Зловещие тайны Мариинского парка: открытые секреты памятника героям Октябрьского восстания

591

В прошлой публикации благодаря автору книги “Некрополь Мариинского парка”, директору Музея истории Украинской революции 1917-1921 годов Александру Кучеруку мы выяснили, почему братскую могилу жертвам Октябрьского восстания в Киеве заложили в Мариинском парке, где эта могила находилась и что в ней похоронено десять человек.

Но кто эти люди и можно ли установить их имена?

Десять забытых имен

После выхода колонки “Зловещие тайны Мариинского парка: заброшенный памятник героям Октябрьского восстания” одним из откликов стал комментарий пользователя сети Facebook Алексея Янковского, который любезно предоставил некоторые материалы, с которыми хочу вас познакомить.

Речь идет о газетных публикациях киевских изданий 1934-35 годов. Например, интересна публикация из “Пролетарской правды” от 8 июля 1935 года с фото, на котором запечатлена “Площадь ЦВК УССР” и “памятник напротив входа в Мариинский дворец”, в котором легко угадать памятник героям Октябрьского восстания.

Две детали говорят об этом: заборчик вокруг постамента и чаша на его венце. Однако обратите внимание на вершину постамента, под чашей.

Конфигурация не совпадает с фотографиями памятника из веб-энциклопедии “Киев” (см. фото выше), а также известным фото, где рядом с памятником стоят двое военных (см. фото ниже).

Вот еще цитата из статьи “Прекрасная площадь” в издании “Большевик” от 16 декабря 1934 года: “З ініціативи П. П. Постишева на площі почали споруджувати пам’ятник. Пам’ятник роботи архітектора-художника В. Онащенка вже майже готовий. Його суворі монументальні форми утворюють горизонтальну площадку, на якій виступає основний лабрадоровий масив. На ньому було бронзовий або чавунний горельєф з епізодом боротьби за Жовтень у Києві. На двох бокових площинах пам’ятника написані імена героїв, похованих у братській могилі”.

Обратите внимание: “На двох бокових площинах пам’ятника написані імена героїв, похованих у братській могилі”То есть, фамилии погибших все-таки были?

Теперь давайте сравним три вертикальные плоскости памятника на разных снимках. На рисунке из заметки “Прекрасная площадь” мы видим на фасадной плоскости некое изображение, пусть и расплывчатое.

На предыдущих фотографиях видно, что на фасадной плите выгравирован текст. При этом, на левой боковой плоскости фото с двумя военными виднеется неразборчивое изваяние. К сожалению, фотографии с правой плоскостью памятника история не сохранила, хотя именно там могли быть выгравированы имена погребенных.

И еще один нюанс. В иллюстрации к заметке “Прекрасная площадь” использовано не фото, а рисунок. Скорее всего, автор текста использовал авторский набросок почти готового памятника. Получается, имена погибших все-таки знали и хотели увековечить?

Алекандр Кучерук процитировал отрывок из своей книги “Некрополь Мариинского парка”:

— В 1934 году после возвращения столицы в Киев прошло “упорядочение” площади возле ВУЦИК (Всеукраинский центральный исполнительный комитет, так до 1938 года назывался Верховный Совет УССР, располагавшийся тогда в Мариинском дворце), по инициативе Павла Постышева (секретарь ЦК КП(б) Украины) сооружается памятник на могиле героев, погибших в борьбе за Октябрь в Киеве. Земляной холм ликвидировали, на нем установили надгробие архитектора Анащенко. Скошенный постамент, который увенчивается декоративной гранитной урной, на стене памятника хотели поместить барельеф со сценами сражений, а по бокам — фамилии похороненных, однако так этого и не сделали.

По словам историка, тогда власти умышленно не написали на памятнике фамилии погибших. Хотя, судя по фото, барельеф на боковой плоскости все-таки поместили.

“Почему не написали? Были какие-то основания. Я так думаю, имена они знали, но на 1934 год половина похороненных или принадлежали к каким-то враждебным группам, или не к большевистской партии, или имели “неправильные” фамилии”, — поделился своими рассуждениями Александр Кучерук.

Предлагаю посмотреть публикацию в “Киевлянине” столетней давности. Итак, №254за 31 октября 1917 года, заметка “Борьба с мятежниками” из рубрики “Перед выпуском номера”, третий абзац.

Цитата: “В течении дня шла перестрелка. Правительственные войска понесли потери до 100 ранеными, из них 50 тяжело. 4 офицера убиты, между прочим ротный командир чехо-словацкого полка. Большевики стреляют разрывными пулями”.

Очень сомнительно, что у погибшего чехо-словацкого офицера, в день смерти прибывшего в Киев, были близкие или родственники в столице, которые похоронили бы его на кладбище. Можно предполжить, что одного из десяти захороненных в братской могиле мы установили, хотя и не знаем его имени. Зато точно знаем, что он не был большевиком.

По словам Александра Кучерука, восстановить фамилии погребенных уже невозможно. Вряд ли есть такой тайный архив, где их можно отыскать.

