На черный день. Поможет ли новая программа МВФ пережить кризис Украине

На черный день. Поможет ли новая программа МВФ пережить кризис Украине
176191 ПЕРЕГЛЯДІВ

После того как Верховная Рада проголосовала за так называемый "закон о банках", принятия которого требовали в МВФ, Украина может рассчитывать на новые кредиты от Фонда. Сколько денег могут дать международные доноры, куда пойдут средства и к чему приведет такая поддержка.

Верховная Рада 13 мая 2020 года устранила последний барьер, который отделял Украину от возобновления финансирования МВФ, – приняла во втором чтении законопроект №2571-д "Об усовершенствовании некоторых механизмов регулирования банковской деятельности", на чем настаивали в Фонде.

Предыдущий транш от Международного валютного фонда страна получила еще при президентстве Петра Порошенко в декабре 2018 года. Тогда ради денег МВФ власти пришлось пойти на непопулярную меру – согласиться на приведение к рыночному уровню цен на газ для населения, что, вероятно, среди прочего способствовало снижению рейтингов Порошенко и его соратников.

“Зеленые”, придя к власти, неоднократно заявляли о необходимости продолжения сотрудничества с Фондом. Однако процесс в течение года стоял на паузе. Ведь в МВФ ожидали решения вопросов об открытии рынка сельхозземли и защите национализированного ПриватБанка от возможного возврата бывшим собственникам – совладельцам группы “Приват” Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову. А власть, со своей стороны, не особо спешила идти на болезненные для себя шаги, пока плачевное положение дел в остановленной из-за карантина экономике не придало дополнительного ускорения.

Сначала в марте 2020-го новой власти удалось сделать то, на что из-за спорности и непопулярности вопроса так и не решился никто из предшественников: превратить сельскохозяйственные земли в товар, проголосовав за законопроект №2178-10 “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины об обороте земель сельскохозяйственного назначения".

Следующий шаг был не менее болезненным. Ведь принятие законопроекта №2571-д "Об усовершенствовании некоторых механизмов регулирования банковской деятельности", который в СМИ называют «антиколомойским», или законом о банках, ущемляет интересы “дружественного” Зеленскому бизнесмена Игоря Коломойского, небезуспешно отвоевывающего ПриватБанк в судах.

Напомним, закон о банках делает невозможным возврат признанных неплатежеспособными финучреждений бывшим владельцам по решению суда. Вместо того экс-акционеры могут требовать денежную компенсацию. Однако для этого придется доказать нанесение им ущерба. Подробно о принятии этого резонансного законопроекта.

Антикризисный конверт

После успешного голосования за закон о банках в Кабмине заявляют, что уже до конца мая получат следующий транш от МВФ. “Насколько мне известно, законопроект согласовывался с МВФ, поэтому я не вижу никаких проблем для подписания новой программы с Фондом”, – говорит Виталий Шапран, член совета НБУ.

Вместе с тем Шапран напоминает, что переговорный статус программы в МВФ понизили с EFF до stand by. EFF обычно предусматривает расширенное финансирование структурных реформ, а stand by идет на поддержание финансовой стабильности.

Из-за смены формата программы в информационном пространстве появилось немало кривотолков. Однако такой шаг стал ответом на вызовы времени, и подобные решения сейчас предлагаются в МВФ не только для Украины.

“Сегодня на первый план выходят вопрос роста дефицита бюджета, вызванный кризисом в связи с COVID-19, и необходимость проведения стабилизационных мероприятий. Именно с этим и связана замена переговоров о трехлетней программе EFF на краткосрочную 18-месячную антикризисную stand by”, – объясняет Алексей Дорогань, исполнительный директор Офиса эффективного регулирования BRDO.

И, как следует из комментария пресс-секретаря МВФ Джери Райса, когда экономика восстановится, акцент поддержки МВФ может сместиться обратно на решение проблем долгосрочных структурных реформ в Украине.

Вряд ли новая программа stand by в силу своей специфики будет накладывать на Украину какие-либо новые жесткие требования. “Ключевым обязательством было принятие так называемого антиколомойского законопроекта, – объясняет Виталий Шапран. – Возможно, появятся какие-то дополнительные условия ближе к началу программы, но я не думаю, что они будут существенными. Украина уже и так выполнила большую часть требований для получения EFF, а условия stand by обычно проще”.

В свою очередь Глеб Вышлинский, исполнительный директор Центра экономической стратегии (ЦЭС), предполагает, что в новой программе будет идти речь об адекватности бюджетной и монетарной политики, а также сохранении реформ, проведенных ранее, в частности политической независимости Нацбанка, Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) и Высшего антикоррупционного суда (ВАКС).

Алексей Дорогань также склоняется к мнению, что требования МВФ теперь будут точечными и не коснутся глубоких структурных преобразований. То есть, скорее всего, речь будет идти о здоровой политике управления дефицитом госбюджета, сохранении гибкой системы курсообразования, инфляционного таргетирования, уровня золотовалютных резервов и т. п.

“У меня возникает ощущение, что Фонд выступает инструментом политического и экономического лоббирования интересов основных его учредителей, и с усилением кризиса на финансовых рынках давление МВФ на Украину может возрастать”, – делится своим видением Виктор Шулик, директор департамента управления проектами рейтингового агентства IBI-Rating. В связи с этим эксперт считает, что в новом меморандуме появятся обязательства пересмотра земельного законодательства, тарифный вопрос, большая приватизация и т. п., то есть будет идти речь о сохранении существующего положения вещей по целому ряду экономических и политических моментов.

