Закона боишься? Спецконфискацию не проводи!

238

Верховная Рада 6 октября с треском провалила, а точнее, второй раз за последние полгода отказалась внести в повестку дня правительственный законопроект о спецконфискации. 1,5 миллиарда долларов из этих средств заложены в проект Государственного бюджета на 2017 год. Vse.Media выясняли, почему народные избранники бойкотируют «доходный» проект документа, и каким образом средства чиновников-беглецов можно будет разморозить.

Речь идет о проекте закона №5142 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обеспечения взыскания в доход государства необоснованных активов». Наиболее желанный для казны актив в 15 миллиардов гривен – это средства от погашенных облигаций внутреннего государственного займа. Они уже полтора года как заблокированы, и все время лежат на счетах отечественных банков.

Сумма прописана в тексте проекта Госбюджета на следующий год. Ее правительство планировало направить на финансирование оборонных и космических программ, агропромышленного комплекса. Часть средств должна была бы пойти в наполнение Государственный фонд регионального развития, на поддержку объединения территориальных общин. Но ситуация застопорилась. О том, что народные избранники проигнорируют законопроект, в Кабмине, судя по всему, не рассчитывали. За день до голосования пресс-секретарь премьер-министра — руководитель Департамента информации и коммуникаций с общественностью Дмитрий Столярчук проинформировал общественность заявлением на странице в Facebook, что благодаря этому документу Украина наконец-то сможет «потребовать средства, заблокированные по ходатайству Генпрокуратуры Швейцарии, Великобритании, Кипра, Австрии, Лихтенштейна». Он даже обозначил цель проекта — оперативно возвращать в казну деньги коррупционеров-беглецов, заявив, что противники спецконфискации распространяли страхи о якобы новых возможностях использования механизмов для рейдерских захватов, о законодательных попытках лишить активов всех, неугодных власти.

Мир не боится механизмов «гражданской конфискации»

Специально для того, чтобы развеять мифы и иллюзии, нормы проекта закона проговорил в доступной обывателям форме заместитель министра юстиции Антон Янчук. Он считает, что средства, присвоенные чиновниками преступным способом, до сих пор не взысканы полностью из-за отсутствия нужных законодательных инструментов. Это и конфискация, предусмотренная в криминальном праве, и специальная конфискация. «Они работают, но не во всех случаях, —отметил Антон Янчук. – Именно поэтому возникла необходимость в разработке нового инструмента, который даст возможность устранить этот пробел законодательного регулирования. Законопроект № 5142 предусматривает процедуру взыскания необоснованных активов в доход государства в гражданском процессе в исковом производстве».

Закона боишься? Спецконфискацию не проводи!

Кстати, в юридической практике под необоснованными активами подразумевается имущество, законность происхождения которого не доведена. Подозреваемый коррупционер фактически не может им пользоваться и распоряжаться. В мире этот механизм называется «гражданской конфискацией». С подобным случаем столкнулась в 2014 году Латвия. Местный суд применил к бюджету этой страны соответствующий механизм и взыскал почти 50 миллионов евро. Арест накладывался по требованию Украины. Тогда же прокуратура Латвии вынесла вердикт, мол, средства получены преступным способом, но имена виновников и их причастность к юрисдикции Украины не доведена. Нечто подобное происходило и в США, когда разрешались вопросы «по делу Лазаренко».

А действие вышеупомянутого закона распространяется на собственника имущества, который подозревается в совершении коррупционного преступления и скрывается от следствия. Формальным собственником таких активов может быть даже юридическое лицо. Но при этом подозреваемый может влиять на имущество этого юрлица. Проблема в том, что при данных обстоятельствах нормы закона могут применяться только к ограниченному кругу активов. А их очень легко «трансформировать». К примеру, валютные ценности и средства на счетах несложно перевести в ценные бумаги. В общем-то, благодаря таким видоизменениям злоумышленники и выводят «наворованное» из фокуса внимания правоохранительных органов.

