Журналист — «невидимка»

205

По поводу дела о нападении на съемочную группу «Стоп Коррупции». Маленькая победа – дело реанимировали и передали из Броварской прокуратуры в областную. Ситуацию также рассмотрит комитет Верховной Рады по СМИ на ближайшем заседании 30 марта. Спасибо всем причастным! Но радоваться рано. Теперь о грустном.

О лжи

Стало известно почему полиция закрыла дело, а прокуратура не усмотрела в этом ничего странного. Оказывается, следствие не сумело установить, что Ліля Ткачук на тот момент была журналистом программы «СтопКор». Мол когда на нее напали она предъявила удостоверение Центрального телеканала (КДРТТК) и что оно якобы было просроченным. Разобьем эти хрупкие аргументы.

Первое, нет ничего удивительного, что журналистка предъявила удостоверение КДРТРК поскольку программа расследований «СтопКор» выходила именно в эфире этого канала. А согласно договору между ГО «Стоп коррупции» и КДРТРК программа расследований «СтопКор» является нашим совместным продуктом. Это все равно что я работаю в ООО «Национальные информационные системы», а мне бы следователь сказал: а причем здесь телеканал «Интер»?

Второе, удостоверение не было просроченным, а являлось действительным до 31.12.15. Преступление произошло в октябре 2015го. Кому-то нужно купить очки…

Третье, нами была предоставлена заверенная копия договора между ГО и Центральным каналом, подтверждающая наши правовые отношения. Телеканал за подписью гендиректора Александра Савенко также направил следствию соответствующее официальное письмо.

Четвертое, следствию была предоставлена копия трудового договора между журналистом Ткачук и ГО. Копия редакционного задания. Был опрошен главный редактор, который также подтвердил очевидный факт, что таки да — Лиля работает у нас журналистом.

И самое главное – эфир. Сюжет Лили выходили и до и после инцидента. Выходят и теперь. Это действительно сама Лиля записывает интервью, начитывает текст своим голосом, это действительно она появляется во время стендапов в кадре. Это не голограмма и не похожий человек. Это все она)

Следователь и процессуальный руководитель были вежливы и учтивы. Уверяли, что собранных доказательств более чем достаточно, чтобы передавать дело в суд. Обвинительное заключение вот-вот будет готово. Стоит признать – нашу бдительность усыпили. Мы поверили, что следствие желало установить истину. Теперь убежден в обратном. Всем известно — при желании найдется масса причин развалить/закрыть/переквалифицировать дело. Именно это и произошло. Мажора тупо отмазали.

Виват свободе слова! Боремся дальше.

Автор материала: Роман Бочкала