Зарубежные визиты Зеленского: грубые ошибки и провалы президента

456

Зарубежные визиты Владимира Зеленского анализировать сложно. Слишком уж он нов в этой роли. В результате топ-темой обсуждений становится именно поведение шестого президента Украины, а не содержательная сторона его визитов.

Правда, слишком надеяться на содержательность тут и не стоит. Для мировых лидеров Зеленский — человек еще более неожиданный, чем для украинцев. Так что к нему пока только начинают присматриваться. С другой стороны, в Украине грядут парламентские выборы, на которых президентская партия «Слуга народа» надеется получить единоличное большинство. В этой ситуации заявления и позиция самого Зеленского крайне важны для него самого. Ведь ясно, что легендарные «73%» его сторонников (по итогам второго тура) имеют очень разные взгляды на внешнюю политику государства — а нравиться хочется всем.

Первый визит президент совершил в Брюссель. Realist подробно разбирал эту поездку. Читатель вряд ли удивился тому, что главной публичной темой того визита стали отношения Киева и Москвы. В начале же нынешней недели Зеленский посетил Париж и Берлин — столицы, в которых, собственно, и определяется европейская политика по отношению как к Украине, так и к России. Украинского лидера приняли французский президент Эммануэль Макрон и германская канцлерин Ангела Меркель. И все они снова говорили все больше о России.

Женщина — не бренд, дрожь Меркель и нос Макрона

Из того, что обычно увлекает аудиторию, особое внимание в Украине привлекла оговорка Зеленского во Франции о «красивых женщинах», которые, мол, являются«брендом» Украины в мире. Как понятно из видео, в ходе своего визита в парижский кампус стартапов Station F Зеленский выразился вовсе не так грубо. Да и вообще говорил о другом. Тем не менее, многие сторонницы феминистического движения оскорбились, по соцсетям прокатилась волна хэштегов «Я не бренд!», а политические противники нового президента буквально засыпали эти самые соцсети сокращенной формулировкой тезиса, быстро и успешно сформировав соответствующее мнение.

Что ж, в ходе прошедшей кампании с подобными передергиваниями постоянно сталкивался Петр Порошенко. Так что его преемнику, видимо, придется просто привыкать, что такова уж судьба украинских политиков, особенно на высших постах.

В разряд «светской хроники» отошел и приступ тремора (дрожи рук), случившийся у главы правительства ФРГ как раз в тот момент, когда она стояла рядом с украинским президентом. Впоследствии на совместной пресс-конференции 64-летняя Меркель объяснила, что ей нужно было просто выпить воды, Зеленский пошутил, что, поскольку он был рядом, то фрау канцлер «была в безопасности», скандальная российская пропагандистка Ольга Скабеева обвинила Зеленского в «немужском» поведении — мол, надо было помочь Меркель, а дотошные журналисты выяснили, что серьезные недомогания из-за жары у Меркель случались и ранее.

Несколько более интересной в содержательном плане вышла мини-дискуссия Зеленского с французским коллегой насчет войны на Донбассе. «Президент Украины дал знаки и жесты со своей стороны, что он готов на прекращение огня и готов к диалогу с сепаратистами, готов к новым параметрам переговоров», — сказал на совместной пресс-конференции французский президент. Зеленский тут же поспешил его исправить: «Мне кажется, что здесь есть небольшая ошибка. Мы не готовы к диалогу с сепаратистами. Мы готовы действовать в Минском формате».

Обещания в «трубу» не закачаешь

Возвращаясь к более глубоким вещам, надо отметить, что в другое время главной темой переговоров мог бы стать транзит газа из России в Европу. С 31 декабря истекает контракт между «Газпромом» и «Нафтогазом» на транспортировку голубого топлива в Евросоюз. Украина может потерять из-за этого $ 3,5 млрд в год.

«Газпром» требует за продление контракта отказаться от штрафов на сумму около $ 2,5 млрд, которые «Нафтогаз» выиграл в Стокгольмском арбитраже. Украинская сторона, в свою очередь, грозит новым иском, на выигрыш по которому шансы так же велики. Главное же, что ранее россияне надеялись перенаправить эти мощности на «Северный поток-2», но, как и прогнозировал Realist еще полгода назад, к данной дате запустить газопровод на полную мощность они не успевают.

Собственно, за эти полгода позиции сторон не изменились. Но в Европе, особенно в Германии, нарастает беспокойство по поводу возможного срыва поставок российского газа аккурат в середине зимы. После встречи с Меркель украинский президент обтекаемо заявил, что уверен в успешном решении проблемы, при котором «Украине никто не будет выкручивать руки».

Гораздо интереснее, однако, звучал другой его пассаж. «Не секрет, что наши позиции по проекту „Северный поток-2“ диаметрально противоположны. В то же время мы благодарны за готовность к предметному диалогу со стороны Германии по этому непростому вопросу», — сказал Зеленский, добавив, что Меркель заверила его в поддержке позиции Киева по вопросу заполнения украинской газотранспортной системы. После этих слов канцлерин дипломатично подтвердила: «Я постоянно говорила российскому президенту, что для меня вопрос транзита газа через Украину имеет очень важное значение. Президент Путин меня всегда уверял, что он знает об этом».