Закона боишься? Спецконфискацию не проводи!

На вопрос, почему именно этот законопроект поможет вернуть выведенные средства, заместитель министра юстиции ответил неоднозначно. Он рассказал, что за основу брались «методические рекомендации по конструированию законодательства о взыскании необоснованных активов вне криминального производства». Их разрабатывали представители Мирового банка. В Минюсте считают, что благодаря новым законодательным нормам украинские суды смогут признать активы необоснованными и вернуть их в доход страны из-за рубежа. При этом, нет разницы, лежат средства на счетах каких-то банков или пребывают в каких бы то ни было юрисдикциях. Процедура проста: украинский суд выносит решение и в соответствии с процедурой применения международной правовой помощи это решение должна будет исполнить любая страна.

Цель — легализация активов?

В стенах Верховной Рады народные депутаты не разделяют столь оптимистичной позиции. Представители различных парламентских фракций неоднократно указывали на то, что новый закон может сработать на то, чтобы отобрать имущество у каждого «неугодного власти». Благоприятны его нормы и для любителей использования рейдерских схем захвата. Сотрудники Минюста уверяют, что применять такие нормы можно только при условии открытия криминального производства и только тогда, когда дело касается совершения коррупционных преступлений, а также лишь против должностного лица из центральных органов исполнительной власти или местного самоуправления.

«Должно быть соответствие таким критериям: высоколиквидные активы стоимостью, превышающей тысячу минимальных заработных плат. Сейчас это 1,45 миллиона гривен. После криминального производства они должны быть арестованы именно для того, чтобы обеспечить выполнение этого иска», — пояснил Антон Янчук, добавив, что законопроект устанавливает узкий круг субъектов, которые имеют право подать такой иск о взыскании активов. Ими могут быть как генеральный прокурор, так и исполнитель его обязанностей, руководитель специализированной антикоррупционной прокуратуры. Кроме того, иск не имеет грифа секретности. Вся информация появится на сайте Генпрокуратуры. То есть, варианты реализации рейдерских захватов маловероятны.

Несколько иная точка зрения у директора Украинского института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника. Он считает главной целью законопроекта легализацию ранее отобранных у бывшей власти финансовых активов, облигации внешнего займа, а не внедрение новых механизмов борьбы с коррупцией. «Мне он кажется способом расправиться и поделить активы «бывших», а не обеспечить механизм борьбы с коррупцией, чего бы нам действительно хотелось», — сказал политолог.

По его мнению, в целом идея законопроекта о спецконфискации несет угрозу для инвестиций в стране, дает зеленый свет разным проявлениям рейдерства, а также возможность преследовать любого человека. «Каждого человека можно «подтянуть» под те или другие статьи», — добавил эксперт.

Продолжая тему, он отметил, что в действующем законодательстве уже прописаны процедуры конфискации и спецконфискации. Просто для того, чтобы реализовать их, нужно пройти все судебные стадии и соблюдать законность. «Этот законопроект не нужен. Им фактически предлагается псевдозаконный способ изъятия ресурсов у людей, которые связаны с предыдущей властью», — резюмировал Руслан Бортник.

Закона боишься? Спецконфискацию не проводи!

О том, что проект документа нарушает 41-ю статью Конституции (она защищает право частной собственности), пришли к выводу и в Главном научно-экспертном управлении Верховной Рады. Парадокс ситуации в том, что политики четко обрисовывают риски возможного вступления в действие новых норм закона о спецконфискации и при этом не дают каких-то конструктивных путей разрешения ситуации, не отвечают на главный вопрос: «Как стране вернуть украденные у нее же средства?».

Не включив законопроект в повестку дня, нардепы не поставили точку на этом вопросе. Сейчас понятно лишь одно: пока они будут ходить по замкнутому кругу, подозреваемые в коррупционных схемах чиновники, будут и со своими деньгами, и со своим имуществом.

Автор материала: Анастасия Мовчан