инспектора к проверке — это сейчас редкость. Мол, задача контроллеров нашего времени — предупреждать нарушения, а не наказывать бизнес.