До старта международного конкурса Евровидение-2017 осталось ровно 7 месяцев. Срок не критический, но, конечно, хотелось бы, чтобы таких месяцев оставалось хотя бы девять — для полноценного рождения крепкого музыкального проекта. Впрочем, по мнению Зураба Аласания (генеральный директор Национальной телекомпании Украины), повода для паники пока нет. И тут уж, как говорится, подоспел бы бюджет: как известно, Кабмин предлагает выделить в будущем году 455,7 млн грн — только на Евровидение-2017.

Зураб, власти столицы говорят, что на подготовку одной только арены и инфраструктуры нужно всего ничего: 1 млрд грн. Минкульт, в свою очередь, утверждает, что столица готова вложить только в шоу не менее 200 млн грн. Какие из этих цифр, согласно вашей информации, реальные, а какие — виртуальные?

Можно говорить о цифре вдвое большей: 2 млрд грн. Это информация от Антона Тараненко, начальника управления туризма департамента экономики и инвестиций КГГА. Эту же цифру косвенным образом подтвердил Виталий Кличко. При этом Виталий Владимирович сразу оговорился, что эти деньги в любом случае были бы потрачены на Киев. Это как раз и есть расходы на городскую инфраструктуру, которая после конкурса останется столице.

Не так давно в одном из интервью из ваших уст прозвучала цифра — 15 млн евро. Якобы для Европейского вещательного союза это некая гарантия на случай возможных рисков в связи с местом проведения конкурса.

Да, эта сумма представляет собой финансовую гарантию владельцу бренда конкурса, Европейскому вещательному союзу (European Broadcasting Union). Эти деньги уже депонированы Украиной в швейцарском банке, почти месяц тому назад. Иначе продолжения разговора о том, что «Евровидение» будет проходить в Украине, и быть не могло. В июне следующего года вся эта сумма вернется в Украину нетронутой.

Что это за деньги — 15 млн евро? Кредит, подарок спонсоров?

Это деньги Украины, позаимствованные в государственном банке. В подобной страховке нуждается хозяин бренда «Евровидение» на случай форс-мажора. Но если конкурс будет проходить в Украине — а он будет проходить здесь — то эти деньги не используются.

Представители Европейского вещательного союза уже были в Украине и кое-что зондировали здесь на предмет готовности и адекватности столицы накануне ответственного международного проекта. Каковы предварительные выводы? И о чем они говорили лично с вами?

Да, представители ЕВС были, причем в немалом количестве. Первыми приехали месяц тому назад исполнительный продюсер «Евровидения» Йон Ола Санд и инспектор Наблюдательного совета «Евровидения» Надья Буркхарт. Они осмотрели все три города, которые тогда оставались для выбора: Одессу, Днепр, Киев. (Как известно, выбыли ранее — Львов, Харьков, Херсон). Причем осмотр проходил еще когда в предложении столицы фигурировал и НСК «Олимпийский». Представители ЕВС осмотрели также киевский Дворец спорта и МВЦ. Словом, все три предложения — от Киева. И вот совсем недавно в столицу приехала делегация в составе 11 человек (уже после победы Киева). Четыре человека от Стокгольма (города, который принимал конкурс «Евровидение 2016»), чтобы поделиться своим опытом. В Киеве за проведение конкурса отвечают заместитель Виталия Кличко — Алексей Резников и его команда, уже упомянутый начальник управления туризма Антон Тараненко и директор департамента культуры КГГА Диана Попова. Мы все вместе осмотрели МВЦ на Левом берегу, место для церемонии открытия и «красной дорожки», евроклуб, Еврогородок на Софийской площади — словом, все предлагаемые городом локации.

Почему Еврогородок предполагается именно на Софийской площади?

Киев аргументирует это тем, что здесь традиционно проходит множество городских праздников. Обсуждали с делегацией и транспортную логистику. Киев готов организовать, кроме автобусных переездов, еще и трамвайно-речное сообщение. Хотят возродить речные трамвайчики на маршруте с Речного вокзала на остров. Власти города помогают и с самим Экспоцентром на Левом берегу, договариваясь с владельцем, ведь эта площадка — частный бизнес.

Зураб, понимая, насколько многоступенчата структура подготовки к «Евровидению», можно ли утверждать, что лично Владимир Гройсман курирует главные фазы тех или иных организационных вопросов по конкурсу? И именно он — центр принятия решений?

