Илларионов: почему Зеленскому лучше говорить с Путиным без посредников

Илларионов: почему Зеленскому лучше говорить с Путиным без посредников
84553 ПЕРЕГЛЯДІВ

Как только украинские руководители пытались заручиться поддержкой Запада, они проигрывали, но если они сопротивлялись хозяину Кремля самостоятельно, у них все получалось. 

За последние 28 лет украинскими президентами накоплен большой опыт многосторонних и двусторонних переговоров с Россией. Результаты показывают, что получается, если проводятся многосторонние переговоры, а что – если двусторонние.

Об этом рассказывает известный политический и экономический эксперт, экс-советник президента РФ Андрей Илларионов, передает сегодня «Главред».

1994 год, подписание Будапештского меморандума Леонидом Кучмой наряду с премьер-министром Великобритании, президентом США, президентом Франции и президентом России. Через некоторое время оказалось, что этот меморандум – просто бумажка, которая никак не защищает Украину. Хотя, если бы Леонид Кравчук, который начинал эти переговоры, и Леонид Кучма, который заканчивал эти переговоры, имели представление о том, что получится в конце концов, они вряд ли бы стали участвовать в такого рода многосторонних переговорах и в подписании этого документа.

Другой пример – участие Леонида Кучмы в двусторонних переговорах с российским президентом Владимиром Путиным в январе 2004 года во время Оранжевой революции, когда подвергался шантажу и давлению относительно применения силы против демонстрантов. Он смог один на один противостоять давлению Путина. Там не было ни французского, ни британского, ни немецкого, ни американского лидера.

За год до того, в 2003 году, когда был Тузлинский кризис, Кучма был вынужден прервать свою длительную командировку в Южную Америку и отказаться от посещения еще четырех южноамериканских стран. Он вылетел из Бразилии прямиком на Тузлу и отдал все необходимые распоряжения. Тогда отгрузка российскими КамАЗами грунта к Тузле прекратилась, а связь с Путиным восстановилась. Кучма, не прибегая к помощи никаких западных лидеров, смог остановить кризис.

Зато в 2014 году, когда исполнявший обязанности президента Украины Турчинов столкнулся с кризисом в Крыму, он вместо того, чтобы применять силы и средства, которые были в его распоряжении (подразделения украинских спецназовцев уже летели на самолетах в Крым, чтобы остановить агрессию), стал советоваться с западными лидерами. Они, естественно, сказали ему не сопротивляться и отдать Крым. Он послушал западных лидеров. В итоге, Крым был оккупирован, а затем аннексирован.

Затем, в том же 2014 году, украинцы не стали советоваться с западными лидерами и начали формировать добровольческие батальоны и воевать на востоке. Потом к ним присоединились Вооруженные силы Украины. Таким образом, агрессия была приостановлена. А захваченная Россией территория ограничилась отдельными территориями Донецкой и Луганской областей.

Владимир Зеленский – президент, не обладающий большим дипломатическим и государственным опытом, ведя переговоры с Путиным один на один, добился обмена и возвращения 35 украинцев. Там опять-таки не было ни немецкого, ни французского, ни американского лидеров. Зеленский добился того, о чем неоднократно заявлял, чего хотел, сам.

А вот Петр Алексеевич Порошенко за пять лет до этого привлек западных лидеров во время первых и вторых минских переговоров. В итоге, были подписаны очень плохие для Украины соглашения – Минск-1 и Минк-2, которые подрывают суверенитет и независимость Украины, обрекая ее на установление путинского контроля над всей страной. Это Порошенко сделал совместно с западными странами.

Поэтому, независимо от того, кем является украинский президент, какой у него бекграунд, опыт и взгляды, если он ведет переговоры один на один с Путиным, он, по крайней мере, не проигрывает. А вот когда привлекаются западные участники, это оборачивается платой за счет Украины.

Об этом свидетельствует опыт, накопленный не только украинскими президентами. Можно вспомнить Михаила Саакашвили в Грузии – американцы (Кондолиза Райз) советовали ему не применять силу и не сопротивляться российской агрессии, но в момент непосредственной агрессии Саакашвили стал сопротивляться, независимо от того, что ему советовали западные лидеры. В итоге, он не проиграл ни независимость, ни суверенитет Грузии.

Это верно и для Украины, и для Грузии, и для других постсоветских стран: как только лидеры этих стран имеют дело один на один с российским лидером, они не проигрывают. Но как только они подключают западных лидеров или вынуждены подключаться сами к многосторонним переговорам, это всегда заканчивается поражением.

Поэтому вывод прост: ведя переговоры с российским президентом, нужно избегать многосторонних форматов и участвовать в переговорах один на один. Именно тогда получается не сдача интересов Украины или другой страны, а победа. По крайней мере, уж точно не поражение.

Автор: Vse.Media

Связь с редакцией - contact.vse.media@gmail.com