Бразилец рассказал о непонимании португальцев, судьбоносном барбекю, о том, почему не перешел в «Шахтер» и об украинском гражданстве.

С динамовцем мы встретились в ресторане неподалеку от его дома на Печерске.

Жуниор, вы неплохо говорите по-английски. Где учили язык?

Никогда не учил его. Мне просто интересно общаться с людьми, узнавать новый язык. Если честно, в Бразилии я отходил всего четыре раза на английский и бросил. Когда я приехал играть в Румынию, то вообще не знал ничего, кроме португальского. А уже через три месяца я раздавал интервью на румынском.

Сейчас еще сможете разговаривать по-румынски?

Конечно. Слова некоторые подзабыл, но если кто-то со мной начнет говорить, то я все пойму.

А русский?

О-о-о, это самый сложный язык в мире. В «Динамо» есть преподавательница русского. Все желающие могут посещать ее уроки. Я с ней встречался, но в Киеве у меня есть другой учитель. Мне он нравится, потому занимаюсь с ним. В прошлой году у меня родился сын Лука, и теперь практически нет времени на русский — только раз в неделю.

Помните свое первое слово на русском в Украине?

(Думает.) Как дела? (Смеется.)

И что такого сложного в русском?

У вас такие длинные слова — «поздравляю», «здравствуйте», «приятно познакомиться». В румынском и английском все намного проще — короткие слова, которые легко запомнить.

А кто из украинцев знает португальский?

Ярмоленко, Хачериди… Да все знают, но в основном плохие слова. Это же учат люди в первую очередь.

В «Динамо» большая португало-бразильская диаспора. Полностью друг друга понимаете?

Да я и в Бразилии не все слова знаю. Я всегда говорю, что Бразилия — это маленькая вселенная. У нее нет одного лица. Все люди выглядят очень по-разному — от цвета кожи до причесок. У нас разный климат и растительность. Например, если я поеду в другую часть страны и увижу там какие-то фрукты, которых нет в моем регионе, я даже не буду знать, как они называются. А с Португалией вообще интересно получается. Когда бразилец туда приезжает впервые, он почти не понимает их языка. Из смешного — слово «очередь». У нас говорят fila, а у них — bicha. Только в Бразилии это значит «гей» (смеется).

Чему удивились в Украине, когда только приехали?

Я всегда улыбаюсь, при встрече протягиваю руку, а здесь люди этого пугаются и иногда даже отходят немного.

А еда?

Всей семье понравился борщ. Мне тоже. Жена его не научилась готовить, для этого мы ходим в ресторан.

Какое у нее коронное блюдо?

Лазанья.

В сентябре в Донецке обокрали вашу квартиру. О чем больше всего жалеете из украденного?

Ничего. Это всего лишь вещи, которым всегда найдется замена. Я пришел в этот мир голым, так и уйду из него. Жалко только людей. Понимаете, в этой стране я гость. Могу собраться и быстро уехать, ни о чем не жалея. С людьми иначе. Они тяжело работали, чтобы купить себе дом, машину, обустроить жизнь, а тут случается такое. Со мной никогда подобного не происходило. Мне было очень жаль людей.

Вы три года играли за донецкий «Металлург». В то время вас активно звали в «Шахтер». Почему так и не стали «горняком»?

Каждое трансферное окно я получал предложения от разных клубов, в том числе и от «Шахтера». И постоянно просил президента «Металлурга» разрешить мне уйти в клуб побольше. Я развиваюсь, хочется прогресса, а они могли бы хорошо на этом заработать. И все счастливы. Понятия не имею, почему президент отклонял любое предложение, но мне это очень не нравилось.

Сейчас вы играете за главного соперника «Шахтера» — «Динамо». Последние две игры киевляне уступили «горнякам» с общим счетом 0:5. Вас это не задевает?

Нет. Когда я пришел в «Динамо», то сказал, что готов поменять все свои голы и персональные трофеи на чемпионство с «Динамо» в Украине и Лигу чемпионов. Да, жаль проигрывать «Шахтеру», но это станет вообще неважным, если мы возьмем чемпионство.

В конце апреля вы снова сыграете с «Шахтером» в ЧУ. Кого из дончан вы бы взяли в «Динамо» на один матч?

Нет-нет, я люблю свою команду. У нас достаточно хороших футболистов.

Какие у вас отношения с бразильцами «Шахтера»?

Это на поле у нас «белая война», а в жизни со всеми дружу — Марлос, Бернард… Сейчас больше общаемся с Тайсоном и Фредом. Почти каждый день переписываемся с Тейшейрой. В Китае Алексу все нравится.

Если у вас так много друзей в «Шахтере», почему все-таки выбрали «Динамо»?

Это великий клуб, который играет в ЛЧ. Тем более мне нравится Киев, а «Шахтер» на тот момент, когда у меня появился выбор, уже не был в Донецке.

У многих бразильцев «Динамо» и «Шахтера» есть дети. Кто из них лучше всех играет в футбол?

