Сергей Лямец: “Ринат Леонидович вскинул руку и вскрикнул: “Вільна каса!”

Сергей Лямец: “Ринат Леонидович вскинул руку и вскрикнул: “Вільна каса!”
28018 ПЕРЕГЛЯДІВ

Ринат Леонидович вскинул руку и неожиданно для себя вскрикнул: «Вільна каса!»

На нем был одет нелепый фартук, футболка с вышитыми золотыми кубиками и уродливая кепка. Он заискивающе улыбался.

Ринат Леонидович оторопел. «Как я здесь оказался?» – едва успел подумать он, как получил мощный тычок в спину.

«Стоїть він, скотиняка! – наехал на него прыщавый малорослик с удивительно сочным баритоном. – Або працюй, як усі, або геть з нашої землі!»

Лицо его было до боли знакомым. Он точно его знает, но откуда???

Менеджер оказался ретивым. Он неустанно ругал власть и пинал работников в зале. Свет ярких ламп то и дело отражался в золотой коронке, которая уродливо выпирала из его рта. Было видно, что зарабатывает менеджер очень неплохо.

Работа двигалась. Малорослик улыбчато смотрел на зал с доски, на которой было написано «Отличник гамбургерной подготовки».

Возле соседней кассы стоял двухметровый детина с волевым лицом боксера. Он то и дело переспрашивал посетителей, что они заказали.

«РАБ-гамбургер и две РАБ-картошки?»

«Нет, два РАБ-гамбургера и РАБ-кола!»

«Совсем спортивный», — посочувствовал Ринат Леонидович, упаковывая очередной гамбургер в пакет с надписью «Лучший ресторан республики 2020».

С потолка орал шансон. На стенах портреты героев с оранжево-черными лентами на бородатых пропитых лицах. Энергичный человек небольшого роста с лицом хоккеиста дружелюбно толкнул Рината Леонидовича тренированным плечом.

«Ну шо, в картишки вечером?»

«Не, Борь, я завязал», — машинально пробормотал наш герой, и сам себе удивился.

После окончания смены Ринат Леонидович вышел на крыльцо и по инерции чего-то ждал. Чего-то не приехало, и пришлось вместе с толпой втиснуться в старую электричку. Он поехал туда, куда и все. Где-то там было «домой».

Параллельно электричке по разбитым дорогам на крошечном велосипеде «Орленок» порхал двухметровый детина. Он весело скакал по ямам и концентрировался на позитиве. Периодически вырывался вперед, потом неизменно оказывался носом в луже – но усилием воли вставал и снова догонял электричку.

По пути следования электрички были расставлены биг-борды с непонятными надписями:

«А ты платишь по РАБ-тарифу?»

«РАБ, потому что свободный!»

В тамбуре поезда кто-то демонстративно криво нацарапал:

«Взяли Роттердам, победим и РАБство!»

Все это ровно ни о чем не говорило сбитому с толку герою.

Ноги сами принесли Рината Леонидовича к «домой». «Дома» оказался грязной девятиэтажкой с традиционными тремя буквами на двери парадного.

«Ахметовы. Этаж 05, квартира 79».

В лифте кто-то нассал, но зато он работал. Поднявшись на восьмой этаж, Ринат Леонидович сунул дешевый ключ в старый замок и распахнул дверь.

Внутри пахло детскими пеленками и самогоном. К его ногам подбежала уродливая беспородная псина и радостно завиляла хвостом. На кухне батрачила какая-то женщина. Лица ее не было видно, но бедра очень шикарно выпирали из-под обтягивающего халата.

Ринат Леонидович по инерции шатнулся в другую комнату. Там работал старый телевизор. На его кресле расположился подросток плотного телосложения. Он с хрустом жевал чипсы, глазея на очередное реалити-шоу.

«Что смотришь?», — машинально спросил Ринат Леонидович у не-знаю-кого.

«Хочу быть как все!» Третий сезон», — не поворачивая головы, выпалил подросток.

«Что?» – не понял Ринат Леонидович.

