Защитники Нафтогаза — адвокаты дьявола

419

Вот уж не думал, что услышу возражения против ликвидации Нафтогаза Украины, независимо от того, кто это предложил. Потому что Нафтегаз — одна самых коррупционно генерирующих структур в Украине — и по масштабам, и по схемам. И отрицать это — либо непроходимая бестолковость, либо откровенное лицемерие.

Такое мнение озвучил сегодня в Фейсбуке политический эксперт, реагируя на критику «порохоботов» в адрес Юлии Тимошенко в связи с ее вчерашним заявлением о намерении ликвидировать «Нафтогаз» в случае победы на президентских выборах.

Она, между прочим, именно для коррупции и создавалась.

В 1998 году Игорь Бакай, которого с его корпорацией «Республика» вытеснили с газового рынка, окучивал АП Леонида Кучмы. И в конце концов был услышан — когда предложил: поскольку на грядущие президентские выборы 1999 года власти понадобятся деньги, много теневых денег кэшем, то он готов эту задачу решить. Путем создания специализированной структуры — Нафтогаза Украины, которая будет извлекать деньги из газового рынка.

И в период выборов 1999 года Игорь Бакай, поздним вечером заходящий в АП с серебристым чемоданчиком, был вполне рядовой картиной.

Только крал он так коряво, что даже регионал Николай Азаров, руливший тогда налоговой, жаловался Кучме на тупость Бакая — вспомните записи майора Мельниченко. Что не помешало в будущем тем же регионалам, пришедшим к власти, красть из Нафтегаза столь же тупо, как и Бакай — «вышки Бойко» тому примером.

В Нафтогазе регулярно были скандалы с «крысятничеством», когда наверх заносили меньше обещанного, и были дорогостоящие подарки высокопоставленным чиновникам в качестве «отступного».

А вспомните «руки, которые ничего не крали»! Одно из первых назначений Виктора Ющенко — это глава Нафтогаза Алексей Ивченко, «Леша-мерседес». Так Ющенко вошел в «президентский» — газовый — бизнес.

Во все времена, включая сегодняшние, в Нафтогаз назначались люди, наиболее преданные руководителям страны. И попасть туда означает обеспечить себя на всю оставшуюся жизнь — за несколько месяцев. То есть, многомиллионные премии Андрея Коболева и Юрия Витренко — это только частичная легализации тех теневых денег, которые там поднимают. И как раз в Нафтогазе сохраняется трогательная преемственность между власть бывшей и нынешней.

Эта коррупционная прокладка абсолютно не нужна. С ее координирующими и прочими функциями раньше справлялось минэнергетики, справится и сейчас.

Кстати, поскольку Нефтогаз — стопроцентная государственная кампания, то обычным решением Кабмина там проводится внешний аудит, а затем долговые и прочие обязательства перед Нефтегазом и аналогичные с его стороны передаются другой украинской государственной структуре, Фонду госимущества, например.

И никакого послабления Газпрому! Заодно изрядно сэкономим на ликвидации коррупционного монстра. И такой подход касается не только Нафтогаза, готовьтесь.