Ой, таких подробностей я не знаю, но мой сын уже любит играть в мяч. Очень меня удивил, потому что я его этому не учил. У Марлоса есть ребенок, но я их видел только в бассейне. Да, у Фернандиньо сын любит играть в футбол. Ему сейчас лет пять, но уже хорошо получается.

Где вы больше популярны — здесь или в Бразилии?

В Бразилии люди безумно любят футбол, но там и игроков миллионы, наверное. Люди эмоциональные, если тебя узнают, то подбегают, обнимают, смеются, требуют фотографию. Но лично я в Бразилии играл всего лишь год. Люди меня там знают только, считай, по одной игре в «Сантосе». Мне тогда было 19 лет, я забил важный гол, и мы стали чемпионами. Вот этот гол в 2007-м и сделал меня узнаваемым для бразильцев, потому там я популярнее. Здесь я играю за великий клуб, но украинцы сдержанные. Если они хотят фото, то тихо и спокойно просят. Правда, больше всего меня узнавали в Болгарии. Я играл за софийский ЦСКА, на котором все помешаны. У меня до сих пор много фанатов оттуда.

На чем оставили свой самый памятный автограф?

В основном это мячи и футболки. На каких-то необычных предметах? Нет… Когда было лет 15—16, очень гордился, что просили мой автограф. Думал, что я суперзвезда (смеется).

Ваш агент — женщина, Дейзи Брандино, что необычно для футбола. Как так вышло?

Я так много лет работал с людьми, которые хотели на мне просто нажиться. Они не боролись за меня. На тот момент я был в Донецке, агента не было. Пришел на барбекю с Фернандиньо и познакомился с ней и ее сыном. Мы просто начали дружить, ни о какой работе речи не шло. Я посмотрел, как она отстаивала интересы Фернандиньо, когда им заинтересовался «Манчестер Сити». «Шахтер» тогда вел переговоры девять месяцев! Больше всего меня поразила ее порядочность после той трагической истории с Майконом (игрок «Шахтера» разбился на машине в феврале 2014 года. — Авт.). Сколько тогда помощи она оказала его семье. Я посоветовался с женой, и мы решили сотрудничать с Дейзи. Да, люди часто говорят, что это — мужское занятие. Не соглашусь. Когда вы увидите, как она ведет переговоры, передумаете. Она очень умна и убедительна, потому что много лет работала в швейцарском банке и знает все о ведении бизнеса. Это — лучший выбор для моей карьеры.

Насколько она разбирается в футболе?

Она знает футбол. И на нее работает много скаутов. А болеет только за своих игроков.

Вам недавно пришлось играть против «МанСити» и своего близкого друга Фернандиньо. Футболками с ним обменялись?

Конечно. Перед матчем мы переписывались и шутили, мол, я тебя ударю, а я у тебя мяч отберу. Я так расстроился, что из-за травмы не смог играть два поединка с манчестерцами на 100% (Жуниор провел только один тайм в Киеве. — Авт.).

«Динамо» упрекают в нерешительности в ответном поединке против «МанСити». Почему все-таки команда не шла вперед?

Мы не были готовы. Может, нужен был какой-то спарринг с английской командой. Понимаете, у «МанСити» есть возможность играть с сильными командами каждую неделю, у нас — нет. У всех нас был такой огромный стресс перед этой игрой. Тем более первую встречу дома мы проиграли.

Вы бы хотели переехать в Англию?

Конечно, я хочу развиваться. Сейчас в «Динамо» я получил шанс выйти на более высокий уровень. Если буду успешным здесь, мной могут заинтересоваться в той же Англии. Но вы же знаете об условии — чтобы получить право на работу в Англии, нужно играть за сборную.

А какой бы клуб выбрали?

Любой топ-клуб.

Сейчас вот и «Лестер» им стал…

Творить историю — отлично!

В сборную Бразилии вас не вызывали, потому есть возможность сменить гражданство и поиграть за Украину…

Слушайте, мне здесь нравится. Мы уже адаптировались, привыкли к культуре. Когда все уезжали из Украины, мы с семьей остались, хоть у меня и были предложения из других стран. Сейчас мне тяжело ответить на этот вопрос. Во-первых, потому, что в Украине запрещено двойное гражданство. Если же в сборной Украины захотят меня видеть, то я могу решиться на этот шаг. Это же не только мое решение, а еще и тренера, федерации футбола, игроков сборной. Кричать везде, что я вот сменю гражданство, я не хочу. И менять паспорт лишь бы поменять — тоже.

А как насчет свежих слухов о желании Болгарии вас натурализовать?

Я об этом ничего не слышал.

Знаем, что среди динамовцев часто проходит внутрикомандный тотализатор. На что ставите обычно и сколько выигрываете?

