За семью замками: Куда исчезают задержанные СБУ террористы и контрабанда?

200

Сейчас украинцы могут только верить на слово силовикам. Ни одной институции, которая бы мониторила их деятельность, проверяла бы точность информации, контролировала бы их работу, нет

Конец 2015 года выдался очень «урожайным» для Службы безопасности Украины (СБУ). Спецоперация в Красногоровке, рейд в Авдеевке: и там, и там — до сотни задержанных. Перехвачены контрабандные товары, обнаруженные тайники с оружием. Силовики еженедельно докладывали о своей работе и достижениях.

За период с марта 2014-го до середины декабря 2015-го года СБУ открыла около 1300 уголовных производств по статье Уголовного кодекса «Террористический акт», почти две тысячи — по статье «Создание террористической группы или террористической организации», около 250 — «Финансирование терроризма». Кроме того, как сообщается далее в ответе ведомства на запрос DW, более тысячи производств расследовались или до сих пор расследуются по статьям о тяжких преступлениях против основ национальной безопасности Украины, к которым относятся посягательства на территориальную целостность, попытка свержения конституционного строя, государственная измена и другие.

Согласно данным силовиков, более двум тысячам лиц сообщено о подозрении, 1200 — арестованы. В СБУ утверждают, что 226 человек «признаны виновными в совершении преступлений против государства и народа Украины, и их приговорили к различным срокам заключения».

«Мертвые души»?

Однако выяснить, как, где и когда происходили все эти суды, так и не удалось. В Государственной судебной администрации (ГСА) Украины на запрос DW по статистике рассмотрения дел и вынесенных приговоров по указанным статьям ответили цифрами за весь 2014-й и первое полугодие 2015 года. Но даже эта статистика бросает тень сомнения на данные СБУ. По информации ГСА, за преступления против основ национальной безопасности и в сфере терроризма в целом за указанный период времени было осуждено 93 лица, двух — оправдано. То есть получается, что остальные более ста приговоров были вынесены только за вторую половину 2015 года?

DW также проанализировал данные государственного реестра судебных решений, в котором должны быть опубликованы все судебные решения, включая приговоры по уголовным делам. По 2015 год удалось найти один приговор, которым одно лицо было осуждено за пособничество в совершении террористического акта. Возможно, другие дела были закрыты? Но тогда почему, если процесс над двумя российскими военными ГРУ — Александром Александровым и Евгением Ерофеевыим — происходит публично?

Без парламентского контроля

Ответы на эти вопросы не знают даже в комитете Верховной Рады, который занимается деятельностью правоохранительных органов. «Сейчас к нам никто не приходит докладывать с СБУ. Нас игнорируют», — говорит в беседе с DW заместитель председателя комитета законодательного обеспечения правоохранительной деятельности ВР Виталий Куприй. Народный депутат считает, что приведенные цифры силовиков завышены, и не верит, что все задержанные являются террористами. По мнению Куприя, часто обвинения в совершении этого преступления спецслужбы выдвигают добровольцам, а публичные суды не устраивают, чтобы избежать речей задержанных.

Большие сомнения относительно количества и подлинности пойманных силовиками террористов имеет и экс-глава внешней разведки Николай Маломуж. «Часто задерживают людей, которые просто имеют другие взгляды. И сразу выясняется, что они собирались что-то взорвать и завербовать граждан Украины в российские спецслужбы. Это часто надуманно и нереально», — рассказывает DW генерал Маломуж. Среди последних эпизодов генерал вспоминает взрывы в Харькове, после которых СБУ очень быстро отчитывалась о задержании организаторов и исполнителей теракта. Но открытого процесса над ними так никто и не дождался. И неизвестно, был ли приговор суда.

Всех впускать, никого не выпускать

Критикуют СБУ и за две недавние громкие операции на Донбассе — рейды в Красногоровке и Авдеевке. В обоих городах были задержаны до ста человек, правда, впоследствии большинство уволили. На видео из Красногоровки, которое распространила СБУ, видно, как спецназовцы патрулируют город, проверяют документы жильцов. А в конце ролика — прямо на рынке задерживают двух мужчин в штатском. Их лица на камеру не показывают.