Политики обычно полагаются на экспертов. Собраны две группы людей, первая (оргкомитет) — из политиков, вторая (рабочая группа) — из профильных специалистов. Зачем здесь политики? К примеру, когда начнется активный момент заезда туристов, потребуется упрощенная визовая система. Обеспечить ее могут, естественно, не технари, а политики. И таких вопросов уйма. Та же безопасность конкурса: здесь уже фигурируют представители МВД и СБУ. К слову, по этому вопросу как раз Одесса и уступила первенство Киеву. На Киев европейские гости согласились из соображений безопасности. Решение о выделение финансовых гарантий также принимали политики и чиновники. Вторая группа — специалисты по техническим вопросам. Они обсуждают конкретные вещи. Например, какую нагрузку выдержат крыша и полы МВЦ? Как рассчитать транспортные потоки в дни полуфиналов и финала? И т.д. А премьер-министр Владимир Гройсман выслушивает и взвешивает аргументы «за» и «против», после чего принимает текущие решения сам, либо же выносит на голосование организационного комитета.

Разные СМИ высказывают разные прогнозы: мол, Экспоцентр может вместить то ли 12 тыс., то ли 14 тыс. зрителей. Сколько их там поместится?

Более 10 тыс. зрителей — точно. По условиям должно быть не менее 7 тыс. Но и не намного больше. Ведь тот же «Олимпийский», мало того, что обошелся бы очень дорого из-за установки перекрытия, так там еще и слишком много мест. В результате на камеры могли попасть незаполненные места, а это не очень хорошо для телешоу.

А в чем оказалась главная загвоздка в связи со столичным Дворцом спорта, который принимал этот конкурс в 2005 г. и все прошло достаточно успешно?

На самом деле это ведь старое здание, и его реконструкция требует серьезных средств, более 10 млн евро. И все это «минус» для бюджета «Евровидения». К тому же там «Евровидение» уже проводилось — то есть ДС и морально «устарел». Все учитывалось и рассчитывалось. Взвешивали все «за» и «против» относительно «Олимпийского», Дворца спорта, МВЦ. Пришли к выводу, что реконструкция МВЦ — эффективнее всего. Из тех соображений, что МВЦ — это просто большая площадка, которую можно «надстраивать» как угодно. Само здание работает как трансформер.

Если мечтать и прикидывать, то Национальная телерадиокомпания реально что-нибудь может заработать на предстоящем международном музыкальном мероприятии?

Это сложно. Еще даже неизвестно, сколько стран примут участие в будущем конкурсе. 43 страны, 46? Вообще, если говорить о «Евровидении», то речь идет даже не о заработках. В основном это расходы. Но имиджевая прибыль страны — несоизмеримо больше. Это как Евро-2012. Вот столица, по словам Антона Тараненко, планирует заработать на «Евровидении» около 600 млн грн. Ведь туристы приезжают веселиться и тратить деньги. Но это прогноз.

В случае обострения ситуации на востоке страны существуют ли какие-либо планы Х или планы Y относительно особенностей проведения «Евровидения» в центре украинской столицы?

Именно поэтому и было принято решение не проводить конкурс, например, в Харькове, Днепре или Одессе. Силовики уверили, что в Киеве они смогут обеспечить безопасность на 100%. Но не берутся обеспечивать ее в городах, которые ближе к зоне АТО. А безопасность на «Евровидении» должна быть серьезная. Условия сформулированы как «безопасность аэропортового типа». Сканироваться будет вся территория, не только место проведения конкурса, но и места проживания делегаций и туристов. Такова жизнь. И обеспечение безопасности — серьезная проблема не только у нас, но и в Европе.

На сегодняшний день существуют какие-либо информационные потоки, которые приносят вам весть: мол, та или иная страна не рискует ехать в Украину, потому что на Востоке стреляют?

Знаете, даже Россия объявила, что примет участие в конкурсе в Киеве. Сначала, правда, поворчали, но потом заявили, что участие примут, и даже уже называют претендента.

Если Алла Пугачева или Филипп Киркоров решат сюда приехать в мае — их пустят?

Санкционные списки — это вопрос СБУ. Насколько мне известно, тот же Филипп Киркоров не состоит в таких списках. Но в этих списках, к примеру, точно есть Константин Эрнст. Он, как руководитель Первого канала РФ, может ездить на эти конкурсы. И Россия может заявить о приезде Эрнста хотя бы даже для того, чтобы увидеть, как Украина на это отреагирует.

Вернемся к Одессе. Когда был устроен парад городов-претендентов. У вас нет подозрения, что сам парад устроен с политической целью — чтобы на время примирить губернатора Саакашвили и мэра города Труханова?

Какие политические подозрения у меня могут быть, если «Битва городов» от начала и до конца придумана и воплощена нами, НТКУ?! И ни один политик не имел ни малейшего отношения к этому. Все, что они могли сделать, — прийти в прямой эфир и презентовать свой город… В связи с Одессой могут быть разные факторы, но здесь особо важны две даты — 2 и 9 мая… Ведь сам конкурс официально стартует 9 мая. 8 мая — День Европы. Но заезд участников — намного раньше. Технические команды могут наведаться и за месяц (это, кстати, еще одна причина, почему киевский Дворец спорта не подходит: в апреле там запланирован чемпионат мира по хоккею).