На деньги я не люблю играть. Постоянно делаем ставки с моим братом, но только ради интереса. В «Динамо» играем с Ярмо. Вот ставили в ноябре на класико. Я — на «Барсу», он — на «Реал». Я победил! Но в ЛЧ выиграл он. В 1/8 финала Андрей поставил на победу «Барсы» в игре с «Арсеналом», а я — на «Баварию» в поединке с «Юве». Но каталонцы выиграли, а в моем матче была ничья. Так что пока у нас с Ярмо — 1:1. А спорили на ужин.

И что заказал Андрей?

Да все нет времени поужинать…

Когда приезжают друзья, что показываете в Киеве?

Центр — старые церкви, идем гулять вдоль Днепра. Там очень красиво. Потом заходим в какой-то ресторан. Правда, я не знаю слишком много мест в Киеве. Вот две недели назад приехал мой физиотерапевт Жилван Оливейра. Так мы сходить никуда и не можем. Он работает с врачами «Динамо», я на тренировках. Видел за две недели только пару ресторанов рядом с моим домом (смеется).

Это ведь вы посоветовали Жилвана Рыбалке?

Спасибо медперсоналу «Динамо», что сотрудничают с ним. Например, другие врачи говорят, что восстановлюсь после травмы за шесть недель, а он лечит меня за три-четыре. Мы работаем вместе лет девять, наверное. Знаете, очень важно, чтобы вы могли доверять врачу, а он знает обо мне все. Сначала мы были друзьями. Потом он стал врачом, а я — футболистом. Первым делом он налаживает отношения с игроком. Интересуется твоим эмоциональным состоянием, всеми переживаниями, питанием.

Успели уже опробовать киевское метро?

Нет! Мне очень интересно, но никто не хочет меня туда сводить. Ребятам некогда, а сам я не решаюсь. Не знаю, как пользоваться.

Но машину вы-то точно водите. Полиция штрафовала?

Один раз. Ехал на урок русского, навигатор показал, что нужно поворачивать влево. Ну, я повернул, а оказалось, что запрещено. Полицейский подошел, а я ему говорю: «Ну смотри, это же мне навигатор подсказал». Не помогло — выписали штраф.

Большой?

Я не знаю. Есть человек, который помогает мне оплачивать все счета.

Гоняться на машине любите?

На машине — нет. Люблю картинг. В Бразилии всегда хожу, здесь еще не пробовал. В Киеве ходят Дерлис Гонсалес, Мигель Велозу, но я вот никак не могу с ними выбраться.

Можно вас назвать фанатом машин?

Я люблю машины! Сейчас езжу на белом «Рейндж Ровер», хотелось бы купить и «Ламборгини», «Феррари». Но у меня слишком короткая карьера, чтобы так бездумно тратить деньги.

Куда их вкладываете?

У меня в Бразилии есть офисы, недвижимость, счет в банке, делаю инвестиции и еще я сотрудничаю с местной маркетинговой компанией.

О Бразилии часто слышно в новостях из-за вируса Зика. Как борется с ним ваша семья?

Пострадала больше Западная Бразилия. В моем регионе Сан-Паулу был зафиксирован только один случай. Используют крем от комаров, а государство старается помочь с лекарствами.

В августе в Рио пройдет Олимпиада. Вам вообще интересно на такое посмотреть?

Я был на чемпионате мира на игре Бразилия — Хорватия. Видел открытие. Очень красиво. Хотелось бы посмотреть и на Игры, но я буду здесь, работать. Кто-то из семьи сходит и расскажет мне.

За каким олимпийским спортом следите?

Обожаю серфинг, но он не входит в программу. Баскетбол, волейбол, теннис… Однажды я был на игре «Майами Хит». Кому же не понравится игра Леброна Джеймса? В теннисе болею за Надаля и Джоковича. Из неолимпийских видов слежу за Формулой-1. Друзья постоянно приглашают на Гран-при в Монако, но все никак не доеду. Вот когда закончу карьеру, буду ездить на разные соревнования.

Алуизио Шавес Рибейро Мораес Жуниор — ваше полное имя. Почему в Южной Америке такие длинные имена?

В Бразилии у многих людей одинаковые имена. Чтобы избежать неразберихи с документами, нам дают такие длинные. Мой отец хотел, чтобы у меня было его имя — Алуизио Шавес Рибейро Мораес. Мне нужно было добавить Жуниор, т. е. младший. Но каждый раз в аэропорту не могут найти меня сразу. Все равно приходится забивать имя полностью.

В Бразилии на улицах могут обокрасть, среди белого дня угнать машину. Как-то экс-динамовца Ринкона выбросили из его же машины в одних трусах…

Да ладно?!

С вами подобного не случалось?

В Бразилии люди часто воруют на улице при всех. Нужно всегда быть внимательным. В моем Сантосе такое редко бывает, а вот в Рио и Сан-Паулу — это обычное дело. Воры берут что-то, что легко и быстро можно продать, а потом покупают наркотики, например. В Европе все по-другому — здесь мафия. Она прикрывает криминал.

Автор интервью: Дарья Мещерякова