«Та не гони…», — возмутился подросток, не желая больше ничего объяснять.

Где-то рядом заплакал ребенок. Дверь во вторую комнату распахнулась, и оттуда вышла симпатичная девушка с младенцем на руках.

«Привет, папа», — прошмыгнула она мимо ошалевшего него, и передала ребенка в руки подростка, смотревшего «Хочу быть как все!».

Внезапно в двери квартиры громко постучали. Собака истерично залаяла. Ринат Леонидович вздрогнул и отшатнулся от входа. Из кухни выскочила женщина с роскошными бедрами. Она прошипела «Тссс!» и принялась выключать свет во всех комнатах. Подростку она волевым жестом показала выключить телевизор, и в квартире воцарилась темная тишина. Женщина прильнула к Ринату Леонидовичу, и он приятно удивился.

В дверь ломились еще минуты две, потом под нее подсунули какую-то бумажку. Еще через три минуты женщина включила свет. Ринат Леонидович с интересом рассматривал ее косу, свернутую бубликом на голове. Он явно где-то ее видел.

«Что там?» – спросил он машинально, когда симпатичная (как оказалось!) женщина подняла подоткнутую под дверь бумажку.

«Киевэнерго», б…! Опять выселять приходили», — распевчато ответила она, и начала злобно комкать решение суда.

«Киевэнерго»??? «Киев-э-нерго»???!»

У Рината Леонидовича закружилось в голове, он покачнулся… В глазах потемнело. Комната почему-то подпрыгнула и полетела куда-то вверх.

«Ринат! Ринат!» – откуда-то издалека донесся приятный женский голос.

Он открыл глаза. Перед ним была его «жена». Справа и слева от нее в лицо Ахметову озабоченно вглядывались суровые трудовые лица. Люди вполголоса переговаривались.

«Это последняя капля…»

«Загнали человека…»

Непонятно откуда возникшие сограждане сочувствующе дышали перегаром и улыбались неполным боекомплектом зубов.

«Ринат, ты встать можешь?» – поинтересовалась «жена».

Ахметов приподнялся на локтях. Огляделся. Узкая кухня его малосемейки была забита людьми.

«Ринат, идем на «Киевэнерго»! Ты с нами?» – бойко поинтересовался мужичок небольшого роста с быстрыми глазами.

Ахметов подумал, что какая разница – и кивнул. В следующую секунду бодро встал на ноги. Группа товарищей радостно развернулась и ринулась к выходу.

На улице она влилась в огромный поток возмущенных сограждан, которые несли плакаты «Ненавижу Киевэнерго!», «Проклятые кровасосы!» и «Засуньте свои тарифы себе в…» (край плаката заворачивался, и не давал прочесть самое занятное).

В руках люди несли булыжники, факелы и бутылки с зажигательной смесью. Встречные менты с щитами сначала пытались перегородить дорогу, но потом вчитывались в плакаты и присоединялись. Атмосфера была веселой и предреволюционной.

В центральном офисе «Киевэнерго» горел свет. Работа по рассылке завышенных счетов велась круглосуточно.

Толпа протестующих бодро свалила проволочное ограждение вокруг центрального офиса и ввалилась внутрь. Словно кровь в венах, возмущенные сограждане заполняли узкие коридоры, пугая редких встречных сотрудниц с грязными чашками в руках.

На удивление, их никто не пытался остановить. Протестанты долго ходили по кабинетам, пугали клерков и даже с интересом рылись на рабочих столах. Никто особо не возражал.

В какой-то момент перед протестующими возник молодой человек лет 25-ти с неуверенной щетиной на лице.

«Дима, менеджер по связям с Голландией», — представился он делегации и изобразил жеманный поклон.

«Ишь, какой верткий!» — тут же метко «отстрелил» кто-то из горняков.

Верткий принялся рассказывать, что с бастующими готов встретиться сам Председатель. Но кабинет его, к сожалению, маленький. Поэтому Верткий предложил выделить двух делегатов, которые смогли бы говорить от имени всех.

«Юлю давай!» — тут же раздались голоса.