Зато во время синхронного обыска карманов задержанных бойцы находят одинаковый набор оружия — гранаты и пистолеты. То есть террористы, зная о присутствии в городе 600 спецназовцев, гуляют по рынку вдвоем, с полным комплектом оружия. Даже больше: в одном из пресс-релизов, даже на сайте СБУ, об этом задержании — ни слова. Хотя обычно пресс-служба СБУ расписывает в деталях изъятие оружия у задержанных.

Маломуж считает такие действия некомпетентными. По его словам, настоящие профессионалы должны провести рейды по конкретным адресам, конкретными подозреваемыми, а не организовывать зачистку всего города, от двери до двери. По его мнению, задержанные люди могли быть подставными лицами или спецназовцами в штатском. Без этого эпизода видеоотчет о рейде был бы не столь впечатляющим, заключает генерал.

В СБУ открещиваются

В СБУ от упреков открещиваются. По Красногоровке там объясняют, что ситуация в городе была непростая и без рейда не могли обойтись. А высокую статистику задержаний объясняют тем, что под статью о терроризме подпадают не только боевики, но и гражданские, которые были соучастниками. Кроме того, по словам советника главы СБУ Юрия Тандита, часто преступники, а особенно кадровые российские военные, до суда никогда не доходят, ведь их обменивают по минским договоренностям на украинских пленных. В частности, по его словам, так произошло, когда десятерых десантников костромской дивизии, которые вроде бы в августе 2014 года заблудились в Украине, обменяли на 160 украинских пленных.

Кроме информации о задержании террористов, СБУ также часто докладывает и о найденных тайниках с оружием или очередной партии задержанной контрабанды. Однако вещественные доказательства в спецслужбе редко демонстрируют общественности. Каким образом, при таких обстоятельствах это произошло и как определять, это действительно достижение силовиков или игра?

По словам Юрия Тандита, изъятые у преступников контрабандные товары и оружие хранятся и тщательно охраняются в «спецместах» до начала судебного процесса. «Даже мы, бедное государство, не соблазняемся и не используем вещественные доказательства для своей жизни, — объясняет советник председателя СБУ Тандит. — Например, у двух задержанных российских военных изъяли суперклассное оружие. Понятно, что любая спецслужба хотела бы завладеть им. Но мы его храним для суда».

Зато Виталий Куприй из парламентского комитета законодательного обеспечения правоохранительной деятельности «спецместами» называет карманы самих силовиков. По его мнению, СБУ знает о всех контрабандных потоках и «крышует» их. «Я был на приеме у (председателя СБУ Василия, — ред.) Грицака и говорил, что есть правозащитная организация, мы готовы подключиться и помогать в борьбе с контрабандными перевозками в зону АТО. Это было воспринято сразу в штыки. У них есть желание сидеть на этой контрабанде и дальше», — говорит Куприй.

Доверяй, не проверяй

Сейчас украинцы могут только верить на слово силовикам. Ни одной институции, которая бы мониторила их деятельность, проверяла бы точность информации, контролировала бы их работу, нет. Так, по словам бывшего заместителя главы СБУ Александра Скипальского, в демократических странах существует система контроля таких ведомств. Это позволяет уравновесить работу закрытого органа. «Наши все спецслужбы неконтролируемые соответствующими государственными органами. А то, что создаются так называемые общественные советы при СБУ, это все, безусловно, чтобы просто пустить пыль в глаза», — считает Скипальский и говорит, что ждет, когда СБУ приступит, наконец, к ликвидации более серьезного контингента, «агентов влияния из России, которые есть во властных институциях».

«Это им не по зубам», — коротко резюмирует экс-руководитель контрразведки Николай Маломуж. По его мнению, именно потому, что силовики не могут обнаружить шпионов в центре и бороться с крупной «рыбой», они пытаются получить благосклонность общества другим путем. «Надо же постоянно показывать результаты работы. Перед руководством страны и перед обществом. Показать, что вот мы работаем, выявляем, поэтому поддержите нас», — говорит Маломуж.

С обвинениями в показушности сами силовики категорически не согласны. Это все в прошлом, уверяет советник председателя СБУ. «Когда началась война на востоке, слава Богу, люди от этого симптома очистились, — говорит Юрий Тандит. — Нам нет смысла организовывать показухи. Уже все, надо прекращать делать это».

Автор материала: Азад Сафаров, Даниил Билык