Ваш прогноз — сколько иностранных гостей можем ожидать в Киеве уже в мае?

Власти города рассчитывают, что могут приехать около 20 тыс. иностранцев, а надеются и на цифру повыше — до 30 тыс. (еще один козырь столичной колоды: пропускная способность аэропортов «Борисполь» и «Жуляны» достаточна для больших пассажиропотоков). Прогнозы НТКУ по количеству туристов несколько скромнее — до 15 тыс. гостей.

Теперь вопрос о взаимодействии Национальной телерадиокомпании и частного канала СТБ. Этот канал явно хочет, но сможет ли интегрироваться непосредственно в майское действо, то есть в сам процесс трансляции «Евровидения»?

Непосредственно в самом «Евровидении» канал СТБ участие не принимает. Коллеги прекрасно отработали Национальный отбор 2016. И именно это предмет нашего с ними договора. Конечно, они хотели бы и «большое «Евровидение». Я, в свою очередь, прошу их о терпении, с тем, чтобы за несколько лет «поднять» национальный конкурс на серьезную высоту. У нас общая рабочая группа, все принципиальные решения мы принимали совместно с Владимиром Бородянским, главой «Старлайт Медиа». Национальный отбор к «Евровидению 2017» уже стартовал. По финансам — НТКУ платит за лицензию, СТБ берет на себя обеспечение национального отбора. В эфир отбор выйдет в феврале, тогда и станет известно имя участника «Евровидения 2017» от Украины.

Есть ли прикидки относительно ведущих, которые будут представлять Украину в конкурсные дни?

Это тема недалекого будущего. Есть несколько направлений, сегментов, которыми следует заниматься отдельно. Реклама, дизайн конкурса, безопасность, ивенты, телевизионное шоу и т.д. Должны быть приняты на работу первоклассные специалисты. Часть людей будет нанята за рубежом, часть — в Украине, но за пределами канала. У нас не на все хватает компетенций в этом проекте, многое вообще не входит в сферу медиа. Кроме того, канал не может прерывать работу и в текущем режиме. Да и реформирование государственного канала в Общественного вещателя никто не отменял. Так вот, мы объявим конкурс, затем проведем тендер на работы по постановке телевизионного шоу, и лишь потом будем рассматривать кандидатуры ведущих. Но все это — в нынешнем году.

Семь месяцев до старта «Евровидения» — это действительно не критическое время для ответственного междунардного проекта, когда по многим проблемным вопросам у нас здесь даже конь не валялся?

Критичность и даже кретинизм ситуации заключаются в том, что деньги у государства есть, и оно готово финансировать конкурс. Деньги есть и у города. И Киев также свою часть готов вкладывать. Однако и то, и другое невозможно без изменений в бюджете 2016 и принятия бюджета 2017. Произойти эти события должны на сессиях ВР и Киеврады. Это примерно середина, а то и конец октября. А ведь люди бесплатно работать не будут. Европейцы — тем более. Они привыкли зарабатывать, ведь это серьезные специалисты, у них хорошие европейские зарплаты. У нас, увы, не так.

Пять основных шагов, которые нужно сделать без промедления, чтобы не зайти в тупик — что нужно сделать и городу, и государству, и телекомпании?

Если мы говорим о срочных — я бы ограничился даже двумя шагами. Выделение средств из бюджета. И наем людей на работу. Это должно произойти как можно скорее, и это критично важные вещи для конкурса.

Представители ЕМС, курирующие конкурс, лично перед вами ставят какие-то дедлайны?

Конечно, каждый шаг прописан. Уже прописаны и март, и апрель. Кто когда приезжает, кто что делает. Включая даже такие события, как приезд в Украину мэра Стокгольма и передача им символических ключей «Евровидения» Виталию Кличко.

Если вспоминать «Евровидение-2005» в Киеве и предполагать «Евровидение-2017» тоже в Киеве, то какие мощности можно сопоставлять?

В первую очередь изменились и усовершенствовались технологии. «Евровидение» в Стокгольме выглядело очень круто. Есть, кстати, и повод для гордости за Украину. Представьте, в Стокгольме работу операторской техники обеспечивали наши — украинцы. И то же самое будет в Киеве, дома. Наши умеют.

Интересно, вы изучали статистику, скажем так, связанную с «Евровидением-2005» — то есть документацию НТКУ именно по этому конкурсу?

Мы подняли все материалы, имеющиеся на канале. Далеко не все сохранилось, скорее, отрывочные сведения. Цельной картины нет. Но это неудивительно, 2005 год, революция, экстремальный режим. Все решалось и было сделано за два месяца до старта конкурса. У нас сумасшедшие люди, это правда.

