«Золотая акция» Шапрана: как он может вывести Совет НБУ из кризиса

Депутаты финансового комитета выбрали будущего представителя парламента в Совете НБУ: с большим перевесом голосов победил Виталий Шапран, знакомый с внутренней «кухней» работы Совета. Его сильными конкурентами были экс-министр финансов Виктор Пинзеник и несколько экс-банкиров. FinClub следил за тем, как депутаты в течение двух заседаний комитета выбирали финансиста, который может помочь Совету НБУ выйти из управленческого тупика.

Финансовый комитет закрыл вакансию

Выборы нового представителя Верховной Рады в Совет Национального банка 6 ноября заняли всего 5 минут. Члены комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики с помощью рейтингового голосования заполняли вакантное место, возникшее после перехода Тимофея Милованова из Совета НБУ на работу в правительство: депутаты могли поддержать любого из 23 кандидатов или даже всех сразу. Победителем должен был стать финансист с наибольшим количеством голосов, а в случае равного распределения голосов проводился бы второй тур.

Победителем стал Виталий Шапран, кандидатура которого понравилась 17 депутатам. В комитете числятся 32 депутата, но на его заседания ходят не все.

Виталий Шапран известен финансовому рынку как член исполкома Украинского общества финансовых аналитиков, а также бывший главный финансовый аналитик, заместитель директора рейтингового агентства «Эксперт-Рейтинг», где он проработал с 2006 по 2018 год. С 17 декабря минувшего года он изучает работу Совета НБУ изнутри – на должности главного эксперта по вопросам денежно-кредитной политики Совета, являясь «действующим сотрудником НБУ».

Конкуренцию ему на конкурсе составили экс-министр финансов Виктор Пинзеник (10 голосов), экс-почетный президент Укргазбанка Василий Горбаль и экс-глава ликвидированного Евробанка Олег Кобзев (по 9 голосов). Остальные кандидатуры не заинтересовали депутатов (см. график).

 

Совет Нацбанка разрабатывает Основные принципы денежно-кредитной политики и контролирует ее проведение, а также систему внутреннего контроля НБУ. В Совет входит девять человек: по четыре представителя от парламента и главы государства, а также глава НБУ.

Парламент в 2016 году направил в Совет четырех «банкиров» – Виктора Козюка, Елену Щербакову, Веру Рычаковскую, Тимофея Милованова. 29 августа 2019-го Тимофей Милованов стал министром развития экономики, торговли и сельского хозяйства, и 3 сентября его уволили из Совета. Только 23 сентября финансовый комитет объявил конкурс на заполнение вакансии.

«Сотрудничество с МВФ является безальтернативным»

Голосование за кандидатов, оказавшихся в финале конкурса, в среду прошло в их отсутствие. 19 из 23 предварительно отобранных кандидатов еще 16 октября на специальном открытом заседании финансового комитета (тогда не явились Дмитрий Гриджук, Игорь Корнийчук, Павел Ризаненко и Павел Щербань) рассказали скучающим депутатам, «почему их стоит назначить в Совет НБУ».

Кандидаты выступали в алфавитном порядке. Виталий Шапран получил слово предпоследним. После краткой автобиографической справки он «поделился впечатлениями от работы на Совет НБУ». «Это не только монетарная политика, это еще и аудит, и система внутреннего контроля. По отдельным темам систем контроля не все аудиторы «большой тройки» берутся проводить аудит. Много сложных специфических вопросов, которые касаются работы Нацбанка», – рассказал он.

Виталий Шапран акцентировал внимание на существовании проблемы коммуникации НБУ с парламентом. «Никаких специальных отчетов, никаких специальных официальных коммуникаций мы не ощущаем. По крайней мере, при предыдущих созывах Рады. Я так понимаю, что парламентарии в основном используют публичную информацию, которая есть на сайте, но мне бы хотелось, чтобы эта коммуникация была более углубленной. И, возможно, это позволило бы избегать конфликтов или недопонимания», – предложил претендент в члены Совета НБУ.

Главный эксперт Совета НБУ напомнил, что нерезиденты купили ОВГЗ почти на $4 млрд, что составляет 18% валютных резервов НБУ. «Сотрудничество с МВФ в текущем тактическом состоянии является безальтернативным. Я призвал бы и комитет, и парламент приложить максимум усилий для содействия развитию этого сотрудничества», – сказал он. Для активизации кредитования он предложил оптимизировать резервы и помочь предприятиям получить доступ к торговому финансированию на сумму до $2,5 млрд. «Основная причина проблем – высокие уровни «ФОПизации» экономики и оптимизационных схем между группами юрлиц», – сказал он.

Глава комитета Даниил Гетманцев попросил его перечислить «ошибки Нацбанка за последний год». «Поскольку я сотрудник Нацбанка, то вынужден придерживаться этических стандартов, поэтому скажу, что деятельность правления пусть комментирует само правление», – ответил он.