То же самое Меркель ранее не раз говорила и Петру Порошенко. Но ни тогда, ни сейчас никаких конкретных гарантий, и тем более — цифр, не звучало. С точки зрения здравого смысла, Германия заинтересована в том, чтобы украинская труба сохранялась в рабочем состоянии — тогда «Северные потоки» не будут единственным возможным путем поставок газа. Но защищать интересы Украины в сохранении транзитного заработка немцы явно не собираются, да и с чего бы, собственно? У всех свои проблемы.

Таким образом, на уровне заявлений президент Зеленский продемонстрировал и «уважительную твердость», и понимание масштаба угрозы, за что отдельное спасибо специалистам, готовившим его к этой поездке. Но продемонстрирует ли новая команда способность эту угрозу минимизировать, покажет только будущее. Причем не столь уж далекое.

«Новое» как незабытое старое

Главной темой, однако, предсказуемо оказались война на Донбассе и вообще украино-российские отношения. С одной стороны, в отличие от предшественника, Зеленский избегал выражений вроде «агрессия». С другой, всячески старался демонстрировать твердость и патриотизм.

Запоминающимся стало сделанное в интервью изданию Bild обещание, что в случае встречи с Владимиром Путиным украинский президент начнет разговор с заявления«Донбасс и Крым — это Украина». По поводу этих слов Зеленского в Кремле уже намекнули, что встреча может вообще никогда не состояться.

Кроме того, ни с Меркель, ни тем более с Макроном, Зеленский не говорил о каком-либо усилении давления на РФ. «Федеральный канцлер заверила меня: позиция Германии является неизменной. Я очень благодарен Вам», — так он выразился по этому поводу на совместной пресс-конференции. А Меркель, в свою очередь, особо подчеркнула: речь шла «о сохранении санкций, но не об их усилении».

Альтернативы «Минску» нет?

Тем временем в Украине ряд экспертов обвинили Зеленского именно в следовании политике Порошенко, которая, за всю каденцию последнего, к миру так и не привела. «Позиция Украины касательно войны на Востоке все больше и стилистически, и по сути напоминает то, что говорилось и делалось Порошенко. Тут стоит задуматься над простым, но прикладным вопросом: если все время бить молотком по пальцу, изменится ли результат?» — написал в своем Facebook глава правления Фонда «Майдан закордонних справ», известный дипломат Богдан Яременко. «Ну вот и в Париже Зеленский тоже воспроизвел риторику Порошенко», — констатировал, в свою очередь, ассоциированный эксперт Международного центра перспективных исследований Николай Капитоненко.

Проблема, однако, в том, возможна ли альтернатива? На этот счет аналитики расходятся. Как выразился в комментарии Realist‘у директор Института мировой политики Евгений Магда, визиты Зеленского в Берлин и Париж — «не победа украинской дипломатии, а стремление Германии и Франции навязать новому украинскому президенту собственную логику действий касательно урегулирования на Донбассе». По мнению эксперта, активной внешней политике не содействует то, что дипломатия вообще не приоритетна для новой властной команды, да и лично Зеленский никакого опыта в ней никогда не имел.

Николай Капитоненко не согласен с таким мнением. «Есть, в целом, ряд рекомендаций Зеленскому, которые многие, в том числе и я, публиковали до выборов. Есть идеи по Донбассу — миротворцы, временные администрации и т. п. Их трудно будет реализовать, но они есть», — заявил он Realist‘у.

Впрочем, идею миротворцев тот же Порошенко продвигал еще с 2015 года, и даже, за два месяца до поражения на выборах, агитировал за это Генассамблею ООН. Увы, пока никто не знает, как обойти неминуемое вето России. Хотя переговоры c Москвой велись, к ним привлекался даже спецспредставитель президента США по Украине Курт Волкер, который намерен посетить Киев перед визитом Зеленского в Вашингтон в течение ближайших недель.

Этот визит и встреча Зеленского с Дональдом Трампом тоже обещают быть очень интересным. Но и от него прорыва в направлении мира на Донбассе ожидать не стоит. «Что касается вовлечения в Нормандский формат США, Великобритании или Польши, которая выглядит самой заинтересованной из трех, то сложно представить себе мотивацию России усиливать своих визави, а без согласия Кремля формат изменить невозможно», — указывает Евгений Магда.

Визиты Зеленского показали, что президент делает успехи в патриотической риторике. Но показали и то, что никакой прорыв к миру невозможен без доброй воли Кремля, а предвыборные заявления о якобы недостаточной работе предшественников с Западом были именно что предвыборными заявлениями. Пока же такой доброй воли нет, нас, как формулирует Евгений Магда, «ожидают хлопотные консультации и имитация переговорного процесса в поисках момента истины… который может и не настать».

Александр Михельсон