Если говорить о фейках с угрозами переноса конкурса в другую страну, — это чистые провокации или действительно существовал риск, что конкурс здесь, у нас, проведен не будет?

Такого риска нет и быть не могло. Затянулось решение о принимающем городе? Да, но не чрезмерно. «Евровидение 2011» в Германии — и немцы решение о Дюссельдорфе приняли только в конце октября. Просто у нас многие нервничали из-за отсутствия информации. Мы же все друг другу не верим. И была масса обвинений от других городов участников — например, от Днепра, от Харькова…

А можно было вообще обойтись без этой игры в лучшие города, если и так понятно, где лучшая инфраструктура для проведения большого международного проекта?

А зачем? Чтобы все опять сказали: мол, «ага, Киев, — ну, понятно, все как всегда». Но отныне Киев уже не будет спать спокойно, ему теперь дышат в затылок другие крупные украинские города. Эй, столица, ты не единственный город в стране, не задирай нос! А что устроили в Харькове на площади? И на какую высоту был поднят Херсон: шутка ли — Херсон участвует в таком соревновании! Львов показал себя с неожиданной, клерикальной стороны. Возможно, это мои домыслы, но они сами внятно не объяснили свой отказ. Полагаю, католический Львов опасается нашествия ЛГБТ. По ощущениям, по тому, что происходит там, думаю, мэрия решила не рисковать. Формально они сказали, что Львову есть на что тратить деньги и помимо конкурса, но мы, мол, готовы конкурс поддержать всемерно, потому что выиграла Украина. В общем, хорошо, что страна открыта даже в своих недостатках. В следующий раз никто не будет относиться несерьезно к полноценным игрокам — другим крупным городам Украины.

Есть ли у вас реальная, а не пиарная «статистика» — о рейтинговом потенциале «Евровидения» за последние годы? То есть куда тянет этот корабль — к новым берегам или на дно?

Меня это удивило, но, согласно статистике, интерес к конкурсу растет из года в год. И зрительский сегмент, который преобладает, меня также удивил: это молодежь. Прежде считалось, что «Евровидение» — это «конкурс для домохозяек», и что молодежь уходит от телевизора в сеть. А вот…

А чем объяснить?

Только тем, что хорошие музыкальные продюсеры устроили классный бизнес из этого конкурса. И молодежь хочет в этом участвовать. При этом я наблюдаю и за детским «Евровидением». Дети очень хотят попасть на этот конкурс, рвутся участвовать, и престиж конкурса не падает. Повторюсь, канал на этом не зарабатывает. Скорее, это вложение средств, инвестиция в знания, в опыт. Деньги здесь заработать сложно, всего дважды за всю историю «Евровидения» канал-хостер оказывался в прибыли. Да и ЕМС — они оставляют себе небольшой процент на содержание сайта, на хостинг, а остальное передают хостеру как компенсацию затрат.

Но на Олимпиаде, несомненно, ваш канал выиграл? Ведь очень многие смотрели?

Из-за того, что команда наших олимпийцев проигрывала, мы тоже проиграли. Все огорчение и разочарование неудачной для Украины Олимпиадой досталось тому, кто эти неудачи показывал. Зато наши паралимпийцы отыграли и нам, и стране, поскольку побеждали.

Приближаются холода, и приближаются тарифы, а ваш огромный телекомплекс на Мельникова мало того, что огромный, так еще и плохо отапливаемый, можно околеть в зимнее время. Есть ли какой-то план действий, чтобы люди не замерзли и чтобы здание не покрылось коркой льда?

Это огромное здание, которое нам не принадлежит. Но мы начали понемногу освобождать «Карандаш», начали «ужиматься». Таким образом высвободили три верхних этажа. Хочу «пустить» туда Таврический университет, наших симферопольских эмигрантов. Молодежь придет учиться в наших стенах, надеюсь, с ноября. Изменим проходную систему, согласуем с ректоратом график учебы, чтобы не пересекались учебные и рабочие потоки. Этот вуз имеет профильные для нас факультеты — журналистики, филологии. Ребят-студентов мы собираемся еще и приглашать в программы в качестве аудитории, изучать их медийные потребности и пожелания в фокус-группах. Кроме того, должен вернуться сторонний бизнес, ушедший из «Карандаша»: те же кафе. Говорят: вас мало, и вы не ходите обедать. А теперь в «Карандаше» появятся еще 300—400 ребят. Мы на университете денег не зарабатываем, они будут платить арендные ставки Фонду госимущества и оплачивать коммунальные услуги… Но дело в том, что холодный монументальный «Карандаш», символ советской гигантомании, нуждается не столько в деньгах, сколько в энергии молодости, которая вдохнула бы в него новую жизнь.