Член комитета Нина Южанина задала вопрос по валютному контролю и сумме невозвращенной валютной выручки, но Виталий Шапран не знал это число. Больше у депутатов вопросов не было.

Расспрос с пристрастием

Многие кандидаты пытались заинтересовать депутатов своими идеями реформирования Совета. «Совет Нацбанка не является независимым органом, к примеру, я не помню, чтобы мы последние четыре-пять лет знакомились с материалами Основных принципов денежно-кредитной политики авторства Совета. Мы всегда рассматриваем то, что готовит правление, – возмущался Станислав Аржевитин. – Я глубоко убежден, что Совет НБУ должен устанавливать ориентир не только на инфляционную цель, но и, возможно, в нашей украинской ситуации взять контроль над учетной ставкой Нацбанка, как это было сделано в Польше». Аржевитин предложил, чтобы глава НБУ перед подписанием меморандума с МВФ передавал документ в Совет НБУ для «заключения».

Исполнительный директор Центра социально-экономических исследований CASE Украина Дмитрий Боярчук поддержал политику инфляционного таргетирования НБУ, но порекомендовал также таргетировать монетарную базу. Укрепление гривны из-за притока денег нерезидентов в ОВГЗ он назвал «нерациональным» и призвал смотреть на мировую ситуацию. «Курс гривны должен быть прогнозируемым», – заявил экс-почетный президент Укргазбанка Василий Горбаль.

Он считает, что Совет НБУ не в полной мере использует рычаги влияния. «Несмотря на норму о невмешательстве в оперативную деятельность правления, Совет имеет достаточно полномочий реагировать на те или иные вызовы или недостатки в текущей работе правления НБУ», – сказал Василий Горбаль. Глава правления Института экономических исследований и консультаций Игорь Бураковский поддержал политику НБУ и необходимость сохранения его независимости.

Экс-министр финансов Виктор Пинзеник похвастался наличием «опыта решения сложных макроэкономических задач» и заявил о необходимости согласования монетарной и бюджетной политики. «Эта согласованность должна быть как на этапе формирования бюджета, так и в процессе его выполнения», – сказал он. Депутаты пытались выудить из экс-министра оценку действий НБУ во время кризиса, поэтому он признал, что НБУ не должен был «проедать валютные резервы».

«Практикующий банкир» Олег Кобзев сейчас работает «линейным руководителем», потому что Евробанк, которым он руководил, ликвидирован в 2016-м «в силу определенных политических и экономических мотивов». Эта информация заинтересовала Даниила Гетманцева и его заместителя Александра Дубинского. «Временная администрация была введена из-за потери ликвидности, которая была абсолютно мгновенной и быстротечной. В Интернете началась глобальная информационная атака на акционера (Адарича. – Ред.), что один банк упал (Фидобанк. – Ред.) и вот следующий. И все произошло буквально за две недели», – рассказал он. Аналогичные вопросы о работе в банках-банкротах пришлось услышать Андрею Климову (работал в Реал Банке), Светлане Кузьминой («Финансовая инициатива») и Александру Ярецкому («Форум», «Юнисон»).

Экс-глава Госфинуслуг Виктор Суслов пытался убедить депутатов проголосовать за него, так как из восьми членов Совета пять непосредственно связаны с Нацбанком: «были в правлении или сотрудниками аппарата» и «Совет НБУ фактически подчинен руководству НБУ и неэффективен». Депутаты с последним тезисом не согласились, раз проголосовали за сотрудника НБУ Виталия Шапрана.

Трехнедельная выдержка

В 2015 году голосование состоялось всего через час после выступления кандидатов. В этот раз депутатам понадобилось три недели. Даниил Гетманцев 16 октября закрыл заседание, объявив, что им «необходимо время, чтобы изучить личные дела и принять сбалансированное решение». «Я объявляю перерыв в заседании, и мы сообщим вам, когда мы вернемся к решению этого вопроса. Это будет или завтра, или послезавтра», – сказал он. «А почему не сегодня голосуем? Потому что вы все по ходу решаете!» – возмутилась депутат от «Европейской солидарности» Нина Южанина.

Но ни в четверг, ни в пятницу комитет кадровое голосование не провел. 18 октября обсуждение на комитете законопроекта об электронных площадках оценщиков завершилось конфликтом, который перерос в скандал с вероятным подкупом членов финкомитета на общую сумму до $330 тыс. Это противостояние довело замглавы финкомитета Александра Дубинского и лидера фракции «Слуга народа» Давида Арахамию до прохождения полиграфа. В последующие недели конфликт был улажен, и депутаты теперь подают совместные законопроекты во благо банковского рынка.