«Пускай Ринат говорит!» — перебивали их другие.

«Пошлите Виталика! Он если что в морду может!»

«Олежка! Постой за народ!»

Верткий внимательно отслеживал вспышки народовластия и тут же оценивал потенциальных кандидатов. Не дожидаясь, пока толпа выберет своих лидеров, он выдернул из толпы Рината и его жену.

«Ринат и Юлия! Отлично!» — громко огласил он, и народ тут же послушно скис.

Не давая им опомниться, менеджер потянул отобранных делегатов к огромной двери и нажал кнопку видеофона. Сверху на них развернулся огромный глаз камеры. Верткий подмигнул ему, и замок щелкнул. Через десять секунд дверь засосала троицу, и дончане остались одни в пустынном коридоре, увешанном баннерами «Киевэнерго».

Перед вошедшими, отвернувшись к окну, стоял человек преклонного возраста. Широкая спина и уверенно расставленные ноги выдавали то ли дзюдоиста, то ли просто любителя поесть. На стене висел его огромный портрет.

«Это наш председатель», — шепнул Верткий на ухо Ринату Леонидовичу.

«Случалось ли вам любоваться тарифами?!» — внезапно громко проговорил человек с портрета и обернулся к ним.

На них смотрели умные пытливые глаза пятого председателя «Киевэнерго».

«Это из «Матрицы»?» — предположил Ахметов.

«О, вы смотрели классику!» — тут же с улыбкой подхватил человек с портрета.

«Ринат Ахметов», — шепнул уже ему Верткий, быстро переместившись по кабинету.

«Ринат! Да ты интереснейший человек! — тут же перешел на «ты» человек с портрета. — И у тебя такая очаровательная жена!»

Он широко улыбнулся супруге Рината Леонидовича, и она слегка смутилась, но не поддалась на дешевые чары.

«Мы к вам с требованиями от простых людей!» — воскликнула она так громко, чтобы ее услышали за дверью.

Ринату Леонидовичу стало слегка неловко перед Председателем.

«Перестань», — тихонько дернул ее за рукав Ринат Леонидович и бочком принялся усаживался за стол для совещаний.

Но человек с портрета на удивление спокойно оценил ситуацию.

«Ну зачем нам ссориться?» — тихонько развел руками он и отодвинул стул напротив.

Жена ровненько присела рядом с Ринатом и приготовилась вести дискуссию.

«Вы, наверное, давно не ели», — трогательно всплеснул руками человек с портрета и подозвал Верткого.

Жена Рината Леонидовича напряглась. Но внезапно в стене на противоположном конце огромного кабинета распахнулась потайная дверь, и в комнату ворвались несколько красавиц в вышиванках. Спустя две минуты стол накрыли по-царски, а делегатам вручили по пакету новогодних конфет.

«Ринат, — доверительно начал человек с портрета. — Вы никогда не думали о том, что мы можем объединить усилия?»

«Мы не торгуем интересами людей!» — внезапно прокричала жена Рината Леонидовича в направлении двери.

Человек с портрета и Ринат Леонидович на секунду замерли от растерянности. Но жена наклонилась к ним и тихим голосом продолжила:

«Что вы предлагаете?»

Ахметов удивленно обернулся на нее.

Человек с портрета хитро улыбнулся, и разложил по тарелкам куски сочной баранины. Он облизал толстый палец и принялся излагать свой нехитрый план.

Делегация митингующих уже второй час изучала баннеры «Киевэнерго». Они уже начинали верить, что никто так не позаботится об экологии и их домах, как работники этого здания.

Периодически из-за двери вырывался громкий женский крик.

«Земля должна принадлежать простым людям!»

Дежурный ухватывал фразу и тут же передавал ее коллективу.

«О земле говорит!» — восхищенно кивал он.

«Юлька молодец!» — роптала в ответ толпа, не слишком заморачиваясь, причем здесь.

«Жена» уже вовсю договаривалась, как они возглавят профсоюз и помогут «Киевэнерго» утвердить новое повышение тарифов.