Кроме того, историк напомнил об известных захоронениях, место которых уже не найти. Например, неподалеку от Александровской церкви летом 1918 года похоронили маленького сына гетьмана Павла Скоропадского, который умер после неудачной хирургической операции. Чуть позже у современной смотровой площадки похоронили сечевых стрельцов, погибших в бою под Мотовиловкой во время антигетманского восстания осенью 1918 года.

Во время большевистского террора весной 1918 года были расстреляны трое членов Украинской Центральной Рады – Богдан-Александр Зарудный, Леонард Бочковский и Исак Пугач, которых похоронили в Мариинском парке в общей могиле.Причем члены УЦР были не только похоронены, но и расстреляны в парке, рядом в дворцом, где тогда находился штаб вождя большевиков Муравьева. То есть, Мариинский парк – не только некрополь, но и место казней.

След Постышева

В нынешние новогодние праздники фигура крупного большевистского деятеля Павла Постышева неожиданно всплыла в лентах новостей. Случилось это с подачи российского публициста-оппозиционера Александра Невзорова, который в нескольких интервью напомнил публике, что именно Постышев является автором бренда “Дед Мороз”.

По данным Википедии, 28 декабря 1935 года в газете “Правда” было опубликовано письмо Постышева с предложением праздновать Новый год вместо Рождества. А по словам Невзорова, в 1937 году Постышев вывел на сцену Дома Советов Деда Мороза и представил его как “нового социалистического бога”. Напомним, что согласно переписи населения СССР 1937 года около 40% “переписанных” признали себя верующими людьми (в последующих переписях вопрос о вероисповедании был исключен).

На фото: Павел Постышев

Первый секретарь Киевского обкома, позже второй и первый секретарь Компартии УССР Павел Постышев в историю нашего государства вошел как функционер, на счету которого сворачивание украинизации, массовое уничтожение храмов и Голодомор.

Было бы наивно ожидать от такого деятеля, что он сохранит вековые храмы в Мариинском парке. Но и с прахом своих товарищей он поступил почти также.

Обратимся к материалам, предоставленным Алексеем Янковским. Публикация “Майдан в асфальте”, “Пролетарская правда”, 22 апреля 1935.

Цитата: “Майдан проти ЦВК УСРР вчора почали вкривати асфальтобетоном. Майдан, як і вул. Воровського та Привокзальний майдан, вкриють спочатку шаром біндеру товщиною в 5 см, а потім настилом асфальтобетону товщиною 4 см”.

Цитата из приведенного выше материала “Прекрасная площадь”: “Спочатку на площу прийшли грабарі і землекопи. За короткий час вони перекинули 3986 кубометрів землі, розпланувавши вдвое більшу площу. Потім прийшли брукарі. Вони перебрукували 9227 кадр. метрів площі, підготувавши їх під асфальт. Слідом за ними йшли асфальто-бетонярі, які лишили після себе 967 кв. метрів заасфальтованих тротуарів. Площа стала чиста, немов обідній стіл, проте, вона була, як і раніш, порожня й незатишна. Тоді прийшли садівники. Вони принесли квіти — соковиті й пишні — троянди і айстри, нарциси і настурції, півонії та левконії. 83996 квітів усіх кольорів веселки — на 350 кв. м. клумб”.

Бетон, асфальт, земля, цветы. Ни слова о перезахоронениях погребенных в Мариинском парке. То, что Постышеву и его команде не было дела до тел жертв репрессий командующего-бонапартиста Муравьева и чекиста-садиста Лациса — вполне закономерно. Однако в парке на памятнике героям Январского восстания 1918 года (около 700 погребенных) также нет ни одной фамилии.

Кроме того, известно что в большевистскую братскую могилу были позже захоронены такие коммунистические лидеры как Леонид Пятаков, Андрей Иванов, Иван Смирнов-Ласточкин и др. Этот список можно продовжать, но важнее понимать, что даже своих товарищей при Постышеве перезахоронить и увековечить не удосужились.

Что делать с памятником жертвам Октябрьского восстания?

Согласитесь, когда в центре европейской столицы три года стоит разрушенный постамент — это ненормально. Но нужно ли его восстанавливать?

Установлен он не в аутентичном месте (кстати, как и памятник жертвам Январского восстания) — не над братской могилой. Вероятно, разгромленный памятник следует демонтировать, а вместо него устновить общий скромный мемориал с надписью, напоминающей о погибших в боях октября 1917, января 1918 и в прочих сражениях Гражданской войны в Киеве.

Напомним, что братская могила была расположена примерно на месте нынешнего памятника генералу Ватутину (примечательно, что под памятником советскому генералу покоится его прах, о данном факте давно все забыли). Следовательно, мемориал стоит расположить как можно ближе к нему.

Разумеется, сделать это следует по решению Киевсовета, обьявив соответствующий конкурс на создание памятника. Надпись на мемориале согласовать с общественностью столицы. Александр Кучерук, например, предлагает такую версию: “Героям и жертвам Украинской революции 1917-1921 годов”.

И, по возможности, увековечить имена погребенных, сражавшиеся как за власть советов, так и против нее. Каждый пал за свои идеалы, их борьба и их гибель — теперь уже достояние истории.

Константин Гродзинский, журналист