Дело за Радой

Нацбанк не советовал депутатам, за кого им голосовать, хотя и был заинтересован в избрании финансиста с безупречной профессиональной репутацией. Теперь кадровое решение финкомитета должен утвердить парламент. И в комитете, и в сессионном зале у «Слуг народа» большинство, поэтому Виталий Шапран должен быть проголосован автоматически. Но политический процесс бывает непредсказуем.

В прошлый раз Рада растянула кадровое решение почти на год: выбрала представителей в ноябре 2015-го, а назначила их в Совет НБУ только в июле 2016-го. Не обошлось и без скандала: комитет сделал Аржевитина одним из четырех «избранных». Но до сессионного зала его кандидатуру не донесли, а заменили на Виктора Козюка, который пришел к «финишу» в лучшем случае десятым.

Экс-глава совета Ассоциации украинских банков это не забыл. «Предыдущим комитетом меня тоже рекомендовали на семь лет членом Совета Нацбанка, но в результате манипуляций со стороны «Блока Порошенко» меня исключили из списка, вероятно, за мою критику, которую я постоянно высказывал в адрес не совсем корректных действий Нацбанка», – напомнил Станислав Аржевитин.

Возможно, поэтому Шапран сдержанно прокомментировал свою победу в конкурсе. «Для меня это проявление и высокого доверия, и одновременно большая ответственность. Верю, что Верховная Рада в ближайшее время легитимизирует соответствующую рекомендацию комитета», – написал он. Проект постановления № 2400, который вчера зарегистрировал Даниил Гетманцев, парламент сможет рассмотреть не раньше 12 ноября, когда состоится следующее пленарное заседание.

При этом в постановлении «всплыл» важный нюанс. Поскольку Виталий Шапран заменит в Совете НБУ Тимофея Милованова, которого 7 июля 2016-го назначали на пять лет, срок его будущих полномочий в Совете НБУ завершится уже через полтора года – 7 июля 2021 года.

Миссия выполнима

Но даже за такой короткий срок Виталий Шапран сможет сделать многое в Совете НБУ, как минимум – вывести его из управленческого тупика, в котором Совет оказался в конце октября.

Трехлетние полномочия главы Совета Богдана Данилишина истекли 26 октября, поэтому за четыре дня до этого, 22 октября, в ходе заседания Совета он поставил на голосование вопрос о продлении своих полномочий «до проведения очередных выборов главы Совета». Так как эту идею поддержали лишь четверо из восьми членов, а не требуемые пять, она не считается принятой. Исполнять обязанности главы Совета мог бы его заместитель, но эта позиция остается вакантной с момента ухода Милованова. Член Совета Виктор Козюк раскрыл манипуляции Данилишина и заявил, что процедура выбора главы Совета может состояться «после избрания девятого члена». Кроме того, он назвал антиконституционными инициативы Данилишина по реформированию НБУ.

Но Нацбанк не мог больше ждать. Поскольку сейчас у Совета нет формального руководителя, он не может подписать смету административных расходов Нацбанка на 2020 год, которую, согласно закону «О Национальном банке», Совет должен утвердить до 15 ноября – до следующей пятницы. В НБУ пояснили, что этот документ влияет на расчетную цифру прибыли Нацбанка за 2019 год, которая должна быть заложена в уже переданный Кабмином в парламент проект бюджета-2020.

Поэтому глава НБУ Яков Смолий инициировал на 7 ноября внеочередное заседание Совета, на котором переворот не произошел: восемь голосов вновь распределились поровну уже на вопросе выбора того, кто будет вести заседание. Теперь НБУ придется ждать доукомплектации Совета.

Результаты голосования не раскрываются, но речь может идти о следующем распределении позиций. К «группе Смолия» можно отнести Виктора Козюка и Александра Петрика, которые публично защищают институциональную независимость НБУ, и Николая Каленского, который перешел в Совет НБУ с поста директора Центрального хранилища НБУ. В эту же группу входил Тимофей Милованов, который не единожды конфликтовал со своим бывшим начальником. В «группу Данилишина» могут входить Вера Рычаковская, Елена Щербакова и Василий Фурман. Для разблокирования работы Совета Виталию Шапрану после назначения все же придется выбирать, фундаментальные взгляды какой из групп на денежно-кредитную политику Нацбанка ему ближе.

Виктор Козюк видит три сценария развития ситуации. Пессимистический означает формирование большинства, «чья агрессивная критика НБУ незаметно превратится в политическое основание для делегитимизации позитивных изменений в сфере макрофинансовой стабильности и банковского регулирования». Оптимистический сценарий предполагает расширение институциональной способности Совета и выход из состояния «политического флюгера». Промежуточный вариант предполагает «спонтанные «аналитические» выхлопы псевдонаучного характера, которые перемешиваются с более-менее вербально приемлемыми решениями».

Источник: finclub