«Но только ж мы поборемся», — подмигнула она человеку с портрета.

«О чем разговор! – понимающе улыбнулся тот. – Переговоры будут очень сложными».

«Но, к сожалению, тарифы нужно повышать, иначе в домах не будет света…»

«Нечем будет отапливать больницы и школы…»

«Придется сокращать сотни работников «Киевэнерго»…»

«А у них тоже есть дети…»

«Поэтому мы вынуждены были пойти на компромисс…»

Ахметов наблюдал этот пинг-понг с нескрываемым отвращением. Жена жарко наступала ему на ногу и выразительно вглядывалась в глаза.

«Ну так что? Вы нас поддержите?» – еще раз обратился к нему человек с портрета.

Ринат Леонидович кисло улыбнулся в ответ.

«Конечно, — проговорил он и убрал ногу подальше под стул. – Только знаете…»

«Жена» посмотрела на него со странным предчувствием.

«У меня есть лучшее предложение, — проговорил Ахметов и вдруг на удивление резко подскочил. — …Идите вы на@уй!»

На этих словах он ринулся к тяжелой двери и дернул тяжелую ручку. Но та не открывалась.

Человек с портрета игриво переглянулся с Вертким. «Жена» суетливо подбежала к Ахметову.

«Что ты творишь! Это же такой шанс! Или ты хочешь — КАК ВСЕ?!» – по-змеиному прошептала она, схватив его за рукав.

Странное волнение овладело Ринатом Леонидовичем.

«Я не могу, ты понимаешь, не могууу!» – подвывал он в ответ тихим голосом, по-прежнему дергая дверную ручку.

«Да что ты не можешь?!» – никак не могла понять симпатичная жена.

«Мое это все, мое…» – очень странно произнес он.

Ахметова проняло странное чувство… и внезапно он открыл глаза.

«Мое…»

Ринат Леонидович лежал в постели своей любимой квартиры возле Майдана. Было темно. За окном поблескивал Киев. На одной из крыш горела вывеска «Киевэнерго», почему-то на русском.

«Как все…» — Ринат Леонидович стряхнул остатки страшного сна, и вдруг его настиг ужас.

Он схватил телефон, набрал длинный номер и приложил к уху.

«Приемная президента. Слушаю вас», — ответил приятный женский голос.

«Пожалуйста, пожалуйста…» – не нашелся что сказать Ринат Леонидович.

«Соединяю вас, Ринат Леонидович», — откуда-то узнала его имя девушка, и в трубке раздался звук российского гимна.

Он остолбенело сжимал трубку, из которой внезапно послышалось решительное «Алло».

«Простите…» — произнес Ринат Леонидович, и в ответ раздался громкий хохот.

«Шо, не ожидал? – произнес с того конца Портрет, и продолжил смеяться. – Ну что скажешь?»
Ахметов сглотнул.

«У нас же все в порядке?»

«У вас? – удивился Портрет. – Так ты ж хотел быть как все».

«Я как все?!» – искренне возмутился Ринат Леонидович.

Тут в дверь тихонько постучали. У Ахметова упало сердце.

«Кто там?» – прислонив трубку к сердцу, спросил он.

«Відчиняй! Скотиняка!»

И тут Ринат Леонидович проснулся…

Он лежал все в той же квартире. Было темно. За окном синела вывеска «Київенерго». В телефоне 72 пропущенных от абонента «Портрет».

Ринат Леонидович добрался до ванной, включил свет и всмотрелся в свое изможденное лицо.

«Алло…» – раздалось с той стороны, и Ахметов искренне захотел, чтобы в этот раз он проснулся окончательно.

«Да, я принимаю ваше предложение…», — пробормотал он, глядя на свое отражение в зеркале.

Disclamer: События происходят в параллельном измерении, в котором все политики и бизнесмены далеко не такие приличные люди, как в нашем мире. Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.
Во время написания текста ни один политик не страдал.

Лямец Сергей

Автор: Vse.Media

Связь с редакцией - contact.vse.media@gmail.com