Опрошенные Фокусом эксперты пока озвучивают разные суммы возможного финансирования от МВФ в рамках новой программы. “Насколько мне известно, общий объем финансирования составит около $5 млрд, и наличие программы с МВФ разблокирует помощь от ЕС на сумму около €1,8 млрд и еще $1,5 млрд – от других международных организаций”, – уточняет Виталий Шапран.

Глеб Вышлинский предполагает, что в этом году Украина от МВФ может получить до $4 млрд двумя траншами и еще до $4 млрд – от других доноров. По информации Алексея Дороганя, общая сумма соглашения на 18 месяцев составит $3,9 млрд, а первый транш – $1,4 млрд.

Однако, по мнению Виталия Шапрана, главное здесь – не столько заявленные суммы, сколько возможность при ухудшении ситуации оперативно запросить увеличение помощи и кредитов от наших международных партнеров. А учитывая прогнозы развития ситуации в экономике, этот шанс может оказаться весьма кстати.

В результате новых заимствований госдолг Украины в 2020 году заметно вырастет в объемах. Однако в периоды экономических кризисов это неизбежное и вполне допустимое явление.

Страховка от провала

Изначально планировалось, что большая часть кредитов МВФ пойдет на финансирование бюджетных расходов и какая-то их доля поступит в золотовалютные резервы НБУ (ЗВР). Подобная поддержка для бюджета была бы жизненно необходима.

Однако дефицит главной финансовой сметы страны после пересмотра в 2020 году составляет почти 300 млрд грн (около $11,240 млрд по курсу НБУ на середину мая 2020 года). А согласно даже самым оптимистичным ожиданиям, озвученным экспертами, средств международных доноров поступит заметно меньше.

Однако Виталий Шапран рекомендует рассматривать деньги от МВФ и ЕС как дополнительное подспорье, источник валюты для поддержки уровня ЗВР в критической ситуации, но не основной источник финансирования дефицита госбюджета. По его мнению, для латания бюджетной дыры у Украины будет достаточно внутренних ресурсов, если навести порядок на вторичном рынке облигаций внутреннего госзайма (ОВГЗ), либерализировать формирование банками резервов под ОВГЗ и внести некоторые изменения в расчет алгоритмов ликвидности банков.

По мнению Дмитрия Чурина, главы аналитического департамента инвестиционной компании Eavex Capital, финансирование от МВФ при текущей глобальной экономической ситуации необходимо Украине прежде всего для рефинансирования возврата предыдущих кредитов от Фонда и расчетам по другим внешним долгам. А по подсчетам собеседника Фокуса, за период с мая по декабрь 2020 года правительству только на выплату процентов по внутреннему и внешнему госдолгу необходимо потратить 62 млрд грн и $1,2 млрд соответственно. 

“Украина постоянно находится под прессингом поиска финансовых ресурсов под более низкие ставки для возможности погашать и обслуживать уже существующий государственный и гарантированный государством долг, который в абсолютных цифрах сейчас составляет эквивалент в $80 млрд”, – заключает Дмитрий Чурин. При этом кредиты МВФ как раз и выступают тем недорогим ресурсом, который обходится в разы дешевле, чем заимствования на рынке.

“Программа МВФ в сложившейся ситуации – спасательный круг для бюджета и госдолга, так как внешние рынки сегодня фактически закрыты для Украины, да и стоимость заимствований была бы очень высокой”, – подтверждает Тарас Котович, старший финансовый аналитик группы ICU. – А, находясь в программе МВФ, бюджет может получить в этом году около $5–7 млрд из различных источников, что позволит покрыть внешние долговые выплаты”.

Не стоит воспринимать близкое достижение договоренностей с МВФ и как спасение от кризиса, в который проваливается украинская экономика в 2020 году. Падения ВВП, роста безработицы и снижения уровня доходов населения, увы, не удастся избежать как без кредитов МВФ, так и с кредитами. Однако средства МВФ позволят смягчить удар при падении и подстраховаться от резкой девальвации нацвалюты.

“Ситуация в регионе остается очень напряженной: кроме плохих прогнозов на 2020 год по экономике ЕС и Великобритании мы уже наблюдаем валютный кризис в Турции, – заключает Виталий Шапран. – Поэтому для Украины как для страны, в прошлом склонной к валютным кризисам, было бы важно получить страховку от очередного обострения состояния дел в экономике”. Такой страховкой как раз и станут средства МВФ и других международных доноров.

В результате, по оценке Алексея Дороганя, Украина хоть и не получит мощного стимула для роста, однако не упадет в кризисное долговое пике неплатежей. То есть для граждан ужасы 1990-х годов с гиперинфляцией, скорее всего, не повторятся.

В свою очередь Виктор Шулик считает, что жесткие рамки сотрудничества с Фондом могут снизить возможности правительства по использованию фискальных и монетарных инструментов для поддержки экономики. С одной стороны, это может удержать от таких неоднозначных шагов, как финансирование дефицита госбюджета за счет эмиссии. С другой стороны, вряд ли удастся инициировать заметное снижение налоговой нагрузки на бизнес.

focus.ua

Теги: НБУ,МВФ,кризис
Автор: Vse.Media

Связь с редакцией - contact.vse.media@gmail.com